Игорь Лопатенок: «Стоуну и Путину есть о чем поговорить»

18.10.2019

Ирина МАККЕЙ, Лос-Анджелес

Документальный фильм знаменитого Оливера Стоуна «В борьбе за Украину» российские телезрители увидели во второй половине июля. Ранее лента получила специальный Гран-при на кинофестивале в Италии. Накануне американской премьеры «Культура» встретилась с проживающим в США режиссером Игорем Лопатенком — соавтором Стоуна по работе над этой и несколькими другими картинами.

Игорь Лопатенок

культура: У Вас ведь нет профильного диплома, как же случилось, что кино стало Вашей профессией?
Лопатенок: Действительно, с моим образованием я должен был работать в области ракетостроения, но вместо этого довольно долго занимался бизнесом. А в киноиндустрию пришел уже в зрелом возрасте, но зато с большим желанием. В 2005-м мы с партнерами приобрели и начали сдавать в аренду технику для цифровых съемок в компании «Техномедиа» — ее офис располагался на студии Довженко в Киеве. Тогда я и начал учиться: как ставить камеру на штатив, как подключать к монитору, что делает режиссер, второй режиссер, актеры и так далее.

культура: И вскоре поняли, что кино — Ваше призвание?
Лопатенок: Да, вот уже почти полтора десятилетия это мой заработок, увлечение, мечта. Ничем другим с тех пор не занимаюсь. В качестве режиссера и продюсера создал 23 фильма. Мне довелось работать с великими людьми. У каждого учился чему-то — у Люка Бессона, у Андрея Кончаловского. В процессе реставрации и колоризации старых фильмов посчастливилось общаться с такими классиками нашего кинематографа, как Татьяна Михайловна Лиознова и Эльдар Александрович Рязанов. И, конечно, считаю огромной удачей, что оказался под крылом Оливера Стоуна. Могу смело называть его своим главным учителем.

культура: Каково это — быть в тандеме с Оливером Стоуном?
Лопатенок: В работе с ним есть особенность: зрители не видят не только первую версию, но и вторую, и третью. Стоун — настоящий перфекционист. У меня уже выработалась определенная схема поведения — как только история готова, надо сразу ему показывать: она будет полностью уничтожена, переработана, что пойдет фильму лишь на пользу. Чем больше версий, тем лучше результат.

Оливер Стоункультура: В Ваших фильмах Стоун нередко выступает как исполнительный продюсер. Какова его задача?
Лопатенок: В отличие от России, где исполнительный продюсер непосредственно отвечает за организацию съемок, здесь, в США, на эту роль обычно приглашается очень известный, уважаемый в профессии человек, который присоединяется к проекту, чтобы сделать его по-настоящему значительным. Он — лицо фильма. Скажем, Стивен Спилберг в двух третях своих фильмов выступает в качестве исполнительного продюсера и только в остальных — как режиссер. Другой яркий пример — наше сотрудничество с Оливером Стоуном. Я режиссер, а он исполнительный продюсер, который работает со мной над той или иной картиной и придает ей вес. В нашем последнем фильме «В борьбе за Украину» Стоун делал интервью с главными спикерами — здесь мы использовали его знания и талант. В том, какой будет итоговая версия монтажа, увиденная зрителем, его слово также было решающим.

культура: Что Вам интереснее снимать — документальное кино или игровое?
Лопатенок: Они очень разные, но даже игровое кино всегда черпает сюжет из жизни. Полностью придуманная история — искусственная. В основе любой, пусть и самой фантастической ситуации лежит некий жизненный опыт. Причастность к документалистике и художественному кинематографу делает меня вдвойне востребованным. Например, сейчас я занят в игровом проекте, в который не попал бы, не будь в моем резюме документальных фильмов, связанных с Украиной. Меня пригласили именно потому, что я досконально разобрался в том, как там все происходило на самом деле. Этот будущий фильм — политический триллер с большим бюджетом и известными именами — действие начинается на Украине, а затем переносится в Новый Свет.

