С нами Бог

18.04.2015

Валерий ШАМБАРОВ

Крестный ход в честь Победы. Май 1945

В годы Великой Отечественной среди верующих упорно ходил слух: под конец войны Господь даст Знамение — она завершится в один из великих христианских праздников. Именно так и случилось. Германия пала, когда наша Церковь отмечала главный праздник. В 1945-м Пасха Христова пришлась на 6 мая, день святого Георгия Победоносца. В ночь на среду Светлой седмицы был подписан акт о капитуляции. В Москве полыхал салют, в открывшихся храмах звонили колокола, приветствие «Христос Воскресе!» дополнялось еще одним: «С Победой!».

На пряжках гитлеровских солдат была надпись: «Gott mit uns» — «С нами бог». Но что это за бог?.. Геринг указывал: «Неправда, что нацизм создает новую религию. Он и есть новая религия». «Религия» была магической и неоязыческой. Нацистская партия в свое время формировалась оккультным «Обществом Туле». Соответствовала и символика. Свастика в круге — не что иное, как жертвенник. При партии подвизались организации магов. Искали контакты с потусторонними силами, с подземными пространствами, где якобы светит «черное солнце» и лежит «подземная империя ариев». Кто-то даже отождествлял это с Валгаллой, миром языческих богов и погибших героев. Считалось, что там можно черпать «энергию врил», контактировать с «Высшими Неизвестными». Христиане давно в курсе того, как следует именовать этих «неизвестных» и чего от них можно ждать. Гитлер тайно получил от германских оккультных кругов сан Великого магистра, верил, что его «ведет провидение», а силы и идеи он берет напрямую из Валгаллы.

Черный орден СС виделся как «арийская церковь», а сами нацистские руководители испытывали эйфорию от роли «сверхлюдей», уверовали в то, что им все доступно и дозволено. Стали приносить в жертву своим «богам» целые народы. 

На захват СССР Гитлер погнал всю Европу. В его армии воевали полмиллиона поляков, десятки тысяч чехов, французские, бельгийские, голландские, датские, норвежские дивизии СС. Среди союзников значились итальянцы, румыны, финны, венгры, хорваты, словаки, испанцы. Откуда могла ждать помощи Россия? Как и в прежние времена, от Бога? Но православную церковь у нас в основном разгромили еще в начале 1920-х, казнив при этом 15 000 священников, монахов, мирян. Второй губительный вал обрушился в 1928–1931 годах, третий — в 1937-м.

Патриарх Сергий (Страгородский)

Потом курс правительства стал меняться. Наметился поворот от революционного безумия к государственно-патриотической политике. Обозначалась преемственность по отношению к прежней России, связь с ее историей, культурой. Худо-бедно реабилитировали казачество. Уменьшили гонения на Церковь. В Москве постоянно действовал аппарат патриархии во главе с митрополитом Сергием (Страгородским), поддерживавший связь с епархиями, зарубежными представительствами. После присоединения Прибалтики, Западной Украины, Западной Белоруссии и Бессарабии вернулись в единое церковное лоно несколько монастырей. И уже никакой речи об их грядущем закрытии не шло. Однако возврат к истинным духовным ценностям начался все-таки слишком поздно...

За что стоять до смертного конца, ежели, во-первых, немцы по ту сторону линии фронта — как бы и не чужие вовсе, но суть братья по социальному классу, а, во-вторых, за гробом — ничего нет и не будет? За эту жизнь надо бы всеми силами цепляться... 3,9 млн бойцов подняли руки, пошли в плен. Многие вымерли в лагерях от голода и болезней в первую же зиму. 

С другой стороны, уже 22 июня 41-го в православных храмах зазвучало обращение местоблюстителя патриаршего престола Сергия: «Не в первый раз приходится русскому народу выдерживать такие испытания. С Божией помощью он и на сей раз развеет в прах фашистскую силу. Наши предки не падали духом и при худшем положении, потому что помнили не о личных опасностях и выгодах, а о священном долге перед Родиной и Верой и выходили победителями...» Владыка назвал войну «очистительной грозой» и был прав. Русскому народу действительно пришлось очищаться и от богоборчества, и от прочих грехов и соблазнов, неимоверными страданиями искупать то, что он натворил в годы строительства «земного рая». 

28 июня митрополит Сергий сообщал экзарху Русской православной церкви в Америке Вениамину: «По всей стране служатся молебны... Большой религиозный и патриотический подъем». Молился в Москве «о даровании победы русскому воинству» — при огромном стечении народа. Да и как было избежать этих молитв матерям солдат, которых давили вражеские танки, женам и детям людей, уходивших на фронт? Или бойцам — особенно тем, кто еще «при царском режиме» приобщился к вере?..

Уже в наше время непосредственный свидетель боевых действий в Чечне протоиерей Георгий Поляков рассказывал: «Кто побывал в смертельном бою и хоть краем глаза видел смерть, знает — никто не умирает атеистом. Когда дыхание смерти почувствуешь рядом, почувствуешь ее прикосновение и неминуемость прощания с жизнью... порой самые рьяные атеисты обращались к Богу». 

Водосвятный молебен на Днепре  и крестный ход. 1944

Сохранились кадры кинохроники, фотографии более чем 70-летней давности, показывающие переполненные храмы. Среди паствы много военных.

В годы войны народ исцелялся от атеистического мракобесия. Люди менялись. Они заново учились дорожить Отечеством. Солдаты дрались все более упорно. Жертвовали собой — заслоняя товарищей, оставшихся в тылу любимых чад, мам, невест. Спасая родные города и села, незнакомые деревеньки. Обретая тем самым Любовь, о которой говорил Спаситель: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин, 15:13). Так начали открываться двери грядущих побед...

Правительство вольно или невольно стало действовать в том же направлении. Уже в сентябре 1941 года Сталин прекратил деятельность Союза воинствующих безбожников, антирелигиозных журналов. В 1942-м военные власти (конечно, не без указаний самого высокого уровня) официально объявили о праздновании Пасхи, отменили в эту ночь комендантский час. Православные иерархи впервые после революции получили государственные назначения. Местоблюститель патриаршего престола Сергий, митрополит Киевский и Галицкий Николай (Ярушевич) были включены в Чрезвычайную комиссию по расследованию преступлений оккупантов. Духовная сила и авторитет церкви противопоставлялись злодеяниям нацистской бесовщины.

Иногда Божия помощь проявлялась зримо. До нас дошло немало свидетельств о чудесах, совершавшихся на войне, о явлениях Божией Матери, Николая Чудотворца и других святых. Например, 11 ноября 1942-го в Сталинграде, в самой тяжелой ситуации, когда немцы разрезали нашу 62-ю армию на части, едва цеплявшиеся за кромки берега. Об этом впоследствии вспоминали солдаты, офицеры, местные жители. Уполномоченный Совета по делам церкви Украинской ССР П. Ходченко вспоминал, как доложил в Москву, что целый полк наблюдал чудесное Знамение. Воины передавали друг другу: «Мы все такое видели — Божия Матерь была в небе! В рост и с младенцем Христом! Теперь точно порядок будет!» Это был переломный момент всей войны. (Недавно в Ростове Великом написана и освящена Сталинградская икона Знамения Божией Матери.) После Курской битвы Верховный главнокомандующий решил упрочить отношения с церковью. 4 сентября 1943-го к нему были приглашены митрополиты Сергий (Страгородский), Алексий (Симанский) и Николай (Ярушевич). Было решено созвать Поместный собор для избрания Священного синода и патриарха. Иосиф Виссарионович согласился с просьбами об открытии богословских курсов, издании журнала патриархии, освобождении священников, еще находившихся в заключении и ссылках. Распорядился выделить патриархии субсидии, продукты, автомашины, отдать особняк бывшего германского посольства. Патриархом стал владыка Сергий.

Священник Федор Пузанов среди бойцов 5-й партизанской бригады. Ленинградская область

К Господу обращались и наши военачальники. В дни блокады Ленинграда командующий фронтом Леонид Говоров регулярно и открыто приходил в храм на службы. Известно, что маршал Александр Василевский ездил причащаться в Троице-Сергиеву лавру. После Сталинграда глубоко верующим стал командующий той самой 62-й армией генерал Василий Чуйков. Не исключено, что и он удостоился видеть Пресвятую Богородицу. 

Недавно обнародованы свидетельства, касающиеся маршала Жукова. Еще в 1920-х, будучи командиром полка, он навещал последнего оптинского старца св. Нектария, получил от него благословение и наставление: «Ты будешь сильным полководцем. Учись. Твоя учеба даром не пройдет». В сражении за Ленинград Георгий Константинович разрешил митрополиту Алексию (Симанскому) устроить вокруг города крестный ход с Казанской иконой Божией Матери. И чудо произошло, вражеские атаки приостановились. А после освобождения Киева Жуков возвратил церкви чудотворную Гербовецкую икону Пресвятой Богородицы, отбитую у фашистов.

Маршал Иван Конев спасал Ченстоховскую икону Девы Марии — немцы тогда задумали взорвать Ясногурский монастырь, где она находилась. Существует поверье: через эту икону иногда предстает подлинный лик Богородицы. И действительно, Она явилась перед участниками операции. Одним из них был военный корреспондент Борис Полевой, свидетельствовавший: «Икона, во всяком случае, лик и рука Богородицы будто бы покрылись туманом, растаяли, а потом из тумана стало прорисовываться другое лицо: округлое, совсем юное... Это была смуглая Девушка ярко выраженного восточного типа, Девушка лет пятнадцати, шестнадцати. Здоровье, физическое и духовное, как бы проступало сквозь смуглоту кожи. Продолговатые глаза, большие, миндалевидные, несколько изумленно смотрели на нас...» 

Колонна танков имени Димитрия Донского, переданная Армии Церковью

Церковь была вместе с народом. Собирала средства на танковую колонну св. Дмитрия Донского, авиационную эскадрилью св. Александра Невского. Вдохновляла людей на борьбу. Лука Войно-Ясенецкий, впоследствии прославленный в лике святых, творил чудеса в медицине. Священники и монахи участвовали в партизанском движении. Многие погибли от рук карателей, под бомбежками, от голода. Только на Украине бандеровцы зверски умертвили 300–400 православных священнослужителей, в том числе митрополита Волынского и Житомирского Алексия (Громадского), епископа Михаила (Тарнавского). Однако вместе со всенародным подвигом воскресала и сама церковь. В военные и первые послевоенные годы в СССР было открыто 14 000 храмов, 85 монастырей, восемь духовных семинарий, две академии. Над Россией звучало «Христос Воскресе!», по храмам пели: «Да воскреснет Бог, и расточатся врази Его. Яко исчезает дым, да исчезнут...» 

В последние недели войны среди нацистских руководителей разразилась эпидемия самоубийств. Темные силы забирали тех, кто вызвался служить им. Со смрадным дымом горящих останков расточалась попытка построить мировую оккультную империю... 

Великую Отечественную символически завершал Парад Победы. И опять он пришелся на один из величайших христианских праздников — День Святой Троицы. По православной традиции это день торжества жизни. Храмы украшаются зеленью березок, благоухают скошенной травой. Верующие на коленях читают особые молитвы о ниспослании Святаго Духа. 

Жизнь и радость торжествовали. По Красной площади величественно шагали полки. А над Москвой, над колоннами победителей, над массами ликующих людей раскинулось мирное небо. Словно купол огромного храма Святой Троицы, даровавшей эту победу.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть