Назначен виновным

21.06.2014

Александр МУЗАФАРОВ

Образ начальника Квантунского укрепрайона генерал-адъютанта Стесселя многими любителями истории Отечества и по сию пору воспринимается через его изображения на страницах романа «Порт-Артур».

Трусоватый, нерешительный, некомпетентный военачальник, находящийся под каблуком у жены и в итоге сдающий неприятелю русскую крепость... Книжный образ настолько въелся в историческую память, что почти вытеснил из нее реального человека. 

Еще более безапелляционно характеризовали генерала другие советские источники. К примеру: «Во время обороны Порт-Артура (1904) Стессель, несмотря на бездарность и трусость, будучи ловким и беспринципным карьеристом, сумел снискать благоволение царя и поддержку прессы, которая прославляла его как героя обороны. В декабре 1904-го, вопреки решению военного совета, сдал крепость японским войскам». 

Каким же был на самом деле генерал Стессель?

В 1899 году, после 33 лет военной службы, Анатолия Михайловича Стесселя произвели в генерал-майоры. Карьера не быстрая и не медленная. Тут же подоспело и первое генеральское назначение — командование 3-й восточно-сибирской стрелковой бригадой, расквартированной в только что занятом Россией Порт-Артуре. Здесь, на крайнем рубеже империи, требовался опытный и решительный командир. Последующие события показали, что, назначив генерала Стесселя, русское командование сделало верный выбор...

На самом распространенном фотоснимке Стесселя видим зрелого, но еще не пожилого генерал-лейтенанта Русской императорской армии. Владимирский крест на шее говорит об опыте и многолетней службе. Георгий 4-й степени на борту сюртука — о личной храбрости, проявленной на поле боя. Где же генерал успел отличиться?

В 1900 году в Китае началось восстание ихэтуаней, или, как их называли в европейской прессе, — боксеров. Умело инспирированное правительством китайской империи, оно имело своей целью переключить народное недовольство с неумелой и коррумпированной маньчжурской администрации на иностранцев. Восставшие громили железные дороги, телеграфные станции, госпитали, фабрики, построенные иностранцами. В общем, это было восстание невежества против цивилизации. Особенно жестоко восставшие расправлялись с христианскими миссионерами и китайцами, принявшими христианство. Города были залиты реками крови. Европейские государства вместе с США и Японией послали воинские контингенты для наведения порядка в стране. Отметим, что эти действия были предприняты при полном согласии правительства Китая, которое одной рукой поддерживало восставших, а другой — приглашало иностранцев для их подавления.

С военной точки зрения, это была настоящая кампания против довольно сильного, хотя и плохо организованного противника. Чтобы спасти осажденных в посольском квартале Пекина дипломатов и успевших добраться под их защиту европейцев, войска европейских держав должны были предпринять совместный поход через охваченную восстанием страну. Русским контингентом в этой колонне командовал генерал-майор Стессель.

В советское время о знаменитом некогда пекинском походе русской армии старались не вспоминать. Не хотели обижать китайских товарищей. Поэтому большинство наших современников не слышало об этом триумфе русского оружия. К счастью, времена меняются. В 2006 году была переиздана книга военного журналиста Дмитрия Янчевецкого «У стен недвижного Китая». Автор, проделавший весь пекинский поход с русскими войсками, оставил живое и подробное описание событий.

Немалое место в книге занимает фигура генерала Стесселя. Опытный, энергичный командир, умело управляющий своими войсками, любимый офицерами и солдатами, смелый и находчивый. И, кстати, довольно самостоятельный в решениях. Конечно, книга Дмитрия Янчевецкого написана с целью запечатлеть триумф русской армии и ее союзников, но и в приукрашивании действительности ее автор не замечен. В пользу его объективности говорит и отношение к восставшим, в которых он видит прежде всего патриотов своего отечества, прибегнувших к отчаянным средствам далеко не от хорошей жизни. 

В мае 1903 года Стесселя попытались убрать с Дальнего Востока — он получил назначение на должность командира 2-й пехотной дивизии, расквартированной в Варшавском военном округе со штаб-квартирой в Брест-Литовске. С точки зрения столичных бюрократов из военного ведомства — назначение очень престижное, да и Брест куда ближе к Петербургу, чем Порт-Артур.

Но, судя по всему, генерал отказался. Командиром дивизии он числился с мая по август, однако Дальний Восток так и не покинул. Что было тому причиной? Удержал ли Стесселя штаб наместника, не желавшего потерять одного из опытных генералов? Сам ли он решил остаться, так как в регионе уже явственно чувствовался пороховой запах? Можно сказать одно — если бы захотел вести спокойную жизнь генерала в западных губерниях империи, уехал бы...

10 марта 1904 года последовало Высочайшее назначение генерал-лейтенанта Стесселя командующим Квантунским укрепленным районом, с подчинением ему всех войск, находящихся на территории Квантуна и крепости Порт-Артур...

Всего к моменту начала боев в Квантунском районе под командой генерала Стесселя находилось 47 016 человек, из которых 34 500 — строевых.

Опустим подробное описание обороны Порт-Артура, действий русских и вражеских войск, планов и т.д. При желании найти все эти данные сегодня труда не составит. 

Специально укажем лишь на то, что оборона крепости продолжалась 11 месяцев (329 дней). Из них девять месяцев в режиме полной блокады, без сообщений с внешним миром, и пять месяцев в условиях тесной осады. Более продолжительной обороны крепости военная история ХХ века не знает. 

С военной точки зрения, гарнизон крепости и войска Квантунского укрепрайона выполнили свою задачу блестяще. На долгий срок они связали боем крупную японскую армию. Причинили врагу колоссальные потери. Если русские потеряли за время осады около 15 тысяч человек (из них около 7800 убитыми и умершими от ран и 1500 умершими от болезней), то японские потери превышали 100 тысяч человек, из которых более 36 тысяч — убитыми и умершими от ран и болезней. 

Была создана следственная комиссия по делу о сдаче крепости Порт-Артур. К январю 1907 года подготовлено обвинительное заключение. На скамье подсудимых оказались командующий Квантунским укрепленным районом генерал-адъютант Стессель, его начальник штаба генерал-майор Рейс, комендант крепости Порт-Артур генерал-лейтенант Смирнов и начальник сухопутной обороны крепости генерал-лейтенант Фок.

Разумеется, свою работу следственная комиссия строила не на разоблачительных публикациях, а на анализе документов и показаниях участников обороны. Ее работа проходила в условиях колоссального, говоря современным языком, информационного давления. Либеральная пресса требовала расправы над «бездарными генералами», обвиняя в их лице весь «царский режим». К чести офицеров порт-артурцев, надо отметить, что они и здесь не бросили своего командующего. 

Порт-Артур. Общий видВ 1907 году из печати выходит брошюра «Ответ артурцев господину Ножину», в которой группа офицеров последовательно разбирает несуразности и клеветнические измышления журналиста. Взялся за перо и сам генерал, опубликовавший брошюру «Моим врагам», известную также как «Отповедь генерала Стесселя». Но эти голоса тонули в море разоблачительных публикаций.

Военный суд, рассмотрев представленные материалы следствия, освободил от ответственности генералов Фока, Рейса и Смирнова, признав их невиновными. При этом освобождение от ответственности Смирнова было обставлено довольно унизительным для него образом — суд счел, что обвиняемый не был информирован о происходящем в крепости, а потому и не мог препятствовать ее сдаче.

Обвинения против Стесселя сводились к трем пунктам:

1. Сдал крепость японским войскам, не употребив всех средств к дальнейшей обороне.

2. Бездействие власти.

3. Маловажное нарушение служебных обязанностей.

