Красная капелла. Швейцарская гастроль

25.11.2014

Владимир ПЕРЕКРЕСТ

5 ноября, аккурат в День военной разведки, исполнилось 115 лет со дня рождения легендарного разведчика, известного венгерского ученого-географа Шандора Радо. Возглавляемая им группа Дора (от перестановки слогов фамилии резидента) передавала советскому командованию важнейшие сведения о замыслах противника. Это помогло решить в нашу пользу исход ключевых сражений Великой Отечественной войны — битв под Москвой и Сталинградом, а также на Курской дуге. 

Москва, Арбат, ресторан «Прага». 1934 год. За столиком двое. Высокий синеглазый красавец в отлично сидящем костюме и полноватый, несколько медлительный мужчина в круглых очках и мешковатом пиджаке. Они только что случайно встретились и после крепких объятий оживленно разговаривают — видно, что старые товарищи. Не знают еще, что это их последняя встреча. Пройдет несколько десятилетий, и их имена станут известны чуть ли не всему миру. Первый — немецкий журналист и советский разведчик Рихард Зорге, его собеседник — венгерский коммунист и интеллектуал Шандор Радо, который через год начнет свой путь в разведке РККА. Лишь через много лет после Победы Радо узнает, чем на самом деле занимался его приятель. А вот Зорге, возможно, был осведомлен о судьбе, уготованной товарищу. В Генштабе РККА давно интересовались этим венгром — убежденным коммунистом с обманчивой мелкобуржуазной внешностью.

Радо вырос в небедной семье. Однако родители вышли из социальных низов, и парень знал, почем она, копеечка. Взрослел в рабочем Уйпеште, носил красный шарф в знак солидарности с революционным пролетариатом. Несмотря на тревожное время, родители дали сыну блестящее образование. Помимо занятий в гимназии, он брал еще уроки музыки и иностранных языков — немецкого, французского и английского, а позднее самостоятельно изучил итальянский и русский. Но настоящей его страстью была география, особенно картография. Только всерьез заняться наукой все никак не получалось.

После гимназии — офицерская школа. Затем — комиссар в революционных частях, активное участие в создании Венгерской советской республики, после ее падения — эмиграция в Австрию. Там вместе с 18-летним Константином Уманским, направленным наркомом просвещения Луначарским в Европу для пропаганды советского образа жизни, создает информагентство РОСТА-Вена, в котором публикует сводки из Москвы — о том, как живет молодая советская республика, о положении на фронтах Гражданской войны. 

В начале 30-х Радо перебирается во Францию, где создает независимое агентство печати Инпресс, публиковавшее сообщения о том, что творится в Германии. Информацию добывали разными путями, в том числе и нелегальными. В редакции работало много известных людей, в частности симпатизировавший Советскому Союзу эмигрант Владимир Познер, отец популярного ныне телеведущего. Вскоре об агентстве узнали не только во Франции, но и в Германии. Нацистские газеты не скупились на угрозы. Но что такое настоящая слава, Радо и его товарищи почувствовали, когда в одном из своих выступлений сам фюрер назвал Инпресс особо опасным идеологическим противником рейха.

В 1935 году начальник разведуправления Красной Армии Семен Урицкий лично напутствует Радо перед отправкой на нелегальную работу. Он уверен, что война с Германией неизбежна, поэтому страна пребывания должна находиться рядом, но при этом быть не слишком вовлеченной в военные действия. Почему-то выбор пал на Бельгию, но тамошние чиновники не разрешили Радо открыть частное научно-картографическое агентство. Пришлось действовать по «плану Б» — обосноваться в Швейцарии. Годы войны показали: лучшей базы и придумать было нельзя — в нейтральной стране немецкая контрразведка чувствовала себя далеко не так вольготно, как на оккупированных территориях.

Рудольф РёсслерУспех группы Дора объясняется чрезвычайно сильным подбором агентурной сети и информаторов. Дипломаты, офицеры союзных Гитлеру армий, множество журналистов... Добываемые ими сведения были ценны, но настоящий фурор в Центре произвели донесения Рудольфа Рёсслера (псевдоним «Люци»). Противник нацизма, после прихода Гитлера к власти он эмигрировал в Швейцарию. Его друзья, оставшиеся в Германии, занимали видные посты в армии и в МИДе. Они поставляли ему важную информацию, что-то он «сливал» швейцарским секретным службам, более значимые сведения отсылал в Лондон. Когда же узнал, что англичане не передают СССР важнейшую информацию, касающуюся Восточного фронта, стал искать прямой выход на советскую разведку. Через доверенного человека вошел в контакт со связной из группы Дора, причем обставил дело так, будто это она его завербовала. Рёсслер тщательно соблюдал конспирацию и, несмотря на огромное желание Шандора Радо познакомиться лично, неизменно отвергал эти попытки. Своих помощников Рёсслер так и не назвал даже после войны, унеся эту тайну в могилу — он умер в 1958 году. Лишь однажды обмолвился, что с ним работали пять генералов, полковник, майор и несколько капитанов.

Охотой на советских разведчиков руководил лично Вальтер Шелленберг. Группе Радо в гестапо и абвере присвоили кодовое название «Красная тройка» (по числу радиостанций: две в Женеве и одна в Лозанне). Женевской радистке Маргарет Болли было суждено сыграть трагическую роль в истории группы. Она была самой молодой — в 1942-м ей исполнилось 23 года — и не имела достаточного опыта. Однажды в парикмахерской, которую она регулярно посещала, появился новый мастер — приятный немец. Завязалось знакомство. Парикмахер намекнул ей, что является членом движения Сопротивления. Любовь и опасность — что может быть слаще. И девушка стала совершать ошибку за ошибкой. Мало того, что не сообщила резиденту о новом знакомом, так еще и стала приглашать его к себе — в квартиру, где находился радиопередатчик! Ей и в голову не пришло, что очаровательный ухажер — агент гестапо. 

Между тем Шелленберг не торопился. Его люди выявили всех знакомых доверчивой радистки. В поле зрения гестапо попал и сам Шандор Радо — его жена часто виделась с Маргарет. Неторопливость Шелленберга дала группе Дора исполнить свое последнее и самое громкое дело — передать в Москву добытые Рёсслером важнейшие сведения об операции «Цитадель», с помощью которой немцы надеялись переломить ход войны, нанеся главный удар на Курской дуге. Позже начальник штаба объединенного командования немецких войск генерал Йодль скажет, что в Москве данные о численности сил и направлениях атаки появились раньше, чем у него на столе. 

Разумеется, эта информация оказала существенную помощь советскому командованию. Некоторые историки, особенно в Европе, говорили даже, что именно группа Дора предопределила исход этого сражения и, таким образом, всей войны. Любопытна реакция Радо. На одну из подобных работ, появившихся в конце 60-х, он ответил резкой отповедью, отметив в своей книге «Под псевдонимом Дора» (издана в 1973 году), что «причиной поражения фашистской Германии явилось превосходство общественного и государственного строя СССР, социалистической экономики и идеологии, советской военной стратегии»...

Женева. Конец XIХ — начало ХХ векаВскоре после сражения под Курском швейцарская полиция под давлением гестапо начала аресты. И снова на переднем плане оказалась та самая Маргарет. Только на этот раз она проявила бдительность. Заметив подозрительных людей возле своего дома, сообщила об этом Радо, а тот передал сигнал опасности в Центр. Когда полиция нагрянула к Маргарет, той дома не оказалось — она скрывалась у своего возлюбленного, агента гестапо...

Захваченным разведчикам повезло. Исход войны уже не вызывал сомнений, и швейцарские власти не торопились выдавать их Германии. Агентов даже выпустили до суда под залог. Максимальное наказание им составило два года, работавший же на Швейцарию Рёсслер был оправдан.

Самому Радо удалось избежать ареста. История его возвращения в Советский Союз полна драматизма. Он пробрался в уже освобожденный Париж. Все нити, связывающие его с Центром, были оборваны. Понимая, что иного пути нет, отправился в советскую миссию по репатриации. Там его попросили написать отчет — нелегал отказался. Тогда ему предложили вылететь в Москву — благо и оказия нашлась: 12-местный «Дуглас». Для того чтобы не нарваться на немецкую авиацию, маршрут проложили через Каир, Тегеран и Баку.

Перед вылетом Радо вручили документы на имя Игнатия Кулишера, советского военнопленного. В самолете оказались и другие разведчики-нелегалы, чудом избежавшие ареста. На соседнем сиденьи расположился шеф одной из групп Леопольд Треппер. От поездки в Москву он ничего хорошего не ждал и все время полета до Египта делился с Радо мрачными предчувствиями. 

В Каире пассажиров поселили в одноместных номерах отеля «Луна-парк». Радо пожаловался на зубную боль и, небрежно бросив кому-то, что, мол, заглянет к врачу, покинул гостиницу. Никто не придал этому значения — верхнюю одежду и портфель с документами Радо оставил в номере. Однако, когда на следующий день группа собралась продолжить полет, разведчика в гостинице не оказалось. Поиски ни к чему не привели, и в отправившемся в Москву «Дугласе» оказалось одним свободным местом больше. А сбежавший нелегал явился в английское посольство и попросил политического убежища. Англичане отказали — зачем им ссориться с Советами из-за какого-то Кулишера. Знали бы они, кому указали на дверь! Наверняка Радо понимал, что открой англичанам, кто он на самом деле, с него бы пылинки сдували, и был бы он на всю оставшуюся жизнь самым уважаемым на Альбионе человеком. Но предательство было чуждо его натуре.

Каир, 1930-е

Развернувшись, он побрел куда глаза глядят. Вскрыть вены — иного выхода в сложившейся ситуации он для себя не видел. К счастью, ему вовремя оказали медицинскую помощь, однако, попав в госпиталь, он «засветился», и советская разведка, не прекращавшая его поисков, в августе 1945-го добилась от египетских властей его выдачи, для упрощения процедуры обвинив в попытке изнасилования горничной.

Некоторые военные историки считают, что Радо совершил в Каире чудовищную ошибку, единственную в своей жизни, но вызвавшую роковые последствия. На его репутации не было ни пятнышка. Поэтому даже в те жестокие времена у него были высокие шансы избежать репрессий — вопреки расхожему мнению, сажали не всех. Впрочем, сделанного не вернуть. Нет нужды описывать все злоключения, через которые прошли в те времена многие провалившиеся нелегалы — несправедливые обвинения в предательстве, вместо суда — особое совещание, лагеря. Радо получил десять лет. Впору сказать: «Спасибо, что не расстреляли».

Освобожден он был в ноябре 1954-го. Руку к этому приложил югославский лидер Тито, потребовавший от Хрущева выпустить соотечественников, оказавшихся в ГУЛАГе по политическим статьям. Каким-то образом в список попал и венгр Радо — «сошел за югослава», туманно пошутил сам разведчик спустя десятки лет в интервью советскому журналисту Александру Баршаю.

Военная коллегия Верховного суда СССР полностью реабилитировала Шандора Радо, ему вернули награды, восстановили в звании полковника Советской Армии. Знаменитый нелегал отправился на родину, чтобы заняться, наконец, своей любимой картографией. Был руководителем картографической службы Венгрии, возглавлял международную редколлегию первого подробнейшего атласа мира, много ездил по миру. В 1973 году, пересмотрев дело, его наградили орденом Отечественной войны I степени. Как утверждает со ссылкой на некое «высокопоставленное лицо» в ЦК КПСС его советский биограф Владимир Александров, могли бы дать и Героя. Если бы не Каир.


Шандор Радо родился в Уйпеште (ныне в черте Будапешта). 

Доктор географических и экономических наук (1958). Профессор, заведующий кафедрой (1958–1966) университета экономических наук им. Карла Маркса в Будапеште. 

Председатель Комиссии по тематическому картографированию Международной картографической ассоциации (с 1972-го). 

Лауреат Государственной премии ВНР (1973). Награжден орденами СССР и ВНР.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть