Олег Новиков, владелец «Эксмо-АСТ»: «Во время пандемии россияне читают Оруэлла»

Дарья ЕФРЕМОВА

25.06.2020


Олег Новиков. Фото: Андрей Никеричев / АГН Москва.

Книжный магнат, владелец издательской группы «Эксмо-АСТ» начинал с популярной жанровой литературы в 1993-м: хитами продаж были книги Корецкого и Марининой, по роману которой под руководством Новикова совместно с каналом «НТВ плюс» был снят культовый в начале нулевых сериал «Каменская». С тех пор бизнес набирал обороты, покупая издательства «АСТ», «Дрофа», «Вентана-Граф» и права на издание топовых авторов: Пелевина, Коэльо, Мураками, Стивена Кинга, Умберто Эко. Сегодня холдинг — безусловный лидер, занимает около трети российского книжного рынка и издает буквально все, от детской литературы до переводных бестселлеров и современной русской интеллектуальной прозы.

— Еще недавно начала бы разговор о достижениях и планах «захвата», сегодня приходится начинать с печальной темы. Недавно более 500 писателей, издателей и представителей книжного бизнеса опубликовали открытое письмо правительству, в котором предупреждают о возможном крахе отрасли из-за карантинных мер...

— Пандемия изменила ситуацию на книжном рынке самым радикальным образом, теперь речь идет о выживании издательской и книготорговой отраслей. Книжные магазины закрыты и не получают доходов, соответственно остановлены платежи издательствам. Остались, конечно, интернет-каналы, но их продажи не компенсируют закрытия офлайновых торговых точек. Мы прогнозируем, что потери издателей с марта по июнь 2020 года превысят 7 млрд. руб. При этом издательства продолжают работу, выходят книги, сотрудники получают зарплаты, выполняются обязательства перед арендодателями и партнерами... В этих условиях чрезвычайно важна поддержка бизнеса со стороны государства. Мы надеемся, что теперь, когда книготорговля включена в перечень отраслей российской экономики, в наибольшей степени пострадавших от коронавируса, у книжного рынка появился шанс выстоять.

— Вы говорили, что издательства не должны держаться за одну лишь «бумагу», нужно выпускать электронные и аудиокниги.

— В настоящий момент мы переключили фокус на форматы электронной и аудиокниги, но в любом случае их продажи не покроют убытков. До начала карантина доля бумажных книг в доходах издателей составляла 90%, продажи электронных книг демонстрируют рост порядка 15%.

— Изменилась ли структура спроса в связи с пандемией или по-прежнему россияне предпочитают нон-фикшн?

— Общий тренд последних двух лет сохраняется — растут продажи литературы нон-фикшн: это книги по саморазвитию, самообразованию. Еще один фактор, который влияет на популярность книг, — экранизации. Так, сериал «Зулейха открывает глаза» вызвал спрос и на книгу, которая, без сомнения, заслуженно вновь возглавила рейтинги продаж. В сегменте художественной литературы россияне отдают предпочтение классике. Среди лидеров — книги Льва Толстого, Михаила Булгакова, Владимира Набокова, Джорджа Оруэлла, Агаты Кристи. Стоит отметить, что произведения классиков доступны бесплатно на сервисе электронных и аудиокниг «ЛитРес». По поведению читателей мы видим, что многие хотят отвлечься и погрузиться в тексты любимых книг.

— На конференции ведущих игроков книжного рынка, проходившей в РГБ, много говорилось о том, что вызов последнего десятилетия уже не «цифра», а платформы самиздата вроде «Амазона» и «ЛитРес». Что произойдет, если издательства отойдут на второй план, а литературный процесс будет регулироваться рынком? Не превратится ли он в свалку, где качественная проза просто потонет?

— Самиздат — существенный вызов, но мы рассматриваем его и как направление для развития наших компетенций. Не думаю, что рост популярности самиздатовских платформ является угрозой для издательского бизнеса, скорее, станет его частью, как в свое время сегмент электронных и аудиокниг. Благодаря самиздатским ресурсам авторы получают прямой доступ к аудитории без подготовительного этапа — контактов с издателем, подготовки рукописи к печати, дистрибуции. У этого процесса есть плюсы и минусы. С одной стороны, не надо «обивать пороги», сразу же появляется «обратная связь» о том, насколько произведение востребовано и кто читатель. С другой стороны, без маркетинга и экспертного редактирования, которые организуют издательства, у авторов меньше шансов охватить всю свою потенциальную аудиторию... Самиздат выгоден и издателям. Он позволяет сократить время на подготовку рукописи, на работу рецензентов. Читатели знакомятся с рукописями и делают свой выбор. И если произведение пользуется спросом, то это сигнал приступить к подготовке рукописи к печати, разработке маркетингового плана, дальнейшего продвижения книги. При этом тут речь идет о прямых коммуникациях с читателем, ведь платформа дает представление о целевой аудитории и ее интересах. Отличительная особенность книжного бизнеса в том, что в его основе — интеллектуальный капитал, отсюда равные возможности у всех игроков.

— Холдинг «Эксмо-АСТ» называют монополистом. Ставят в вину, что он вытеснил с рынка нишевые и специализированные издательства.

— Доля холдинга — около трети книжного рынка, что не является монопольным положением. Во многих странах с развитой экономикой на книжном рынке лидируют крупные издательства, например, Penguin в Великобритании, Random Hause в США, и это нормальная ситуация. К тому же книжный рынок четко структурирован по направлениям — в каких-то из них, например в сегменте художественной литературы, мы лидируем, в других, например в направлении детской литературы, у нас есть простор для роста и развития. В последнее время, в течение всего прошлого года, мы наблюдали рост интереса к нон-фикшн и планируем активно развивать это направление, не оставляя без внимания произведения в других жанрах, и в первую очередь сосредоточимся на выпуске книг российских авторов художественной литературы, в том числе на поиске новых имен. За годы работы в холдинге сформировались уникальные коллективы с открытыми доверительными отношениями между специалистами и авторами. И «Редакция Елены Шубиной» — яркий тому пример.

— Вы работаете с книгами более трех десятилетий. Как менялся в эти годы читатель?

— Меняются поколения, а с ними — и предпочтения. Кроме того, перемены касаются самого подхода к чтению. Тот, кто вырос в 1960—1980-е годы, не может не читать. Чтение стало частью ДНК этих поколений. Тот, кто взрослел в эпоху развития технологий, появления интернета, гаджетов, воспринимает информацию несколько по-другому и не всегда обладает навыком чтения книг. Наша задача — сделать все, чтобы такой навык появился, от этого зависит уровень развития культуры, образования, эффективность экономических преобразований, ведь именно книга является фундаментом всех этих процессов. Мы много работаем с молодой аудиторией. Так, в рамках проекта ЮФ (Проект #ЮФ — новое российское движение, направленное на популяризацию чтения среди поколения Z. — «Культура»), напрямую контактируем с поколением Z благодаря инфлюэнсерам — блогерам, рэп-исполнителям, артистам, которые рассказывают своей аудитории о книгах и чтении на одном с ней языке.

–– Какая литература на вас повлияла? Что читаете сейчас?

— Первые мои любимые книги — это романы Александра Дюма. И, кстати, я убежден, что благодаря жанровой литературе, такой, как книги Дюма, дети потом переходят к серьезному чтению, художественному и научно-популярному. Позже очень нравились книги Джека Лондона, Льва Толстого. Очень любил роман «Петр Первый» Алексея Толстого. Сегодня из авторов художественной литературы не пропускаю книги Виктора Пелевина, Евгения Водолазкина, Людмилы Улицкой.

Материал опубликован в № 4 газеты «Культура» от 30 апреля 2020 года 

Фото на анонсах: Александр Никеричев и Игорь Иванко  / АГН «Москва»