Олег Березин: «Выходить из карантина кинотеатрам будет гораздо тяжелее, чем в нем находиться»

Алла КРАСНИКОВА

15.07.2020

Олег Березин. Фото: Виктор Вытольский.


Олег Березин — председатель совета Ассоциации владельцев кинотеатров, генеральный директор компании «Невафильм» (озвучивание и дублирование фильмов, оборудование кинотеатров, аналитика кинорынка). В разговоре с «Культурой» он попробовал себя в роли футуролога и попытался предсказать судьбу отрасли после окончания пандемии.

— Насколько критична для владельцев кинотеатров ситуация с самоизоляцией и закрытием кинотеатров? Доходов нет, расходы остались — наверное, после того, как эта ситуация так или иначе разрешится, какие-то фирмы разорятся, произойдет передел рынка?

— Слово «передел» здесь не очень уместно, потому что оно, как правило, связано с какими-то внешними силовыми воздействиями. А то, что рынок изменится, очевидно. Кинотеатры закрыты, доходов нет, а траты, действительно, есть. Надо содержать персонал, оплачивать эксплуатационные расходы: обогрев, охрану, электричество, — потому что часть оборудования находится в дежурном режиме. Особенно большие проблемы у кинотеатров, расположенных в арендуемых помещениях, к примеру, в торговых центрах. Не у всех хватит денег дожить до того светлого дня, когда залы снова откроются.

Выходить из этого состояния будет гораздо тяжелее, чем в нем находиться. Придет день, по телевизору выступят и скажут: «С первого числа следующего месяца кинотеатры открываются. Пошли в кино!» Но за последние месяцы людей сильно напугали, и в кинотеатры они вернутся не сразу. С другой стороны, встанет вопрос, что показывать. Все нормальные продюсеры будут ждать, когда рынок более или менее восстановится, только тогда начнут выпускать свои большие фильмы. А небольшие, малобюджетные фильмы могут и не привлечь зрителей в кино.

Кинотеатры будут открываться не одновременно, в разных регионах это произойдет по-разному. Что станет с теми кинотеатрами, которые откроются первыми? Им будет нечего показывать, большой вопрос, смогут ли они привлечь зрителя. Скорее всего, станут первыми кандидатами на закрытие.


— Сейчас говорят, что вирус будет с нами достаточно долго. Очевидно, останутся и меры социального дистанцирования. Вряд ли кинотеатры смогут работать в прежнем формате, когда зрители сидели локоть к локтю. Как же изменится кинопрокат?

— Пока что это гадание на кофейной гуще, можно рассматривать разные сценарии. Социальное дистанцирование не единственная проблема. Если всех заставят везде ходить в масках, народ не скоро вернется в кинозалы. Новая реальность может поменять представление о смысле жизни. Если начнутся проблемы с работой, люди начнут уезжать из больших городов — какой смысл сидеть в городе, где на тебя может чихнуть сосед и ты заболеешь? Может пойти процесс массового переселения в пригороды? Может. Повлечет он за собой процесс изменения работы кинотеатров? Конечно, повлечет.

Пройдет какое-то время, и кинотеатры потянутся за своей публикой. Теперь им не надо будет быть такими большими, как прежде, и они станут превращаться в подобия районных домов культуры. Клубы, где можно, социально дистанцируясь, посидеть в кафе и посмотреть кино. Рынок будет реагировать на то, как развивается ситуация. Понятно одно — социальная сущность человека никуда не денется, и людям все равно будет хотеться что-то делать вместе. В том числе и ходить в кино. Ведь, в принципе, в кинотеатры ходят не фильмы смотреть, а сопереживать, соучаствовать, вовлекаться в коллективную эмоцию зрительного зала, которая что-то привносит в восприятие. И эта коллективная эмоция здесь первична.

Может, будет выпущено указание — рядом сидеть можно, но не больше 60 минут. Рынок сразу начнет реагировать — значит, надо показывать фильмы продолжительностью 60 минут или делать перерыв в киноповествовании, как в телевизоре для рекламы, делить его на два акта. Может, тем, кто живет вместе, разрешат держаться за руки в кинотеатрах, а другим это будет нельзя. Тут же появятся какие-то варианты — кто-то сможет сидеть вместе на одном диванчике, а другие будут сидеть в двух метрах... Гадать, как все изменится, сложно. Рынок в любом случае будет меняться, вирус послужил внешним толчком для того, чтобы задуматься о существующих моделях жизнеустройства, от хождения в офисы до проживания в больших мегаполисах.

