Карпатский рейд Сидора Ковпака

21.04.2015

Владимир ПЕРЕКРЕСТ

Образ крепкого бородача в ватнике и ушанке, с автоматом на груди — такой же символ Победы, как и фигура идущего в атаку бойца регулярной армии. В тылу врага действовали более 6000 отрядов и соединений. Общая численность партизан и подпольщиков оценивается в миллион человек. 

Самым мощным было соединение Сидора Ковпака, контролировавшее значительную часть территории Украины. За свои беспримерные рейды он еще в войну был дважды награжден звездой Героя Советского Союза. Крестьянский сын, родившийся на Полтавщине и живший после войны в Киеве, Ковпак долгие годы был настоящей гордостью украинского народа. Однако после майдана все переменилось. Так, в городке Яремча на Западной Украине националисты-бандеровцы разбили кувалдами памятную доску в честь легендарного командира. А на месте монумента погибшим партизанам собираются поставить памятник «небесной сотне». Имя героя предается хуле и забвению.

В июле 41-го разведгруппа сержанта Федора Карпенко ушла за линию фронта, а когда через несколько дней вернулась, тот уже откатился далеко на восток. «Если не прорвемся к своим — будем здесь воевать», — решили бойцы. Однако вскоре Карпенко узнал от местных, что вроде есть тут уже партизаны — «какой-то Ковпак». Заодно сельчане предупредили: здешний лесник с полицаями снюхался, осторожно. И вот однажды сержант увидел на тропинке немолодого человека с клюкой. Держался тот довольно уверенно. Точно — лесник, решил сержант. 

— Ухлопать его, товарищ командир, — предложил кто-то из разведчиков. 

Карпенко с двумя бойцами кинулись следом, догнали. Еще прыжок — и дело бы с концом, но тут старик обернулся и спокойно спросил: 

— Ну, что вам, хлопцы, от меня надо?

Услышав, что его собираются пустить в расход, лихо выхватил откуда-то маленький браунинг времен Первой мировой и заорал на Карпенко: 

— Я два «Егория» получил, когда ты еще под столом ходил, сопляк! Я командир партизанского отряда.

— Где же твой отряд? — не поверили разведчики.

В ответ старик приутих:

— А вот вы и будете моим отрядом...

Вот так, отчасти курьезно, начиналась история одного из крупнейших партизанских соединений Великой Отечественной. В первые недели после нападения гитлеровцев партийные организации повсеместно организовывали отряды для борьбы в тылу врага. Руководителем одного из них был назначен председатель Путивльского горисполкома 54-летний Сидор Ковпак. Опытный солдат, прошел германскую и Гражданскую, воевал у самого Чапаева. С образованием, правда, не густо — лишь церковно-приходская школа, но при этом острый природный ум, тонкое понимание человеческой психологии. Не всякий бы вышел с честью из того положения, в котором оказался в первые месяцы войны будущий дважды Герой.

Еще до прихода немцев в окрестном Спадщанском лесу были заложены про запас колбаса, варенье, шоколад, чай, другие продукты длительного хранения, хозяйственная утварь, одежда, в том числе и зимняя. Ну и, конечно, взрывчатка. В начале сентября 1941 года Ковпак отправил отобранных парткомом будущих партизан в лес, а сам покинул город через два дня — когда в Путивль вошли немецкие танки. Однако своих людей не нашел. Стал ходить по окрестным селам и агитировать крестьян вступать в «действующий партизанский отряд». На осторожный вопрос: «А ты, дедушка, кто?» — отвечал: «Ковпак». Так и получилось, что молва о нем побежала впереди отряда. Ситуация усугублялась еще и тем, что «командир без армии» не знал точного расположения «схронов», ведь непосредственно их закладкой занимался директор местного инкубатора Коренев, также ушедший в лес и пока не нашедшийся.

Услышав эту историю, разведчики посмеялись. Расстреливать «дедушку» передумали, но и командиром признавать не торопились. Через несколько дней им повстречался тот самый Коренев и подтвердил рассказ Ковпака. Дело приняло совсем другой оборот: оказывается, дед — не сам по себе, а партией поставлен. А еще Коренев показал тайные склады, чем полностью растопил лед недоверия. Постепенно вокруг этого костяка и стал формироваться отряд. Нашлись люди, оставленные горкомом, подтянулись добровольцы из сел. Многие имели опыт Гражданской. 

Нужно было начинать действовать, но как — никто толком не знал. Между тем было похоже, что в округе кто-то уже бьет фашистов: видели на дороге несколько подорванных немецких автомобилей. Оказалось, в каком-то селе прижился 18-летний парнишка, отбившийся от своей части. Сапер. Земля в районе была нашпигована минами. То и дело какая-нибудь корова на выпасе подрывалась, бывало, и люди гибли. Парнишка подрядился разминировать луга — за щедрый харч. Хотя и службу разумел. Из обезвреженных зарядов делал фугасы и в одиночку вел с врагом «минную войну». Так в отряде появился свой подрывник, которого с легкой руки кого-то из читавших «Швейка» окрестили Сапером Водичкой. И пока другие отряды еще присматривались и главной своей задачей ставили элементарное выживание, Ковпак вовсю громил врага.

Фото: Яков Давидзон/ТАСС

Деду, как называли его партизаны, с кадрами везло. 17 октября его отряд соединился с группой Семена Руднева. Фигура незаурядная, многие считают, что без него соединение Ковпака никогда бы не стало столь мощной силой. Кадровый военный, за плечами Военно-политическая академия, опыт командования крупными воинскими соединениями, на груди — орден Красной Звезды, полученный еще в 36-м на Дальнем Востоке. Стать, выучка, дисциплина, даже в лесу всегда в военной форме и чисто выбрит. Полная противоположность не вылезающему из заношенного штатского пиджачка лысому Деду со съеденными зубами, но в то же время и дополнение. И, конечно же, умение понимать людей не хуже ковпаковского. Вроде логичнее ему, офицеру, принять руководство объединенным отрядом. Однако сам предложил: ты, Сидор Артемьевич, как командовал, так и командуй, а я при тебе комиссаром буду. На том и порешили.

А еще через два дня — новый фарт. Ковпак с Рудневым пригласили на совещание руководителей действовавших поодиночке мелких отрядов, чтобы убедить их бить фашистов сообща. Совещание прервали гитлеровские танки. Ковпаковские не дрогнули, быстро организовали отпор, заминировали обратную дорогу. В результате один танк подорвался при отходе, другой кружил по лесу, пока не застрял в болоте. Гостей такая сноровка поразила, и они без разговоров встали к Деду под ружье.

В Ставке о Ковпаке узнали после его первого рейда — из Сумской области на Брянщину. Прошли по немецким тылам, заходили в села строем, с советскими песнями. Народ дивился — жива еще Красная Армия, пусть даже в таком необычном виде. Многие, кто мог держать оружие, вступали в отряд. Своими диковинными для России повозками с мадьярскими, немецкими, румынскими палатками он напоминал цыганский табор, напишет потом в своем знаменитом романе «Люди с чистой совестью» сотрудник разведуправления Брянского фронта Петр Вершигора, который стал у Ковпака замом по разведке, а после его болезни в конце 1943-го возглавил соединение. 

«На всех перекрестках стояли станковые пулеметы и минометы самых различных систем и армий, — вспоминает Вершигора, — часовые на заставах курили ароматный табак или сигары, презрительно поплевывая через губу и снисходительно поглядывая на местных партизан. Одним словом, еще не доехав до Ковпака, я в этом столь отдаленном от днепровских равнин крае почувствовал родной запах Украины, аромат как бы возрождавшейся из веков Запорожской Сечи».

За этот рейд Ковпаку присвоили первую Звезду Героя, Рудневу же дали орден «Знак Почета». Весть об этом застала их в очередном походе — обратно на Сумщину. Рассказывают, что Ковпак не слишком обрадовался награде, а велел отбить Сталину: «Мой комиссар — не доярка, чтобы его «Знаком почета» награждать». Радист ответил «есть», но посылать такую радиограмму благоразумно не стал.

Фото: Яков Давидзон/ТАСС

Несколько раз проутюжил Дед своими рейдами гитлеровские тылы. Численность его соединения выросла до 2000 человек, появилась своя артиллерия. Пушки с Большой земли доставляли самолетами летчики авиаполка знаменитой Валентины Гризодубовой. В конце 1942 года Ковпак совершил очередной марш — на Правобережную Украину. Главным успехом стал подрыв крупного железнодорожного узла Сарны, вошедший в историю как операция «Сарненский крест». В ночь на 5 декабря одновременно были взорваны пять железнодорожных мостов вокруг станции, что парализовало ее работу как минимум на полмесяца. Снабжение немецких войск было прервано — это во время битвы под Сталинградом. 

Но самым громким стал Карпатский рейд, длившийся с 12 июня по 1 октября 1943 года. Задание Ковпак получил лично от Верховного главнокомандующего. «Ох, и крепкая рука, хлопцы, у товарища Сталина», — любил вечерами у костра рассказывать Дед о встрече в Кремле. Партизаны с боями прошли более 2000 км, взорвали 19 воинских эшелонов, 52 моста, 51 склад, несколько электростанций. Особый упор делался на нефтепромыслах: было ликвидировано 10 нефтяных вышек, 13 нефтехранилищ с 2290 тоннами нефти, 3 нефтеперегонных завода, нефтепровод у села Быстрица. Разгром железнодорожного узла в Тернополе существенно затруднил переброску войск под Курск — за четыре дня до сражения под Прохоровкой. Уничтожено от 3000 до 5000 немецких солдат и офицеров.

Слава о Ковпаке дошла до Гитлера. Партизаны узнали об этом, обнаружив у захваченного в плен офицера секретный документ за подписью Гиммлера и штампом «по личному указанию фюрера». Прибывший на Западную Украину рейхсфюрер передавал войскам приказ во что бы то ни стало разгромить отряд Ковпака и лично возглавил операцию. Против партизан были выдвинуты регулярные егерские части, с Восточного фронта переброшена кавалерийская дивизия СС «Флориан Гайер». Пришлось туго. В одном из боев погиб комиссар Руднев, через несколько дней у городка Коломыя получил тяжелое ранение его 19-летний сын. Окровавленного парня подобрала на поле боя местная украинская семья, несколько дней выхаживала, однако рана оказалась смертельной. Нет нужды говорить, что ожидало бы этих людей, узнай немцы об их попытке спасти молодого партизана. Казалось бы, самые бандеровские места, но большинство местного населения поддерживало советский отряд, а не спевшихся с гитлеровцами «самостийщиков». Да и в самом соединении, кстати, украинцев было примерно столько же, сколько и русских. С огромными потерями, разбившись на мелкие группы, отряд вырвался из окружения. Сам Дед был тяжело ранен, и в конце 43-го его отправили на лечение... 

Сидор Ковпак, 1954

После войны он жил в Киеве, был членом Президиума Верховного суда Украины. Умер в 1967 году, 80-летним, окруженный почетом и уважением. Его память увековечена в названиях улиц, школ, в фильмах и книгах. Настоящий герой Украины, Тарас Бульба нашего времени. 

После перестройки в «самостийной» начал набирать силу другой рейд — на этот раз против памяти героя. Его объявили не командиром, а ширмой для московских чекистов — мол, не мог полуграмотный крестьянский сын руководить столь крупным соединением. Посмертно вбили клин между ним и Рудневым: обвинили в организации убийства комиссара — за то, что тот якобы с пониманием относился к украинским националистам. Никаких подтверждений этому не существует, выжившие участники событий опровергли клевету в суде. Характер ранений Руднева указывает, что они были получены в бою. Тем не менее сейчас на Украине эту ложь преподносят как факт даже в вузовских курсах истории. А что касается отношения к УПА (украинской повстанческой армии), то достаточно почитать дневник комиссара: «Командир разведгруппы... сообщил, что держал бой с националистами 40 минут, есть два бойца убитых, патроны на исходе. Националистов много... Ну, сволочи, вызов брошен — принимаем». Так что если и не было крупных столкновений с «упивцами», как называл их Руднев, то это вопрос тактики — не ввязываться в мелкие стычки, когда перед тобой стоит гораздо более масштабная задача.

Летом 2013 года исполнялось 70 лет Карпатскому рейду. Коммунисты Украины предложили отметить знаменательную дату, но Верховная рада идею не поддержала. А в ноябре начался майдан. Потомки бандеровцев кинулись мстить Деду. Была демонстративно порушена памятная доска в Яремче. Как тут не вспомнить слова из дневника комиссара: «Ну, сволочи, вызов брошен...» Его приняли в Новороссии — и ответили. Да так, что мало не покажется.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть