«Тяга земли русской»

Сергей ГРОМОВ

26.01.2018

Н. А. Ярошенко. Портрет В. С. Соловьёва. 1892165 лет назад, 28 января 1853 года, родился мыслитель и литератор Владимир Соловьев, которого многие считают основоположником нашей христианской философии. Владимир Сергеевич оставил после себя чрезвычайно богатое и разнообразное наследие, но еще больше написано о нем самом. Речь идет не только о научных работах и восторженных отзывах. Так, например, в статье Василия Розанова «Вл. Соловьев и Достоевский» звучит любопытный анекдот:

«С Достоевским у Соловьева были тесные отношения, как биографические, так и идейные. Вместе они ездили в 1880 году в Оптину пустынь, чтобы видеть и говорить со знаменитым старцем о. Амвросием, который представлял в свое время великое и исключительное явление духа и труда. Здесь же оба они виделись с К.Н. Леонтьевым, медиком-публицистом-монахом-эстетом. Эти четыре лица, собранные на одной точке, в одной беседе, могли представить собою «тяги земли русской», как говорится в былинах».

Розанов, мягко говоря, не находил систему философских взглядов Соловьева безупречной, а сообщая о встрече в Оптиной пустыни квартета признанных властителей дум, не счел нужным опираться на точные, проверенные факты.

В действительности Федор Михайлович и Владимир Сергеевич ездили в легендарную обитель не в 1880-м, а двумя годами ранее, и Константина Леонтьева никто из них там, скорее всего, никогда не видел. Но эта вольность рассказчику простительна. Произвольно собрав «четыре лица на одной точке», он оказался прав в главном: гениальный Достоевский, старец Амвросий (прототип о. Зосимы в «Братьях Карамазовых»), блестящий консервативный мыслитель Леонтьев и жрец культа Софии-Премудрости, адепт теории глобального всеединства Соловьев — бесспорно, одни из самых знаковых героев отечественной истории второй половины XIX столетия.

Наше сегодняшнее внимание к дореволюционному периоду отчасти связано с тоской по интенсивности интеллектуальной жизни. Споры велись нешуточные, идеи выдвигались неординарные и сложные. А Владимир Соловьев — и в том его огромное значение — оказался на короткий момент центром той насыщенной эпохи: к нему сходились множество нитей, а следы его влияния можно найти и много позже — в «Докторе Живаго» Бориса Пастернака, например.