Эпидемия на книжном рынке: для выздоровления отрасль ждет поддержки государства

Дарья ЕФРЕМОВА

22.10.2020

Фото: Александр Авилов / АГН Москва


С началом локдауна россияне стали больше читать в Сети, но почти перестали покупать «бумагу», что грозит розничным сетям и издательствам миллиардными убытками.

Издатели и розничные сети били тревогу с первых дней пандемии. Неудивительно, ведь первый кнут пришелся по их спинам. Уже в начале марта, когда одни все еще летали в Италию, а другие сметали гречку и туалетную бумагу, трафик в ключевых столичных сетях начал ползти вниз. Он сократился на 20% по итогам первого весеннего месяца (по сравнению с мартом прошлого года), а дальше упал до критической отметки. С конца марта и до середины июля книжные были закрыты, так что очень скромные продажи обеспечивал только онлайн.

Только за два карантинных месяца — апрель и май — убытки российской розницы составили 3,6 млрд руб., обороты книжных магазинов упали практически вдвое. Рост продаж через интернет, увеличившийся за время вынужденных каникул на треть или даже больше (30–40%), на фоне выпадающих доходов офлайн-продаж положения почти не исправил. Такие данные в сентябре привели участники конференции «Книжный рынок – 2020», оценивая итоги неполных девяти месяцев этого сложного года. По результатам 2020-го эксперты предсказывают падение выручки в российской книжной отрасли на 15% — и это оптимистичный прогноз.

В большей мере, конечно, пострадали небольшие издательства и магазины, потерявшие до 80% оборота или вовсе упавшие в ноль, немногим легче приходится гиганту — холдингу «Эксмо-АСТ», который вынужден сокращать издательские планы в ожидании кризиса неплатежей.

Все это было предсказуемо: книжный бизнес достаточно консервативен и обладает долгим циклом оборота средств. Издательство выпускает книгу и поставляет ее магазины, затем читатели какое-то время присматриваются к новинке (узнают о ней на встречах с автором, презентациях, интервью), затем раскупают, и издательство получает деньги. На фоне снижения покупательского спроса и переноса пиар-мероприятий в онлайн, книги, поступившие в предкризисный период, просто не окупятся, а многое из того, что лежит на полках сейчас, отправится на возврат.

— Жесткие карантинные меры парализовали работу всей книжной отрасли, — рассказала генеральный директор Московского дома книги, президент Ассоциации книгораспространителей Надежда Михайлова на конференции «Книжный рынок – 2020». — О возвращении к докризисному уровню пока говорить не приходится, у покупателей не восстановились доходы, а книги выросли в цене. Снижение трафика началось уже в марте, в первую очередь это коснулось Москвы и Петербурга, городов, где был продолжительный карантин. Начавшись с 20% и перескочив отметку 95%, спад держится на уровне 60%. В регионах ситуация складывается по-разному: хуже в Северо-Западном и Южном федеральных округах, там падение трафика достигло 50%, лучше дела обстоят в Сибири, на Дальнем Востоке — они потеряли всего 4% трафика. И это особенно обидно, потому что на 2020 год книготорговые ассоциации возлагали большие надежды: прогнозировали, что общий объем книжного рынка достигнет 87 млрд рублей в сравнении с 77,4 млрд в 2019-м.

По мнению эксперта, книжной отрасли необходима государственная поддержка: ее нужно включить в список особо пострадавших от последствий пандемии, признать книги товаром первой необходимости и предоставить отсрочки по уплате налогов и страховых взносов, поскольку на фоне снижения доходов, расходы, в том числе на аренду и зарплаты, остаются прежними.

Уверенность в том, что рынок не может восстановиться после локдауна, на конференции высказал и издатель, президент «Эксмо-АСТ», совладелец компании «Новый книжный — Буквоед» Олег Новиков.

— Месяц назад я бы сказал, что книжный рынок упадет на 20% к концу года, но начало осени было достаточно оптимистичным, поэтому — на 15%. Потери выручки книжной офлайн-розницы за март — июнь 2020 года составили 10 млрд рублей, примерно по 3,5 млрд в месяц. Негативное влияние продолжают оказывать социально-экономические факторы: реальные доходы населения продолжают падать. С другой стороны, положительное влияние на рынок оказывает развитие технологий — цифровых платформ и экосистем. Меняется и потребительский спрос: все больше покупок совершается в интернете. На это реагирует издательская отрасль — с помощью искусственного интеллекта выявляются читательские предпочтения, появляются новые технологии продвижения книжного контента в онлайн-среде.

По данным главы издательского холдинга, локдаун подстегнул рост продаж электронных и аудиокниг:

— Они демонстрировали уверенную позитивную динамику на протяжении пяти лет, и достигли рекордной капитализации в 8,5 млрд рублей в 2020-м (для сравнения: рынок оценивался в 1,7 млрд рублей в 2015 году). Что же касается бумажных книг, тут все по-прежнему: на пике популярности прикладная литература (нон-фикшн), она занимает 40% рынка, 31% приходится на художественную и 27% — на детскую литературу.

Также эксперты холдинга «Эксмо-АСТ» подсчитали, что в месяцы карантина наблюдалось повышение интереса к чтению. Так, согласно опросу, с конца марта по июль читательская активность (доля людей, которые в момент опроса читали какую-либо книгу) выросла до 67,9 % — против 38,1% и 38,7% по сравнению с аналогичными периодами 2018-го и 2019-го.

Эта статистика вселяет, наверное, самый большой оптимизм. Именно поэтому издатели и книготорговцы обращаются к высшим государственным чиновникам с просьбой о поддержке, основными мерами которой должно стать снижение НДС на книги и социальные рекламные акции, направленные на популяризацию чтения и приобретение бумажных книг.

Обладающая магнетической энергетикой, осязаемая и шуршащая «бумага», хранящаяся дома или в библиотеке, организует вокруг себя особое пространство дружеского, семейного, поколенческого, внепоколенческого и, в конце концов, национального чтения. Тенденция к сохранению и возобновлению традиции читать «с листа» актуальна во всем мире. И никакая диджитализация и цифровые технологии ее не заменят.

Фото: Александр Авилов и Кирилл Зыков / АГН «Москва»