культура: Давайте поговорим о самых нашумевших Ваших фильмах — «Украина в огне» и «В борьбе за Украину».
Лопатенок: Прежде всего, они сделаны с любовью к Украине. Я не снимал бы их, если бы мною владела ненависть. Но ведь и хирург берется за ампутацию, если пациенту угрожает гангрена. Мы в этих фильмах говорим о крайне тяжелых вещах — люди уничтожают друг друга из-за разных взглядов. В результате — десятки тысяч погибших. А ведь жизнь человека священна. Убивать, прикрываясь политической целесообразностью, — преступление. Люди, которые за этим стоят (и на Украине, и в США), заслуживают сурового наказания. Здесь я полностью поддерживаю Путина. Меня как-то обвинили, что я его апологет. Знаете, я апологет разума и спокойствия, присущих президенту России.

«Украина в огне»

культура: Кому в первую очередь адресованы эти картины?
Лопатенок: Первая снята в основном для Запада. Мы знали, что на Украине ее не покажут, а у американского и европейского зрителя фильм вызывает шок откровения — настолько сильно он разнится со всем, что они до сих пор видели об украинском майдане. Наши картины объединены в дилогию. Вторую ленту решили делать, как только закончили первую, поскольку история развивается и надо двигаться дальше. Двумя главными спикерами в новом фильме стали глава политсовета украинской партии «Оппозиционная платформа — За жизнь» Виктор Медведчук и президент России Владимир Путин. События в США комментирует американский журналист Ли Странахан, а уличные расстрелы в Киеве — Иван Качановский, профессор политологии университета Оттавы.

культура: В Америке разгорается крупный скандал: выяснилось, что Дональд Трамп порекомендовал Зеленскому начать расследование в отношении Джо Байдена и украинского бизнеса Байдена-младшего...
Лопатенок: Старший Байден у нас появился еще в первом фильме: Оливер Стоун спросил Януковича, кто был координатором от США, уполномоченным Обамой на разрешение кризиса 2013-го. И экс-президент Украины тогда назвал Байдена.

Киевская эпопея этого человека, равно как и бизнес его сына, лишь фрагмент, в глубине там сокрыто гораздо большее: расследовать всю историю просто необходимо. Главные заговорщики находятся в США, хотя национальные корни у них украинские.

культура: Собираетесь снять третий фильм об этом?
Лопатенок: Я бы с удовольствием продолжил тему. Ведь Украина — одна из самых успешных операций по смене режима, которая была провернута ЦРУ в тесной смычке с рядом «частных инвесторов». Некоторые имена — не секрет: Джордж Сорос, все тот же Байден, Хиллари Клинтон, Виктория Нуланд, сенатор Джон Маккейн. Данная группа попутно сильно обогатилась. Но самое главное — они сконструировали для себя мощный инструмент воздействия. Важно понимать, что Украина послужила полигоном для обкатки тех технологий, которые затем стали применяться, в частности, и здесь.

«В борьбе за Украину»

культура: Вы имеете в виду, в Соединенных Штатах?
Лопатенок: Именно. В кампании против президента Трампа. Используя манипулятивные технологии, его враги пытаются повлиять на массовое сознание американцев. Разумеется, подобное оружие нацелено и на другие страны. Насколько мне известно, в Пентагоне существует служебная инструкция — о развертывании информационной войны ради смены правящего режима. Это считается военной операцией, просто журналисты и провокаторы стоят дешевле, чем танки и самолеты. Хотя вот на обрушение власти в Российской Федерации, по данным наших источников, выделены средства поистине гигантские — 30 млрд долларов.

