Бегущие по волнам

29.09.2014

Виктор СОКИРКО

Преданья старины глубокой — колесные пароходы — до сих пор вызывают восхищение. И ностальгию, пусть и исходящую лишь от древних снимков, хроник кинолент и художественных фильмов. Чего стоит одна лишь «Ласточка» в «Жестоком романсе»... Прежде волгари о своих пароходах говорили не «идет», а исключительно — «бежит». Время оказалось безжалостно к этим колесным ветеранам рек и морей. Последние из них списаны более двадцати лет назад. Остались только фотографии — ведь правда?

На самом деле все не так безнадежно.

Создателем первого парохода считается Роберт Фултон. В 1807 году он построил корабль с гребным колесом «Клермонт», который совершал рейсы по реке Гудзон от Нью-Йорка до Олбани, развивая по тем временам немыслимую скорость — 5 узлов (9 км/ч). В 1819 году американское судно «Саванна» с гребными колесами впервые пересекло Атлантический океан, однако основную часть пути корабль прошел под парусами — они еще долго сохранялись на пароходах в качестве вспомогательного движителя. Скорость росла — рос и азарт состязательности. В начале XIX века гонки пароходов были популярны на родине нового вида водного транспортного средства — в США.

Превосходные описания таких гонок дал в своей знаменитой книге «Жизнь на Миссисипи» Марк Твен: «Обычно пароходы выходили из Нового Орлеана между четырьмя и пятью часами пополудни. Уже с трех часов в топках жгли смолу и сосновые поленья (признак подготовки к отплытию), и можно было на протяжении двух-трех миль любоваться живописным видом высоких, восходящих к небу столбов угольно-черного дыма; эта колоннада поддерживала черную бархатную пелену, словно крышу, нависшую над городом. У каждого парохода, идущего в дальний рейс, на флагштоке развевался его флаг, а иногда и второй — на кормовой мачте... Затем несколько пароходов задним ходом выскальзывали в реку, оставляя широкие бреши в сомкнутом строю. Горожане заполняют палубы остающихся судов, чтобы посмотреть на отплытие. Один за другим пароходы выравниваются, собираются с силами и, разворачиваясь, выходят на всех парах, подняв флаг, пуская черные клубы дыма, и со всей командой, кочегарами и матросами (обычно здоровенными неграми) на баке; самый голосистый из них возвышается посредине, выбравшись на кнехты, размахивая шляпой или флагом, — и все ревут мощным хором, в то время как на прощание палят пушки, а бесчисленные зрители в свою очередь машут шляпами и кричат «ура!». Один за другим выходят вереницей пароходы, и стройная процессия скользит вверх по реке...»

Россия, хотя и не стала прародительницей пароходов, быстро подхватила идею установки парового двигателя на корабли и баржи. И буквально через несколько десятков лет обладала обширным флотом на паровых машинах. Изначально пароходы закупались за границей и достаточно сложным сухопутным путем, а порой и водным — из Санкт-Петербурга на Волгу (и это при отсутствии Волго-Балтийского канала) — доставлялись на внутренние реки. 

А вот первый отечественный пароход — «Елизавета» — был построен на верфях Санкт-Петербурга в ноябре 1815 года. И тут же совершил рейс из столицы до Кронштадта. Весь путь, как утверждают хронологи, был пройден за 3 часа 15 минут со средней скоростью около 9,3 км/ч. Это вызвало немалое удивление, так как военный «пассажбот» на веслах проходил то же расстояние за сутки. В Кронштадте прибытия первого парохода ожидала любопытствующая толпа. По прибытии на борт поднялся главный командир Кронштадтского порта адмирал Федор Моллер со своей свитой. 

Были устроены гонки на скорость между пароходом и командирским гребным катером, который считался непревзойденным по скорости. Гребцы, поднапрягшись, догоняли пароход, но человеческие силы явно уступали машинным. В итоге победителем состязаний вышла «Елизавета». Что, несомненно, увеличило ряды сторонников развития пароходного движения.

А построил первенца владелец механико-литейного завода в Петербурге Карл Берд. Принцип состоял в том, что в деревянную лодку-тихвинку были установлены изготовленная на заводе балансирная паровая машина Уатта мощностью 4 л.с. и паровой котел, приводившие в действие бортовые колеса. В 1816 году появился первый пароход в Волжском бассейне на реке Каме, построенный на Пожвинском чугунолитейном и железоделательном заводе В.А. Всеволожского, а в 1821-м пароход «Пожва» прошел путь из Пожвы в Ярославль. Эстафету подхватили и на остальных водных магистралях России — пароходы уже через десяток-другой лет дымили не только на Волге, но и на Оби, Енисее, Урале, Лене, Дону, Амуре...

Кадр из фильма «Солнечный удар»Динамичное развитие пароходства в России осложнялось двумя обстоятельствами. Во-первых, пароходы еще не могли соревноваться с усовершенствованными судами на конной тяге. Во-вторых, нормальной работе первых мешало отношение к ним приречного населения и особенно бурлаков. Те обзывали дымные махины нечистой силой, сплевывали им вслед, причитали: «Господи, спаси и сохрани...» В коммерческих кругах интерес возрастал, но даже и там имелись люди, высказывавшиеся против пароходов, считая их «барской затеей» и вообще вредным новшеством.

