«Телохранитель жены киллера»: BLM-боевик как орудие всемирного разрушения

Алексей КОЛЕНСКИЙ

25.06.2021

TELOHRANITEL-5.jpg


На экранах — комедийный боевик с жестким подтекстом: «Телохранитель жены киллера» Патрика Хьюза рисует мрачные перспективы Евросоюза в свете американской повестки.

Замысел первой серии («Телохранитель киллера», 2017) был неплох. Австралийский режиссер Патрик Хьюз озадачился вопросом: что останется от бондианы за вычетом романтичного агента ее величества? Очевидно, все тайное (злодеи, заговоры и интриги) выйдет на передний план и сделается чересчур явным, гротескным... и, как оказалось, злободневным.

В «Телохранителе киллера» Гаагский трибунал судил авторитарного президента Белоруссии (в российском прокате — Боснии), но процесс не клеился — Владислав Духович (Гэри Олдмен) умудрялся устранять свидетелей из-за решетки. Последним козырем ЕС стал бывший наемник диктатора, отбывающий пожизненный срок Дариус Кинкейд (Сэмюэл Л. Джексон). Доставить киллера в суд подрядился незадачливый телохранитель Майкл Брайс (Райан Рейнольдс). В итоге злобный Духович получил приговор, отвязный головорез Кинкейд — свободу, а пай-мальчик Брайс — одни неприятности: амбициозный, толерантный белый парень был вынужден прикрывать телом чернокожего убийцу, неустанно третирующего своего спасителя. В каждой шутке есть доля шутки: «Телохранитель киллера» красочно воспел наступающую эпоху БЛМ. Сиквел дает прозрачный намек на содержание новой американской повестки.

Последствия авантюры оказались для Брайса убийственны: в прологе «Телохранителя жены киллера» он лишился профессиональной лицензии, карьеры и самоуважения — потерялся и присел на уши психоаналитику. Не вынеся нытья, мозгоправ отправил бодигуарда отдохнуть на европейском курорте. Да не тут-то было. Буйная подружка киллера Соня Кинкейд (Сальма Хайек) разыскала Брайса и убедительно попросила освободить ее мужа, вновь угодившего в капкан Дариуса. Сказано — сделано, однако против воли троица впуталась в операцию Интерпола, пытающегося обезвредить террориста-мегаломана.

Греческий магнат Аристотель Попадопулос (Антонио Бандерас) — более прогрессивный тип, чем ретроград Духович, — решил отомстить обанкротившим его родину евробюрократам и направленными электромагнитными взрывами уничтожить все серверы, по сути — разрушить Евросоюз. Для того чтобы одолеть злоумышленника, нашей троице приходится сражаться с собственной тенью — тремя сподручными Попадопулоса, не имеющими проблем с законом. Толстый намек: будь «наши ребята» людьми поприличней, они бы не спасали, а разрушали Европу. А так им приходится сражаться с «мировым злом» под угрозой шантажа агента Интерпола — именно поэтому, как неофициальные агенты, они подобно 007-му обладают правом на убийство. Тем не менее Брайсу никак не удается избавиться от роли мальчика для битья — его сбивает авто, переезжает катер, он ловит пули, получает все затрещины, в основном от подельников. В предыдущей серии над телохранителем глумился один клиент, теперь — сладкая парочка. Чета Кинкейд не церемонится и друг с другом — мексиканка Соня дразнит афросупруга кукарачей (черным тараканом. — «Культура»), тот так же не стесняется в выражениях, нормы политкорректности тщательно блюдет лишь дрессированный телохранитель.

Возникает неловкий вопрос: почему убойная парочка повсюду таскает лузера за собой? Неожиданная, но уместная аналогия проясняет суть похождений: больше всего подельники напоминают Лису Алису и Кота Базилио, взявших в оборот разумненького Буратино. Наивная, но цивилизованная «деревяшка» Брайс нужен им как пропуск в европейский высший свет — Страну дураков. Финал подтверждает догадку, но этот факт не красит историю: истеричные эскапады Хайек, отстраненно зубоскалящий Джексон, меланхоличный Рейнольдс разыгрались на «Золотую Малину», их выручает лишь комичный мордобой. Режиссер решил подвергнуть ревизии жанр бадди-муви и изобрести оригинальный БЛМ-фикшн: получился микс пародийного боевика и гиньоля, комедии идиотских положений и комедии свободных нравов.

Причудливая «упаковка» подчеркивает суть послания: американский истеблишмент рассматривает усиливающуюся метисизацию США как инструмент внешней экспансии. «Телохранитель жены киллера» манифестирует «предложение, от которого нельзя отказаться»: безусловное приятие и интеграция мулатизированных американских экспатов в качестве высшей, неподсудной расы новых господ или ликвидация общеевропейской инфраструктуры. Принципиально важно, что речь об изгоях Нового Света, стоящих вне закона, — Старый Свет воспринимается ими как легкая добыча, а его граждане — как люди второго сорта, наподобие подлежащих резервации индейцев. «Обиженные» страны европейской периферии рассматриваются неоколониалистами как провокаторы и ситуационные союзники. Внешне это выглядит наивно и инфантильно, но не стоит забывать, что речь идет о гротескно-маргинальном жанре.