культура: Вы допускаете, что в России может повториться украинский сценарий?
Лопатенок: Все эти увлечения «гражданским обществом» и разговоры о том, что любой уличный краснобай сможет успешно управлять государством, уже, думаю, не пройдут: страна получила надежную прививку еще в 90-е. Поэтому уровень поддержки несистемной оппозиции пока незначителен. Однако технологии разжигания протеста не спят, деньги закачиваются огромные. Задача — вывести 200–300 тысяч человек на улицы и «пустить кровь». Когда среди демонстрантов появятся погибшие, остановить маховик будет крайне сложно. А «сакральные жертвы» организовываются просто (вспомним февраль 2014-го в Киеве!), с помощью снайперов. То, как именно готовится подобная операция, станет темой третьего фильма. Безусловно, эта проблема меня очень волнует: считая себя частью Русского мира в культурном, цивилизационном смысле, не могу не видеть здесь серьезной угрозы для России.

культура: Снимая смелые, разоблачительные фильмы, Вы чувствуете опасность?
Лопатенок: Риск есть, не скрою, а вот страха нет. Да, поступают письма с угрозами, пишут их, как правило, «диванные» вояки. Самые опасные, впрочем, те, кто все же встал с дивана и получил доступ к оружию. Но я человек достаточно подготовленный, располагаю надежными средствами защиты, сам хорошо стреляю, у меня вся семья стрелять умеет, есть специально обученная немецкая овчарка. Пример Олеся Бузины показывает, что на Украине с легкостью убивают за иное мнение. В Америке сделать такое гораздо сложнее: можно получить достойный отпор. Так что, полагаю, если люди из «Правого сектора» и появятся у меня в доме, то только по моему приглашению... Кстати, попытки заткнуть мне рот делаются и по официальной линии. Так, украинское посольство во Франции даже обращалось к медийной группе CANAL+: «Просьба не показывать фильм, потому что он — российская пропаганда». Им ответили: «Покажем обязательно, поскольку считаем, все точки зрения имеют право на существование».

культура: А что американцы, ведь Вы их тоже разоблачаете?
Лопатенок: Внешняя политика США неотделима от личностей, которые ее озвучивают. Мы разоблачаем конкретных людей. Чем хороша американская политическая конструкция — если ты выступаешь против кого-то, наверняка существует и некая политическая сила, выступающая заодно с тобой. Я занимаю ярко выраженную позицию: поддерживаю президента Трампа. Понимаю, как у него связаны руки, сколько из того, что он планировал в области внешней политики, ему не удалось сделать, в том числе установление добрых отношений с Россией. Люди, которые ему препятствуют, влиятельны и богаты.

культура: Вы считаете, что действия нынешних противников Трампа на Украине противоречили интересам самих Соединенных Штатов?
Лопатенок: Безусловно. Если бы можно было усадить Байдена, Нуланд или других подобных деятелей, наследивших в Киеве, напротив такого зубра, как покойный Збигнев Бжезинский, думаю, старик бы их оттаскал за уши. Ведь действия этой команды на Украине толкнули Россию в объятия Китая, чего ведущий идеолог внешней политики США призывал не допустить любой ценой.

культура: Какова статистика — сколько людей посмотрели Ваши фильмы об Украине?
Лопатенок: Первый, вышедший в 2016-м, — более 10 млн человек. Он переведен на 17 языков. Вторую картину на Западе пока практически никто не видел, кроме русскоговорящих жителей. Но на канале Виктора Медведчука в YouTube у нее 1,2 миллиона просмотров. В основном это интернет-пользователи с Украины. В России наш фильм показали в июле на канале «Россия 1». Фильмы Оливера Стоуна всегда имеют высокие зрительские рейтинги. Похоже, сейчас он стал самым популярным иностранным режиссером в России. Он не боится снимать правду, нет лжи в его подходе. Все эти разговоры: мол, «продался Кремлю» — просто глупость. Стоун — в первой десятке состоявшихся режиссеров США, он принципиальный и полностью обеспеченный человек.