Под «бездействием власти» суд имел в виду то обстоятельство, что Стессель, зная о сочинении и распространении генералом Фоком заметок, в которых подвергались критике не подчиненные Фоку офицеры и генералы (главным образом, все тот же Смирнов), не принял мер к пресечению этой деятельности. Суд сам счел это обвинение маловажным, так как прекрасно понимал, что командующему осажденной крепостью было чем заняться и без цензурных обязанностей.

Под «маловажным нарушением служебных обязанностей» подразумевались действия генерала, противоречащие строгой букве военных уставов и законов. Стессель часто отдавал распоряжения через голову Смирнова гражданской администрации Порт-Артура и т.д. Суд сам счел этот пункт обвинения малозначительным — ввиду невозможности строгого соблюдения всех норм закона в условиях осажденной крепости.

После сдачи Порт-Артура (Стессель в центре)Наиболее серьезным был первый пункт. С военной точки зрения, оборонительные возможности крепости были исчерпаны, и нанести неприятелю серьезный ущерб она не могла. Но с чисто юридической позиции, крепость была сдана преждевременно. А вдруг японцы по каким-то причинам не стали бы ее штурмовать? Тогда оборона могла продлиться еще месяц до исчерпания продовольственных запасов. 

Следуя букве закона, суд признал Стесселя виновным в преждевременной сдаче крепости и приговорил его к расстрелу. Но тут же обратился к государю с ходатайством о помиловании приговоренного с мотивировкой: 

«Принимая во внимание, что крепость Порт-Артур, осажденная с моря и с суши превосходными силами противника, выдержала под руководством генерал-лейтенанта Стесселя небывалую по упорству в летописях военной истории оборону и удивила весь мир доблестью своих защитников, что несколько штурмов были отбиты с громадными для противника потерями, что в течение всей осады генерал-лейтенант Стессель поддерживал геройский дух защитников крепости, а также его прежнюю боевую службу и участие в трех кампаниях, суд просит помиловать обвиняемого, с заменой смертной казни десятилетним заключением в крепости».

Государь император принял предложение суда, Стессель был заключен в крепость, но через год помилован окончательно и освобожден. Примечательно, что Николай II был убежден в полнейшей невиновности генерала и выполнил решение суда лишь из уважения к закону. Все время, пока генерал находился в заключении, его семье выплачивалась пенсия из средств кабинета Его императорского величества.

Не забыли командующего и его офицеры. После вынесения приговора Стесселю приходило множество телеграмм от участников обороны города. Некоторые из них сохранились в архивах:

«В тяжелую минуту постигшего Вас испытания мы просим принять выражения нашего искреннего сочувствия и глубокого уважения. Пережив с Вами и славные дни Порт-Артура, и тяжелые дни суда, мы теперь с великой надеждой ждем последнего милостивого царского слова, и что бы ни было с Вами, мы никогда не забудем, насколько обязан гарнизон Вам, своему истинному вождю, под руководством и по указаниям которого мы исполнили в трудное время свой долг.

Подполковник Вадин (Вамензон)
Штабс-капитан Соломонов».

«Пораженный до глубины души суровостью приговора, прошу принять выражение сердечного соболезнования в обрушившемся на Вас несчастии за общее дело, не теряя надежды, что любвеобильное сердце монарха оценит Ваше самопожертвование, а время оправдает и Вашу решительность.

Бывший командир 15-го Восточно-Сибирского стрелкового полка генерал-майор Н.П. Грязнов».

И ведь не штабные прихлебатели это писали, а офицеры, неоднократно проявившие храбрость в бою, награжденные боевыми орденами и золотым оружием!

В 1909 году по личному распоряжению государя Стессель был освобожден из заключения и выехал в свое поместье в Винницкой губернии. Больше он никогда не появлялся в обществе. Герой Порт-Артурской обороны мирно скончался в своем доме 18 января 1915 года.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть