Проспект Бразилии

Петр АКОПОВ

16.05.2016

Отстранение от власти президента Бразилии Дилмы Роуссефф — ​событие не только внутриполитического, но и международного значения. Самая влиятельная страна Латинской Америки в XXI веке претендует на то, чтобы стать глобальным игроком, однако внутренние противоречия могут помешать гиганту войти в клуб великих держав.

Бразильский сенат начал процедуру импичмента в отношении главы государства и отстранил от должности Дилму Роуссефф — ​пока временно. Ее обвиняют в нарушении бюджетного законодательства: правительство перебрасывало средства из одних статей расхода на другие. Не самое тяжкое, скажем так, прегрешение. Понятно, что это лишь повод для того, чтобы отодвинуть от власти Партию трудящихся: удар направлен как на Роуссефф, так и на ее предшественника, лидера партии Лулу да Силва. В 2003-м харизматичный марксист Лула стал президентом крупнейшей латиноамериканской страны, а спустя два срока высший пост «унаследовала» его соратница Роуссефф, дочь болгарского эмигранта-коммуниста. Партия трудящихся не построила в Бразилии социализм — ​и даже не конфликтовала с транснациональным капиталом, — ​но сумела добиться заметного прогресса. Вырос уровень жизни бедных слоев и среднего класса, позиции в мире существенно укрепились. Развивалась промышленность, особенно авиационная отрасль и строительство, ширилось экономическое сотрудничество с Китаем, страна активно участвовала в формате БРИКС. Провела чемпионат мира по футболу, а в этом августе примет Олимпиаду. Большую роль играет Бразилия и в интеграционных процессах в Южной Америке — ​без нее просто невозможно добиться того, чтобы континент превратился в один из ключевых центров силы XXI столетия.

Но экономический кризис последних лет, пришедший на смену многолетнему росту ВВП, подорвал доверие к Роуссефф и Луле, тем более что сложностями активно пользовались их противники, среди которых большая часть местной элиты: с помощью подконтрольной прессы они развернули настоящую кампанию диффамации двух президентов. Вообще ахиллесова пята Бразилии — ​это ее истеблишмент; федеративная по своему устройству страна так и не смогла за два века независимости сформировать собственный высший класс. Огромное значение играют штаты, в первую очередь самые крупные, бизнес в основном завязан на транснациональные корпорации или представляет собой наследственные олигархические кланы, политические партии управляемы и коррумпированы. Главной общенациональной структурой является армия — ​но и она долгие годы находилась под американским влиянием. Это сильное внешнее давление не могло не сказаться на мировоззрении правящих верхов, оно породило своеобразный «комплекс провинциала», что никак не позволяет Бразилии занять подобающее ей место в мире. Да что там в мире! Даже навести порядок у себя дома не получается.

В прошлом веке в стране было два сильных президента — ​Варгас и Гуларт. Они пытались провести серьезные реформы, направленные на укрепление самостоятельности, однако были отстранены от власти военными. Варгас покончил жизнь самоубийством в 1954-м, а Гуларта спустя десять лет свергла хунта. Установившаяся тогда двадцатилетняя военная диктатура и «воспитала» Лулу и Роуссефф, последняя даже успела посидеть в тюрьме. Оба вышли на политическую арену после того, как закончилось время полковников. Но созданная левыми интеллектуалами Партия трудящихся, победив в 2003 году, так и не смогла вырастить полноценный кадровый резерв — ​работала с теми, кто был. И теперь ее обвиняют в коррумпированности, причем выставляя правительства Лулы и Роуссефф как чуть ли не самые грязные в истории…

Демонстраци в поддержку импичмента Дилмы Руссефф

Это, конечно же, ложь — ​например, в отношении Роуссефф нет вообще никаких подозрений и уж тем паче обвинений. Расследование коррупции в государственной нефтяной компании «Петробраз» длится несколько лет и, кстати говоря, было начато именно при Роуссефф. «Под колпаком» находится большая группа депутатов нижней палаты парламента — ​от всех политических объединений. Все они лоббировали заключение контрактов нефтяниками с теми или иными строительными компаниями в своих штатах, за что получали «откаты». Это врожденный порок бразильской системы, и началась коррупция, естественно, задолго до рождения Партии трудящихся. Зато ныне с помощью горячей темы традиционные продажные элиты пытаются отстранить социалистов от власти.

Импичмент Роуссефф, повторюсь, инициируют совсем по другому поводу — ​из-за нарушений в бюджетном законодательстве. Однако именно коррупционный скандал создает атмосферу недоверия, необходимую для проведения процедуры отречения. Президент уже назвала решение сената переворотом, но подчинилась ему, понимая, что общество расколото. При этом в сценарии устранения Роуссефф все очень непросто, в том числе и потому, что у противников ее нет единого лидера, а коррупционный скандал бьет по всей политической элите, независимо от партийной принадлежности. Дальнейшее раскручивание истории «Петробраз» может привести к полной перезагрузке первых рядов бразильской верхушки — ​как федерального, так и регионального уровней (поэтому, кстати, нереально предсказать, когда и чем закончится нынешний кризис).

Инициировавший импичмент спикер нижней палаты Эдуардо Кунья фигурирует в деле о коррупции — ​обнаружены его счета в Швейцарии. Неделю назад он был отстранен от руководства палатой. Имя «исполняющего обязанности президента» вице-президента Мишеля Темера также упоминается в связи со скандалом, да и без того он не пользуется популярностью. Если в ноябре Роуссефф лишится должности, то Темеру будет сложно удержаться в кресле до 2018 года — ​скорее всего, придется проводить досрочные выборы. Только совершенно непонятно, кто в них станет участвовать. Самыми популярными политиками страны еще недавно были главный соперник Роуссефф на предыдущих выборах социал-демократ Аэсио Невес (сын бывшего президента) и Лула. Однако последнего сейчас всячески пытаются замазать в коррупционных схемах, чтобы лишить возможности выдвигаться, а Невес, экс-губернатор штата Минас-Жерайс, причастен к делу «Петробраз» — ​так что никого даже условно чистого на бразильском олимпе не наблюдается. В любом случае понятно, что страна вошла в период политического шторма и как минимум ближайшие пару лет ее будет сильно трепать.

Демонстраци в поддержку президента страны Дилмы Руссефф

Как такая ситуация отразится на международных позициях? Даже при окончательном уходе из власти Партии трудящихся Бразилия не откажется от самостоятельной внешней политики — ​времена, когда Штаты правили Южной Америкой, прошли. Комсостав бразильской армии представляет собой национально-ориентированные силы, такие факторы, как экономические связи с Китаем и активное участие в работе БРИКС, уже невозможно отменить. Понятно, что в отличие от Роуссефф, которой хватило решимости на два года отложить поездку в США (это произошло после того, как выяснилось, что она подвергалась слежке со стороны американских спецслужб), и. о. президента Темер или новый гипотетический глава государства Невес не готовы делать столь резких движений. Более того, они бы, может, и хотели вернуться в проамериканский фарватер — ​да Бразилия за время правления Партии трудящихся стала другой. Полноценный реванш транснационального капитала теперь не пройдет — ​и местный бизнес не удовлетворится крошками, и у части элиты появился вкус к собственной игре.

Главный козырь Бразилии — ​возможность выступать «центром сборки» единого южноамериканского полюса силы. Экономическая и политическая интеграция континента под руководством самой крупной страны способна принести ему настоящую независимость, а самому флагману — ​миссию защитника интересов Латинской Америки при формировании нового мирового порядка. Это не просто постоянное место в Совбезе ООН — ​это совершенно новый уровень представительства на планетарной арене. Если раньше США считали все Западное полушарие своим задним двором, то за последнее десятилетие их влияние в Южной Америке существенно ослабло. А экономическая экспансия Китая, возвращение в большую игру России, кризис Евросоюза и общий тупик атлантической глобализации дает латиноамериканцам шанс выйти, наконец, из положения нестабильного континента-придатка.

Левый поворот, который произошел во многих странах Латинской Америки в начале столетия, сейчас пытаются объявить провалившимся — ​поражение перонистов в Аргентине, трудности социалистов в Венесуэле, теперь вот кризис в Бразилии. Однако антиимпериалистические национальные силы сделали главное: они показали своим народам и соседям, что можно быть субъектом, а не объектом глобальной политики. И повернуть вспять этот процесс уже нельзя. Как бы этого ни хотелось Вашингтону и ориентированным на него местным представителям «офшорной аристократии».