— Говорят, что отечественное кино не живет с кинопроката. Если рассматривать кинопроцесс в целом, возможная трансформация кинотеатров как-то на него повлияет?

— Начнем с того, что сама формулировка «отечественное кино не живет с кинопроката» неправильная. Для кинотеатров нет критериев «отечественное» и «зарубежное». Есть критерий «хорошее кино» и «плохое кино» как произведение аудиовизуального искусства, затрагивает ли оно что-то в человеке, задевает ли оно в нем какие-то чувства. Второй момент связан с коллективной эмоцией. С тем, какое кино, будучи показанным в кинотеатре, способно ее вызвать. И это вопрос не качества фильма, а того, на какое восприятие он рассчитан. 

Если фильм рассчитан на коллективное восприятие, он будет классно идти в кинотеатрах. Американские блокбастеры-аттракционы как раз рассчитаны на это коллективное, массовое смотрение. Из российского кино не очень мною любимый «Холоп» собрал в прокате три миллиарда рублей и стал самым кассовым отечественным фильмом «всех времен и народов». Он сделан под коллективное восприятие на большом экране, и его невозможно смотреть дома.

Большинство российских мастеров кино любят персональные высказывания и персональное восприятие, что бы они ни говорили о том, что снимают для большого экрана. Поэтому их фильмы не так хорошо воспринимаются в кинотеатрах. А другие создают фильмы для коллективного восприятия. Комедии, например, если говорить по жанрам, фильмы ужасов. Такие фильмы с успехом идут в кинотеатрах. И зритель с удовольствием их смотрит, не обращая внимания на то, российское это кино, немецкое или американское.

— Есть ли какие-то технические новшества, которые могут привлечь зрителя в кино?

— Говоря о технологиях, мы все время представляем, что они связаны с качеством изображения или звука. На самом деле технологии в данном случае имеют более широкое значение. Они могут быть логистическими, могут быть «продуктовыми», имеющими отношение к фильмам, могут быть организационными. Взглянем на Россию начала девяностых, когда старые советские кинотеатры в силу миллиона причин умерли. Года три ничего не происходит, в это время у нас даже был бойкот Голливуда, который из-за отечественного пиратства ни под каким соусом не давал нам фильмов. А потом начинают появляться кинотеатры нового типа с лампочками и попкорном, мультиплексы в торговых центрах. Вслед за этим приходит другой тип фильмов, блокбастеры, киноаттракционы.

Технологии — не только вопрос техники как таковой, тут много разных смыслов. Это и технологии доставки фильмов зрителю: раньше была кинопленка, потом ее заменил цифровой файл. Очевидно, что сейчас мы начинаем двигаться в сторону прямого стрима в кинотеатрах, потокового видео, транслирующегося посредством интернета. Причем стрима не просто фильмов.

Что такое фильм в сегодняшнем понимании? Это последовательность зафиксированных в кадре изображений. А в компьютерных играх нет зафиксированного кадра, он формируется на лету, в зависимости от того, что вы делаете в этой игре, как вы взаимодействуете с ее сюжетом. Это зависит от внешних условий — хотя бы от времени суток. Иными словами, мы начинаем двигаться к фильму, где кадр представляет собой не жестко зафиксированную совокупность изображений, а совокупность цифровых моделей, которые комбинируются в зависимости от того, кто и как смотрит картину...

— Где же эти фильмы? Их нет!

— Да подождите! Что ж вы хотите, чтобы все сразу прилетело... Ничего не бывает одномоментно. Но как только технологии позволят создавать подобные фильмы, очередной Стив Джобс почувствует, что его время настало. Он придет в индустрию и скажет: «А давайте делать вот так!» Ему ответят: «Ты псих, это не работает!» А он начнет. Это сработает, и все побегут следом за ним.

В любом деле должен найтись свой Стив Джобс, который пойдет поперек рынка и предложит абсолютно другой взгляд на вещи. И это порождается такими кризисами, как нынешний. Иными словами, мир станет другим, но не таким, как мы сейчас себе представляем. И, вполне возможно, это будет связано с иным способом потребления контента в том, что мы завтра будем называть кинотеатрами.

Материал опубликован в № 5 газеты «Культура» от 28 мая 2020 года 

Фото на анонсах: Виктор Вытольский и news.myseldon.com