Сергей Лавров: «Пока финансируется не кино, а делающие его продюсеры, ситуация не сдвинется с мертвой точки»

Алексей КОЛЕНСКИЙ

03.12.2020

Фото: Кирилл Зыков / АГН МОсква.


Доля отечественного кино в прокате выросла до 42 процентов. Но все ли так однозначно? «Культура» обсудила повестку с ведущим независимым аналитиком кинопроцесса, социологом Сергеем Лавровым.

— Успешно ли работает кинопрокат при карантинных ограничениях?

— В части голливудских сборов — несомненно: «Довод» уверенно подбирается к миллиарду рублей, демонстрируя высокую посещаемость на девятой неделе, успешны «Мулан», «После. Глава 2» и «Ведьмы». С российскими релизами все хуже, за двумя исключениями. «Стрельцов» собрал более 361 миллиона при 330-миллионном бюджете и 60-миллионном маркетинге — его посмотрели полтора миллиона зрителей. Для российского кино это нормально. Следующего по популярности — «Вратаря Галактики» с миллиардным бюджетом увидели полмиллиона человек. Но подоспела комедия «Непосредственно Каха!». Не видя фильм, я пророчил ему 150 миллионов, но релиз перенесли с 1 апреля на 12 ноября, и про «Каху» все забыли. Придя в кинотеатр, понял: вот он — кассовый хит. При бюджете 55 миллионов (снят максимум за 25, видимо, остальные деньги ушли на гонорары актерам и режиссеру Виктору Шамирову), сделанный без господдержки «слипер» (фильм, от которого никто не ждал успеха. — «Культура») соберет 550–600 миллионов рублей — великолепный коммерческий результат, единственная несомненная удача.

— Почему «слипер» разбудил народ?

— Думаю, в силу популярности одноименного веб-сериала и ставки продюсеров на успех у собранной им 8-миллионной аудитории на Ютьюбе. Для киноверсии был написан специальный сценарий, из диалогов вычищена ненормативная лексика… Фильм был готов в 2018 году, продюсеры Yellow, Black and White долго ходили по дистрибьюторским компаниям, предлагая это кино. В конце концов уговорили ЦПШ, и успех превзошел самые смелые ожидания. Почему? Это честный развлекательный фильм, рассчитанный на массового зрителя, с юмором «ниже пояса», но это нормально, ведь кино снимают не для критиков. Люди в зале смеялись, забывали про свои проблемы...

— О чем свидетельствует этот нечаянный успех?

— О проблемах с госмоделью финансирования отечественного кино и потолке сборов, достижимом нашими фильмами. При почти отсутствующей голливудской конкуренции, мы взяли около 42 процентов осенней кассы. В конце года, когда выйдут «Чудо-женщина: 1984» и сиквел «Семейки Крудс», доля заметно просядет. Тем не менее это первая победа российского кино с 1992 года, его доля никогда не поднималась выше 29,7 процента (в 2005 году). Хотя, на мой взгляд, это пиррова победа.

— Каковы приблизительные сборы российских кинотеатров за ковидный 2020-й?

— Около 15–20 миллиардов рублей, сравнительно с прошлогодними 60 миллиардами (доля российских картин — 20,9 процента сборов, 12,5 миллиарда рублей). В прокате окупается максимум 7,5 процента отечественных картин. На этом фоне особенно внушительно смотрятся успехи двух реальных лидеров индустрии. У Yellow, Black and White девять прибыльных проектов, четыре кассовых хита, включая двух годовых чемпионов — «Последнего богатыря» и «Холопа» — и всего семь провалов. Куда более амбициозное и технологичное кино делает «Студия ТРИТЭ Никиты Михалкова», абсолютный лидер кассовых сборов по совокупности успехов «Легенды №17», «Экипажа» и «Движения вверх». За десять лет применения модели безвозвратного финансирования лишь эти две компании доказали эффективность бюджетных вложений.

— С долей условности в клуб эффективных киноменеджеров можно включить и геленджикских самоделкиных — актеров Артема Карокозяна и Артема Калайджяна — придумавших веб-сериал про Каху, поставивших его в свободный доступ и сумевших увлечь киноаудиторию России.

— Да, конечно, на «Каху» работали не только Москва и Петербург, но и глубинка. По словам директора уссурийского кинотеатра, при вместимости зала на 240 мест и ковидном 50-процентном ограничении у «Кахи» на все сеансы первого уик-энда были аншлаги.

— Прогнозируете ли существенное проседание сборов при 25-процентной заполняемости залов?

— Нет, аудитория фильмов в среднем редко дотягивала до 19 процентов. Стабильным исключением из этого правила были лишь марвеловские боевики, собиравшие до 75 процентов публики. В целом голливудский экшн собирает в России третью кассу в мире после США и Китая. При этом последний ставит мировые рекорды посещаемости собственных фильмов, а мы еще весьма далеки от тотального охвата собственного населения.

— Существует ли рецепт мобилизации ширнармасс?

— Разумеется. Прежде всего надо вкладываться в рекламу. Как правило, зрители просто не знают, какие отечественные фильмы идут в прокате. Наши продюсеры зарабатывают на производстве и обычно теряют на маркетинге, поэтому и не стремятся раскручивать собственные картины.

— За единственным исключением — при поддержке ведущих федеральных телеканалов...

— Конечно, но почему не дать место для рекламы остальных релизов? Надо понимать, что это игра вдолгую: репутация отечественного кино подорвана, она стремится к нулю, наши фильмы выстреливают только в Новый год. До 2010-го российские картины стабильно собирали кассу в течение 12 месяцев, когда бы ни выходили. В десятке годовых лидеров проката 2005-го было пять российских фильмов, и доля российского кино — без всякого Фонда кино и компаний-лидеров — составляла 27,9 процента. Подобный успех (23,9 процента) повторился в 2009-м, а с тех пор все пошло на убыль, и в десятку хитов стали попадать лишь две-три отечественные картины. Таков итог целенаправленного финансирования так называемых лидеров отрасли, отбираемых в пул по кассовым сборам и количеству фестивальных наград. Повсюду в мире успех компании оценивают по рентабельности, соотношению прибыли и затрат. У нас же кассовым хитом считается, например, «Матильда», собравшая 537 миллионов, но стоившая более миллиарда... В целом же на подобную «поддержку» у нас тратится 8–9 миллиардов рублей в год.

— В чем еще наша отрасль далека от идеала?

— Очень трудно получить финансирование дебютантам, и сценарии в целом очень плохие — я их не читаю ни за какие коврижки вот уже семь лет. Системно игнорируются творческие итоги минувших лет. Всячески замалчивается современность, но невозможно столько лет снимать серьезное кино только о советском прошлом… Когда-нибудь оно закончится, и с чем мы тогда останемся? Пока система финансирования работает лишь на то, чтобы раскидать деньги, отснять и забыть. Во всем мире кинотеатры дают 33–35 процентов дохода, остальное добирает вторичный прокат, прежде всего «на цифре». Наши современные фильмы не пользуются популярностью даже в бесплатном сегменте интернета, ни их прокат, ни сетевая судьба, ни будущее российского кинематографа никого всерьез не волнуют. Пока финансируется не само кино, а делающие его продюсеры, ситуация не сдвинется с мертвой точки.

— При этом все большее внимание платежеспособного населения привлекают стриминговые платформы, производящие собственный контент.

— Их явно перехваливают, реальные цифры сборов и продаж не обнародованы. Компания утверждает, что продала Netflix сериал «Эпидемия» за полтора миллиона долларов. Спрашиваю у американцев, так ли это. Они пожимают плечами: о вашей «Эпидемии» мы узнали только из российского ТВ. Говорят, что «Спутник» посмотрел миллион пользователей, но остается вопрос: платно, бесплатно и сколько из них досмотрели до конца? Мне очевидно, что создатели просто пытались растянуть вдохновившую короткометражку «Пассажир» (будущий «Спутник») на полный метр, и у них ничего не получилось.

— Планируется ли традиционная битва новогодних российских премьер?

— Видимо, да. В прокат выйдут сделанные «ТРИТЭ» «Серебряные коньки» и «Огонь», но, скорее всего, перенесут «Последнего богатыря»… В любом случае это последняя новогодняя битва с голливудскими конкурентами: в конце 2021-го стартуют ежегодные декабрьские премьеры «Аватаров», они будут забивать наши релизы ближайшие четыре года подряд. Их нашествие окончательно обнулит попытки возрождения коммерческого кинопроизводства. Ни в одной стране мира оно безвозвратно не поддерживается государством, в поддержке которого остро нуждаются дебютанты, режиссеры детских, документальных и научно-популярных фильмов. Несмотря ни на что, хорошее авторское кино у нас все-таки есть, но рядовой зритель о нем не знает. 

Фото: Кирилл Зыков и Сергей Киселев / АГН «Москва»