Честность — ​лучшая стратегия

Петр АКОПОВ

28.10.2016

Фото: Kremlin.ru

Валдайские выступления Путина всегда ждут как главную внешнеполитическую речь года — ​причем цитируют и анализируют в основном его ответы на различные вопросы экспертов. Последние порой превращаются в весьма цепких и компетентных журналистов (впрочем, многие ими и являются) — ​спрашивают о недавних переговорах, просят прокомментировать то или иное событие. В минувший же четверг интереснее было услышать от президента развитие мыслей, которые он сформулировал накануне «Валдая»: его речь оказалась наполнена гораздо более важным содержанием, чем «актуальные темы», волновавшие экспертов.

Третья декада октября ознаменовалась двумя выступлениями, претендующими на то, чтобы остаться в истории: 23-го числа в Геттисберге Дональда Трампа и 27-го в Сочи на заседании клуба «Валдай» Владимира Путина. Их темы формально не имеют между собой ничего общего — ​как и аудитория, к коей они были обращены. Трамп апеллировал ко всем американцам — ​речь и называлась «Контракт с Америкой», а Путин говорил с мировым сообществом, адресуясь к национальным лидерам и просто политически активным жителям Земли. Но объединяет оба доклада гораздо большее: честный анализ ситуации людьми, которые никого и ничего не боятся, называют вещи своими именами и предлагают действовать, а не делать вид, что все хорошо в то время, когда все плохо. Кроме того, в них говорится, по сути, об одном и том же враге — ​не Трампа и не Путина, а человечества. Глава России назвал его наднациональной элитой, кандидат в президенты США — ​«вашингтонской системой». Но это две стороны одной медали — ​просто одна видна американцам, а вторая — ​всему миру.

И хотя у Путина есть власть и огромный опыт в международной политике, а Трамп может и не выиграть выборы, смысл сказанного ими от этого не меняется: потребность в смене коррумпированного политического истеблишмента в Америке будет только расти, и способы реформирования «вашингтонской машины», предложенные соперником Хиллари Клинтон, все равно окажутся востребованы. Трамп атакует оторвавшуюся от народа и защищающую лишь собственные интересы элиту — ​точнее ту ее часть, что давно уже стала наднациональной и считает себя выше всех мировых цивилизаций. Использующую США как фундамент для построения глобальной империи нового типа. А Путин рассуждает о глубочайшем кризисе, в который элита завела мир, и о растущем разочаровании в ней не только со стороны неатлантических стран, но и народов Запада: «Люди голосуют совсем не так, как им советовали официальные, респектабельные средства массовой информации, и не так, как это рекомендуют так называемые системные партии… Сперва такие неудобные результаты поспешили объявить некой аномалией, случайностью. Когда они стали повторяться, заговорили о том, что общество не понимает тех, кто находится на олимпе власти… а то и вовсе доходят до истерики, мол, это следствие зарубежной, как правило, российской пропаганды».

Путин отмечает, что расширяющийся слой наднациональной олигархии и бюрократии фактически не избирается и не контролируется обществом. В итоге «простые люди, рядовые граждане перестают доверять правящему классу, вот в чем проблема». А что же сами «небожители», как они реагируют на эти настроения? Российский президент дает на это ответ: «Элита словно не замечает углубляющегося расслоения в обществе и размывания среднего класса, и при этом насаждают идеологические модели, которые, на мой взгляд, разрушают культурную, национальную идентичность. А в некоторых случаях, в некоторых странах и жертвуют национальными интересами, отказываются от суверенитета в обмен на благосклонность сюзерена».

Наш лидер говорит не просто о Трампе, Ле Пен, «Брекзите» и «Альтернативе для Германии», а о том, что элиты, продвигающие атлантический проект глобализации, уже не могут контролировать ситуацию даже в странах Запада, в своем ядре. Именно они, наднациональные «сообщества избранных», и являются главным противником что России, что Китая, что Европы, да и самой Америки, которую пытается вернуть в состояние государства, а не орудия глобализации Дональд Трамп. Путин не просто ставит диагноз — ​он фактически предсказывает маргинализацию, то есть потерю власти такими наднациональными группами. Это и называется стратегическим мышлением, и если раньше Россия выступала как «знаменосец коммунизма» для всего человечества, то теперь уже самим ходом истории она выбрана на роль центра сопротивления антицивилизационному проекту. Для этого президенту РФ не нужно говорить с народами мира на языке классовой идеологии или употреблять религиозные термины — ​достаточно просто вскрыть те реальные противоречия, которые возникли между нациями и отделившимися от них элитами.

Не Путин ведет к власти Трампа и Ле Пен, не Путин подрывает доверие к Евросоюзу и влияние США в мире — ​но он четко и ясно обозначает причины происходящего. И одно это дает ему и России огромное моральное и пропагандистское преимущество, которое он успешно использует в геополитических сражениях, — ​потому что никто другой из мировых лидеров не рассказывает об этом так откровенно и доходчиво. И никого другого на Западе (не говоря уже о Востоке) не слушают с таким вниманием — ​как те, кого Путин обличает, так и те, кто видит в нем союзника.