культура: Важная роль во втором фильме отведена интервью Стоуна с Путиным. Как оно готовилось?
Лопатенок: Горжусь тем, что оно состоялось и что я причастен к организации встречи. Конечно, беседе под запись на таком уровне всегда предшествует тщательная подготовка, поскольку общаться предстоит с человеком в высшей степени осведомленным. Но кто бы ни помогал Стоуну готовиться, он сам досконально изучает предмет будущего разговора и задает собственные вопросы. Задача — не атаковать, а расположить к себе собеседника, чтобы он раскрылся, — в этом Стоун действительно хорош. У них с Путиным установились добрые, дружеские отношения. Надеюсь, они встретятся еще не раз. Стоуну и Путину есть о чем поговорить.

культура: Мировая премьера картины «В борьбе за Украину» состоялась в начале июля на кинофестивале в итальянской Таормине. Поездка удалась?
Лопатенок: Это была совершенно уникальная, незабываемая премьера! Мы получили Гран-при, а на обратном пути, в Риме, я сделал предложение любимой женщине — Вере Томиловой, и она согласилась стать моей женой. Меня, правда, тут же задержала итальянская полиция: ведь я предлагал Вере руку и сердце, находясь в Фонтане Треви, что запрещено законом. Я это знал заранее, даже выяснил сумму штрафа, но решил, что в такой день могу себе позволить... Моя невеста — успешный режиссер и продюсер, мы коллеги и партнеры. Для меня это необыкновенно важно. На съемках фильма «В борьбе за Украину» мы были сопродюсерами, трудились бок о бок, и я сполна оценил, насколько лучше и легче работается, когда рядом верный товарищ, надежное плечо. За 11 лет жизни в Америке повидать пришлось всякое: здесь и понял, что моя подруга должна быть русской женщиной — мне кажется, русская душа устроена по-иному. Сейчас я счастлив и очень рад, что Вера не только очаровала меня, но и сумела подружиться с Оливером Стоуном, а этим, поверьте, немногие могут похвастаться. Уверен, моя избранница добьется в кино большего, чем я.

культура: Вы мельком упомянули о колоризации старых фильмов, расскажите об этом подробнее.
Лопатенок: Помимо колоризации черно-белых картин, мы непременно проводим процесс реставрации изображения и звука. Считаю это достойным делом с точки зрения культуры, ведь таким образом мы знакомим современного зрителя с шедеврами классического кинематографа во всей их полноте и красоте. А началось все с фильма «В бой идут одни «старики» моего любимого режиссера и актера Леонида Быкова, который, как известно, планировал снять «цветную и добрую картину». Но из-за дефицита пленки тогда, в начале 1970-х, для съемок выделили только черно-белую. В цветном изображении фильм был показан по российскому телевидению 9 Мая 2009 года, и опрос продемонстрировал, что почти 90 процентов зрителей такое новшество одобрили. С тех пор мы колоризировали и реставрировали несколько документальных и еще девять художественных фильмов, в том числе знаменитейшие ленты: «Волга-Волга», «Цирк», «Веселые ребята», «Небесный тихоход», «Три тополя на Плющихе», «Офицеры», «Берегись автомобиля». Конечно, этот процесс обходится в копеечку. Впрочем, уже существует новая технология, связанная с искусственным интеллектом и позволяющая автоматизировать процесс реставрации, сделать ее массовой буквально через несколько лет.

культура: Над чем Вы работаете сейчас?
Лопатенок: Меньше месяца назад в российский прокат вышел ремейк фильма «Подкидыш» с Сергеем Маковецким, где я выступаю как продюсер, а «Подкидыш» 1939-го нами колоризирован. В портфеле у меня — документальный проект: надеюсь, поработаем вместе с Оливером Стоуном. События, как я уже сказал, в нем будут в основном разворачиваться на Евразийском континенте. Есть и несколько идей игровых картин. О политическом триллере я упомянул. Еще один проект посвящен знаменитому советскому жокею Николаю Насибову. Кроме того, продумываю идею запуска на телевидении игрового шоу в формате «реалити».


Фото на анонсе: Алексей Дружинин/РИА Новости



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть