Публицист Лев Пирогов: «Постинтеллектуализм» — это когда незачем знать, как устроен мир. Достаточно знать, на какую иконку нажать в смартфоне»

Дарья ЕФРЕМОВА

20.08.2020

Фото: www.ruspole.org


Собеседник «Культуры» — один из немногих издателей детской периодики в постсоветской России. Его журнал для семейного чтения «Лучик» не только развлекает и информирует, но и учит думать, вовлекает в диалог поколений.

— Тем, кто не в «теме», кажется, что современной отечественной детской литературы попросту не существует: есть Гарри Поттер и советская классика. Зато специалисты бьют набат: хороших авторов полно, их нужно поддерживать и лучше на государственном уровне, с издателей ведь что возьмешь — это же бизнес, и ему не выгодно. Согласны, что это существенная проблема?

— Как-то раз мой маленький сын, читатель детских энциклопедий, попросил показать ему, где на планете Земля находится Россия. Мы принялись листать энциклопедии — одну, другую, третью... и не нашли! Всюду Западное полушарие. Потому что все энциклопедии были переводными. С точки зрения издательского бизнеса купить права на чужую книгу выгоднее, чем оплачивать работу коллектива авторов, редакторов и художников. А то, что детская книга должна не только развлекать и информировать, но и воспитывать, остается за скобками. Задача издателя — максимально выгодно продать товар. Если мы считаем воспитание подрастающего поколения стратегической задачей, то вкладываться в ее решение должно государство. Хотя бы обеспечивать выгодные условия для частных инвесторов в детскую литературу. Но этого не происходит. Видимо, власть считает, что литература — это маргинальное направление. Когда я начинал делать «Лучик», у меня состоялся разговор со спонсором, который со скрипом соглашался на сотрудничество. Этот человек сказал буквально следующие слова: «Я не верю в детские бумажные журналы». А что же потом? Он прочитал несколько номеров журнала и сказал: «Это здорово. Это удивительно. Будем работать».

— Почему, как вы думаете, он в вас поверил?

— Потому что «Лучик» не только развлекает и информирует, но и учит думать. Показывает, как устроен мыслительный процесс, вовлекает в него читателей. Мы занимаемся нравственным воспитанием, не предлагая готовых выводов, даем возможность читателям сделать эти выводы самостоятельно. На фоне «детской печатной индустрии» последних лет это воспринимается как что-то «свежее», неожиданное, как какое-то «достижение». Хотя это азы детской литературы. Произведения Носова, Крапивина устроены именно так.

—Есть мнение, что современные детские писатели — эпигоны советских авторов. Видите ли перспективы глобального обновления — языка, стилистики?

— Мне кажется, что один из важных «секретов успеха» советских детских писателей заключался в том, что их герои были самостоятельны. У Тимура и его команды было целое «тайное общество». Герои Носова сами принимали решение строить инкубатор, разводить пчел или заливать каток. Герои Крапивина и Алексина решали свои нравственные проблемы не просто сами, без взрослых, но и часто вопреки взрослым. Для ребенка иметь свой мир, территорию свободы и самостоятельности — очень важно. А теперь сравним ту литературу и нашу жизнь. Возьмем повесть Крапивина «Оруженосец Кашка». Дошколенок идет один гулять в лес (!) и встречает там незнакомого мужчину (!), который становится его другом... Или рассказ Носова «И я помогаю». Пятилетняя девочка одна (!) гуляет во дворе... Можете представить себе современное детское произведение, которое бы так начиналось? Да родитель на такую книгу еще и жалобу напишет! Поэтому нам в журнале пришлось пойти диаметрально противоположным путем. Мы не пытаемся сыграть на том, что это, дескать, «только твой журнал». Наоборот, стараемся создать условия для внутрисемейного сотрудничества детей и родителей. Тексты пишутся так, чтобы их было интересно прочесть и ребенку, и взрослому, чтобы им было что обсудить. А задания придумываются такие, чтобы для их выполнения ребенок был вынужден обратиться к старшим с их культурным и бытовым опытом. То есть мы уже родителя помещаем в ситуацию «И я помогаю». Сегодня у детей их «автономная зона» — в интернете. Там у них свои особые персонажи, мультфильмы, музыка, шутки, которые взрослым чужды и непонятны. Вот мы и решили: пусть «Лучик» будет общим делом, общим интересом для всей семьи.

— Возможны ли новый Гайдар или Крапивин?

— Для того нужно как минимум три фактора. Первый — личное дарование. С этим все в порядке, талантливые люди есть. Второй — профессиональная кухня. Хороший и успешный писатель — это верхушка айсберга, а подводная часть — это институт внутреннего рецензирования, литературной редактуры. Работа редактора с одним автором, над одним произведением может длиться годами! Не будет преувеличением сказать, что этого просто нет. Третий фактор — социальные условия. Семьдесят лет назад чтение было самым доступным и дешевым развлечением. Читателей было много, они обеспечивали и «рыночную успешность» книгоиздания. В писатели тогда стремились лучшие, потому что писательство было «хорошей работой». Сегодня лучшие стремятся устроиться где-нибудь в другом месте, где платят побольше. В индустрии видеоигр, например. Итак, из трех обязательных факторов сегодня мы имеем только один. Возможен в этих условиях новый Гайдар?

— Кто составляет писательский олимп «Лучика»?

— В «Лучике» художественный раздел с удовольствием читают примерно треть подписчиков журнала. Остальные предпочитают научно-популярный и игровой разделы. И это при том, что у нас есть «новый Гайдар»! Это Александр Червяков — писатель из Саратова. По-моему, нигде, кроме «Лучика» и самиздатовской платформы «Литрес», он не публикуется. Кабы не общее плачевное состояние детской литературы, я бы этим только гордился. Вот, например, классический вопрос школьника: «Для чего мне нужна математика, если я не собираюсь становиться математиком?» В повести Червякова «А у нас на Венере» (в «Лучике» она публиковалась под названием «Станция «Саламандра») дети находят выход из смертельно опасных ситуаций — как раз благодаря знанию математики, физики, химии, геологии. Произведения Червякова воспитывают интерес к большому миру — к миру за пределами школы, квартиры, торгово-развлекательного центра и экрана мобильника. Они учат думать, искать и находить ответы. А значит, быть свободным в мире, где человека стараются сковать по рукам и ногам цепями «потребностей» и «предоставляемых возможностей».

— Сейчас принято много говорить о детской безопасности. И выводы получаются такие: «Учите детей никому не доверять, учите детей бояться».

— И вот такой наученный бояться ребенок становится взрослым. Понимаете, к чему его привели? К абсолютной управляемости, к абсолютной зависимости, к абсолютной несвободе. Чего ему велят бояться, того он и будет бояться. Что скажут делать, то и будет делать. Он целиком и полностью зависит от приложений в смартфоне. Еще в девяностые годы американский социолог Дональд Вуд провозгласил наступление «эпохи постинтеллектуализма». Знаете, как переводится на русский язык приставка «пост»? Нет, не «после». Это переводится как «не важно», «ерунда», «проехали». Вот и «постинтеллектуализм» означает, что стало незачем знать, как устроен мир и как в нем все работает. Достаточно знать, на какую иконку нажать в смартфоне, чтобы, извините, «упал банан». Плохая детская литература — производная от такой жизненной философии. Герой попадает в заданные обстоятельства, которых он не может изменить — может только реагировать на внешние воздействия. Грубо говоря, «справа загорелось — бежим налево». Вот и все приключения: «Побежали туда, побежали сюда». В хорошей литературе дети преодолевают обстоятельства. А для этого им приходится трудиться — проделывать умственную и душевную работу. Это и есть главное различие между хорошей и плохой детской литературой: учит ли она плыть по течению, или учит быть сильными.

— Как вы определяете референс «Лучика»?

— Наши подписчики — это родители, которые понимают, что развитие ребенка не сводится к развитию навыков, что важно еще и развитие мышления, через которое происходит развитие души. Это те родители, которые не боятся приподнимать перед ребенком завесу над тайнами взрослого мира. Например, в майском номере, в статье «Почему случаются войны?», мы рассказали о кризисе современной экономической модели, основанной на стимулировании спроса, рассказали о том, что такое «социальные элиты», и об их роли в управлении миром. Получили несколько благодарных писем и немало возмущенных. Дескать, почему вы нашим детям рассказываете не то, что им говорят в школе. А про квантовую физику им разве в школе рассказывают? Про теорию хаоса? Про то, что такое квазары? Не всякое знание о мире комфортно. Но без этого знания ты игрушка в чужих руках.

Материал опубликован в № 6 газеты «Культура» от 24 июня 2020 года в рамках темы номера «Наши дети: что такое «счастливое детство»
Фото: www.ruspole.org