Впрочем, стремительное развитие новой отрасли уже было не остановить — к 1850 году по русским рекам и морям плавало сто сорок пароходов. В 1846-м Воткинский завод открыл судостроительную верфь, где ежегодно стало выпускаться 8–10, а в начале XX века — 16–17 судов. Именно на Воткинском заводе был построен первый железный пароход «Астрабад». Он был спущен на воду весной 1848-го в Астраханском порту, где успешно прошел испытания. Всего в России было выпущено несколько тысяч пароходов, и их строительство продолжалось до 1959 года.

Кадр из фильма «Жестокий романс»А вот самым, пожалуй, известным в нашей стране считается пароход «Ласточка» из кинофильма «Жестокий романс». Ее «сыграл» колесный пароход «Спартак». Раньше он назывался «Добрыня Никитич», а еще раньше — «Великая княжна Татьяна Николаевна». Но публика запомнила его именно как «Ласточку». Судну досталась славная история, с незаслуженным и грустным финалом. Оно было построено в 1914 году по специальному заказу последнего российского самодержца на Сормовской верфи под Нижним Новгородом. Таких судов было всего два, и оба получили имена дочерей царя — Татьяны и Ольги, поскольку по праву считались лучшими из грузопассажирских пароходов, что были спущены на волжские воды. Они начали жизнь под звон церковных колоколов, пение «Многая лета». А через три года новая власть упразднила великокняжеские названия, присвоила другие: «Добрыня Никитич» — для «Татьяны» и «Алеша Попович» — для «Ольги». Спустя год и это показалось крамолой. «Добрыня» стал «Спартаком», а «Алеша» — «Володарским». «Спартак» долгие годы курсировал по маршруту Астрахань — Горький. Пережил тяжелые времена Гражданской и Великой Отечественной. Его двигатель, как ни парадоксально, ни разу не подвергался капремонту. Лишь реставрировалась внутренняя обстановка, подкрашивался и обновлялся корпус. В 50-х, после окончания строительства канала Волга — Дон, корабль перевели на более длинные рейсы — из Москвы в Ростов-на-Дону, не забывая, однако, и про его родной маршрут, по которому он ходил с самого рождения.

Кадр из фильма «Жестокий романс»«Спартаку» было под семьдесят, когда он стал кинозвездой — «Ласточкой». И режиссер фильма «Жестокий романс» Эльдар Рязанов, и исполнивший одну из главных ролей Никита Михалков, и актриса Лариса Гузеева до сих пор с грустью и теплотой вспоминают этот пароход. «Потрясающее было судно. Со своей мощной энергетикой, которая исходила не только от паровых котлов, но и от любой детали обшивки», — говорят творческие люди.

В середине навигации 1991 года корабль неожиданно был снят с эксплуатации. Судно отвели сначала в ростовский порт. Предполагалось, что отправят в Англию на капремонт. С этой же якобы целью из всех помещений корабля вывезли все, что представляло ценность. «Ласточка» простояла в Ростове около пяти лет. Потом ее отбуксировали в один из донских затонов, где она внезапно сгорела. Остался лишь металлолом...

Была в истории российского флота и еще одна, подлинная «Ласточка», — колесное товаро-пассажирское судно, построенное по заказу Новороссийской пароходной экспедиции на английской судоверфи в Блэкуэлле. Впрочем, в феврале 1846 года переданный заказчику пароход получил название «Дарго». Он ходил на линии Одесса — Керчь, заходил в Ялту и Феодосию, одно время трудился на линии Одесса — Николаев. Во время Крымской войны его вооружили четырьмя карронадами и пушками и включили в отряд для защиты Днепровско-Бугского лимана. 

Кажется, что время пароходов безвозвратно ушло. Сегодня в России остался один действующий «колесник» — «Н.В. Гоголь», который базируется в  Северодвинске и по-прежнему ходит с круизами по Северной Двине. Особенности его «прописки» накладывают определенные ограничения на формы использования: скажем, снимать «Гоголя» в кино трудно, а порой и невозможно — климат на севере для киносъемок, как правило, не подходит.

Колёсный пароход «Н. В. Гоголь»

Самым старым в мире пароходом, все еще находящимся в эксплуатации, является норвежское колесное судно «Скибладнер», построенное в 1856 году. Оно курсирует по озеру Мьёса. В дрезденском пароходстве (Германия) остались на ходу девять посудин постройки 1879–1929 годов. По Рейну курсирует «Гёте» — самый большой речной пароход в мире, который спустили на воду в 1913 году. Эксплуатируют пароходы и на Миссисипи. Как говорится — глубоко тюнингованные.

Кажется, что романтика минувших веков, которые прочерчены дымными (однако не угрожающими экологии) трубами пароходов, безвозвратно ушла в прошлое. Ан нет: нижегородское конструкторское бюро «Возрождение колесных судов» взялось за старые чертежи и, существенно их осовременив, разрабатывает речных «бегунов». Два года назад на Волге прошли последние испытания первого в России современного колесного теплохода. Сейчас его маршруты проложены из Нижнего Новгорода по Горьковскому морю до Макарьевского монастыря и Мурома.

В проекте и процессе строительства на верфях сейчас находится пассажирское судно «Сура», которое тоже будет совершать круизы по великой русской реке. А еще в Нижнем нашли новое применение для колесных пароходов — в том числе и в качестве ледокольных судов. При низкой посадке и заднем гребном колесе они окажутся незаменимы в зимнем судоходстве. Подготовлен и проект «колесника» по заказу Русской православной церкви — представительское судно «Сергий Радонежский» с церковным помещением, купелью, трапезной. Колокольный звон тоже предполагается.

Так что мы еще услышим звучное шлепанье гребных колес и на Волге, и на Москве-реке.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть