Король Лев

26.09.2019

Дмитрий ЕФАНОВ

Фото: Вячеслав Ун Да-син и Виктор Шандрин/Фотохроника ТАССПосле каждого провала нашей сборной скептики прибегают к старой формулировке: «Россия — не футбольная страна». Отчасти с этим можно согласиться. Несмотря на отдельные впечатляющие успехи, мировых звезд первой величины среди полевых игроков у нас, по сути, не было даже во времена СССР. При всем уважении к Эдуарду Стрельцову и Федору Черенкову, Давиду Кипиани и Олегу Блохину, Всеволоду Боброву и Михаилу Месхи, а также многим другим кумирам болельщиков разных эпох следует признать, что до планетарной известности Пеле и Марадоны, Роналду и Месси им, в общем-то, далековато. Но все аргументы пессимистов разбиваются при упоминании Льва Яшина — лучшего вратаря в истории «спорта номер один», единственного голкипера, удостоенного «Золотого мяча», который вручают по итогам года сильнейшему футболисту Европы.

Когда в советском кинопрокате впервые показывали картину «Вратарь», повествующую о подвигах Антона Кандидова, маленькому Леве было семь лет. Мальчишка гонял мяч со сверстниками во дворе столичного района Богородское и о спортивной славе только мечтал. Тем не менее полученная в суровых уличных баталиях закалка регулярно выручала его много позднее в критические моменты карьеры.

«Падали, ушибались, набивали огромные синяки, но зато учились крепко держаться на ногах, не бояться высоты, владеть своим телом, — вспоминал в зрелые годы Лев Иванович. — Cчитаю, повышенный травматизм некоторых игроков связан с тем, что в детстве они мало бегали, прыгали, дрались, играли в футбол, катались на коньках, взбирались на деревья».

Война застала его, одиннадцатилетнего, в Подольске, где он гостил летом у родственников. В октябре 1941-го оборонное предприятие, на котором трудился глава семейства, эвакуировали в Ульяновскую область. Двенадцатый день рождения будущий вратарь встречал на разгрузке эшелона с заводскими станками.

В 1944-м, по возвращении в Москву, Лев продолжил работать на заводе и параллельно выступал за любительскую команду «Красный Октябрь» из Тушина. Судьбоносной для Яшина стала служба в армии, в одной из столичных частей, что позволяло играть за команду городского совета общества «Динамо». Там на него обратил внимание Аркадий Чернышев, который в то время курировал молодежный футбол.

В 1949-м юный голкипер официально вошел в состав клуба, но до громких титулов и званий еще было далеко. Вратарская линия «Динамо» считалась лучшей в стране, выдвинуться на первый план из-за широких спин Алексея Хомича и Вальтера Саная мог только по-настоящему одаренный спортсмен, готовый ежедневно, самоотверженно и самозабвенно «пахать». Некоторые очевидцы утверждали: герой британского турне Хомич превосходит молодого коллегу в быстроте реакции и прыгучести. Тогда еще никто не мог предположить, что Яшин выведет вратарскую игру на новый, недостижимый доселе уровень. Лев Иванович любил шахматы, что очень помогало ему на футбольном поле: умение просчитывать на несколько ходов вперед игровые ситуации, способность предугадывать действия соперников поражали болельщиков по всему миру. Советский голкипер во многом опередил свое время. Его регулярные выходы из ворот и уверенная игра ногами за пределами штрафной площадки явились настоящим откровением для нападающих, которые не успевали сообразить, как действовать против столь неординарного стража.

Фото: Вячеслав Ун Да-син/Фотохроника ТАССПолноценное международное признание пришло к нему на четвертом десятке от роду, хотя к тому моменту он выиграл множество трофеев с «Динамо», а со сборной победил на Олимпиаде-56 в Мельбурне. По-настоящему сборную СССР с ее непробиваемым вратарем оценили только в 1960 году, после успеха в первом Кубке Европы в Париже. Тогда же советский кипер удостоился восторженных эпитетов от французской прессы, называвшей его «Черной пантерой» и «Черным пауком» — за неизменный цвет свитера и способность парировать, казалось бы, не берущиеся мячи.

«Если СССР завоевал Кубок Европы, то, это, разумеется, произошло потому, что он обладает командой, которая находится в отличной спортивной форме, отличается исключительной самоотверженностью, — писал «Франс Футбол». — Но большую роль здесь сыграло и влияние одного исключительного человека. Это Лев Яшин — лучший вратарь в мире».

В еще большем восторге представители ведущего спортивного издания Франции пребывали после того, как получили одобрение на интервью с главной звездой турнира. Вопреки представлению западных журналистов о перманентной угрюмости советских спортсменов перед ними предстал открытый человек с прекрасным чувством юмора и четкими жизненными принципами. Неожиданно признался в любви к мировому кинематографу и омарам под майонезом. Французы, ухватившись за это, сразу же забросили удочку относительно желания собеседника поиграть в элитном европейском клубе, к примеру в мадридском «Реале», на что получили вежливый, но твердый ответ.

«Без колебаний откажусь от такого предложения, — глядя прямо в глаза интервьюерам заявил Лев Иванович. — Так как не представляю себе жизни нигде, кроме родной страны. Люблю путешествовать, но всегда испытываю огромную радость, когда возвращаюсь в лоно своей семьи, в круг друзей. Жалею тех футболистов, которые из-за заработка вынуждены играть в иностранных клубах».

Близко знакомые с ним люди в один голос говорили о его привязанности к родным местам, душевном отношении к окружающим и верности клубным цветам. Даже в сборной он носил игровой свитер с литерой «Д» на груди.

«В наше время мы дружили с футболистами, делили базу, были одной большой динамовской семьей, — свидетельствовал трехкратный олимпийский чемпион по хоккею Виталий Давыдов. — Лев Иванович всегда находился на виду, казалось, его любили все без исключения. Это неудивительно, ведь он чувствовал себя комфортно в любой компании. Яшин и наш тренер Аркадий Иванович Чернышев едва ли не каждое утро отправлялись на рыбалку. Как сейчас помню, мы еще только на улицу выбираемся, а они уже, радостные, с уловом назад возвращаются. К сожалению, те времена остались далеко в прошлом, да и людей такого масштаба сейчас уже нет».

Фото: Фотохроника ТАССЧерез три года после победы в Кубке Европы Яшина признали лучшим футболистом Европы и вручили «Золотой мяч» — достижение, которое ни один представитель этого амплуа до сих пор не смог повторить. Помимо выдающейся игры за «Динамо» и национальную дружину, на русского вратаря сработало выступление за сборную мира против англичан. Событие тогда приурочили к столетию британской ассоциации, неудивительно, что от желающих вживую увидеть лучших футболистов планеты не было отбоя и бетонные стены знаменитого «Уэмбли» стонали от наплыва болельщиков.

«Мы говорили на языке футбола,  который во всем мире един, — рассказывал Яшин о том лондонском матче. — Едва принимал мяч, меня сразу подстраховывал бразилец Джалма Сантос, знакомый с моей манерой игры. Шнеллингер, футболист из Германии, отстранялся от соперников, двигаясь таким образом, чтобы у меня была возможность передать мяч партнеру, который находился на выгодной позиции. Я выступал с людьми, которые были асами своего дела».

Лев Иванович умолчал об одном: главным асом был он. Лидер сильнейшего клуба мира, мадридского «Реала», Альфредо Ди Стефано, окруженный соперниками, без страха и сомнения отдавал мяч назад вратарю и, не оборачиваясь, бежал вперед, понимая, что через несколько секунд получит в ответ идеальный пас на ход. Британцы победили со счетом 2:1, но забили дважды лишь когда место в «рамке» занял югослав Милутин Шошкич.

В то время как в СССР футболисты в 34 года вешали бутсы на гвоздь или доигрывали в лигах ниже классом, Яшин вышел на пик карьеры и еще на протяжении нескольких лет считался лучшим вратарем планеты. Вместе с командой выиграл «серебро» Евро-64, а через два года стал сотворцом нашего главного успеха на чемпионатах мира: советская сборная попала в четверку сильнейших. К тому моменту Льва Ивановича с поста первого номера начинали теснить честолюбивые дублеры, но в решающих встречах руководство доверяло важнейшую роль проверенному бойцу.

«Я защищал ворота в первом матче с Северной Кореей и в третьем — с Чили, — вспоминал дважды признававшийся лучшим голкипером СССР Анзор Кавазашвили. — Оба поединка остались за нами. Лева выступал с итальянцами и венграми. Когда тренерский штаб решал, кому играть в полуфинале с немцами, пришло указание из Москвы — поставить Яшина. Наши ни в чем не уступали. Лев играл здорово, но два мяча все-таки пропустил, и в финал прошла сборная ФРГ. Никаких обид у меня не было. С Левой сложились великолепные отношения. Он был добрым, отзывчивым человеком, хотя мог и жестко высказаться. Его слушали и уважали. Ни с кем из коллег не было антагонизма. Мы все равны — за исключением Яшина. Лев Иванович — в хорошем смысле — возвышался над всеми... Когда в 1970-м стал первым номером сборной СССР, только тогда понял, что я не простой вратарь и его достойный преемник».

После завершения выступлений Яшин продолжил работать в футболе, занимая различные административные и тренерские должности в родном «Динамо» и сборной. Авторитет легендарного спортсмена позволял ему не теряться в коридорах власти. В основном он хлопотал за молодых ребят, помогал решать бытовые вопросы и семейным людям. Неудивительно, что его человеческие качества примерно одними и теми же словами отмечают игроки разных поколений.

«Каждое общение с ним на вес золота», — говорит заслуженный тренер страны Олег Романцев. — Вспоминается один случай. Предстоял матч против сборной мира. Мне звонит Яшин и приглашает. Говорю, как я приду, кто пропустит? Лев Иванович в ответ: «Приезжай. Выйду — встречу». Приехал на «Динамо». А там охранники — безусые ребята, спрашивают: «Вы кто? Куда идете?» Я в смех. Вижу, на стадион самого Яшина не пускают. Он мне: «А ты что смеешься, салага». Отвечаю: «Куда бы я пришел, если вас самого не пускают...» Тут он завелся немного. Подошел один из динамовских руководителей, и нас, конечно же, пропустили».

Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАССУже тогда Лев Яшин испытывал серьезные проблемы со здоровьем, хотя как сильный духом человек старался не подавать виду. Многие связывают это с вредной привычкой: он курил с юных лет и много.

«В 1979 году сборная СССР приехала в Италию, на знаменитую базу Коверчано, где в то время часто готовилась, — продолжает Романцев. — Я тогда не курил, в отличие от некоторых ребят. Когда весь запас сигарет иссяк, а командировочные еще не выдали, парни отправили меня к Яшину. Он отлично знал, что я не из курильщиков, поэтому после изложенной просьбы внимательно на меня посмотрел, вынул пачку «Явы» и воскликнул: «Это на всю команду! И до конца сбора».

На его долю выпали суровые испытания: инфаркты, инсульт, онкозаболевание. В конечном итоге ампутировали ногу. Но до последних дней жизни он оставался открытым к любым просьбам, не жаловался на невзгоды, продолжал служить на благо любимого вида спорта. Льва Ивановича не стало 20 марта 1990 года. Двумя днями ранее ему присвоили звание Героя Социалистического Труда.

В последнее время кинематографисты все чаще обращаются к образам спортивных кумиров. Не могли обойти вниманием и фигуру лучшего вратаря в истории футбола. В дни чемпионата мира в России вышел документальный фильм «Лев Яшин № 1», а в октябре на широких экранах состоится премьера полнометражной картины «Лев Яшин. Вратарь моей мечты». Имя легендарного динамовца увековечено и в названии нового клубного стадиона, под сводами которого на каждом матче гремит: «Только Яшин! Только «Динамо»!..»


Фото на анонсе: Владимир Родионов/РИА Новости



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть