Дары преподобного Сергия

04.06.2014

Сергей ПЕРЕВЕЗЕНЦЕВ, доктор исторических наук, писатель

Точная дата рождения одного из самых почитаемых русских святых неизвестна. Ученые, исследовавшие его жития и другие более или менее аутентичные источники, связанные с земной жизнью Преподобного, искали эту дату в историческом отрезке от 1313-го до 1322 года. При этом большинство сходилось во мнении: родился святой в начале мая. 

Русская православная церковь определила условный день появления на свет величайшего подвижника земли Русской — 3 мая 1314 года. И уже с начала 2014-го в стране проходят общенациональные торжества, посвященные 700-летию со дня рождения преподобного Сергия Радонежского.

В 1328 году, чтобы не допустить волнений, многих жителей Ростова выселили из города в московские земли. Так, волей великого князя Ивана Калиты, в подмосковном местечке Радонеж оказался ростовский боярин Кирилл с женой Марией и сыновьями — Стефаном, Варфоломеем и Петром. Через девять лет Варфоломей уйдет из дома, примет монашество и станет основателем Троицкого монастыря. А затем прославится как величайший русский подвижник преподобный Сергий Радонежский (1314–1392), который во все последующие века считался небесным покровителем всех московских государей и главным небесным молитвенником за Русское государство и русский православный народ. Вот такие парадоксы дарит нам иногда история…

На протяжении вот уже почти семисот лет преподобный Сергий — самый почитаемый святой всего православного Русского мира. Чем полюбился он русскому сердцу? Почему еще при жизни святого подвижника люди стали тянуться к нему за советом и благословением? 

Правда

«Ничего нет, если Правды нет…» — написал когда-то один из средневековых русских книжников. Правда, как ее понимали наши пращуры, — это то, что мы называем сегодня «социальной справедливостью». Троицкий монастырь в те тяжелые времена стал символом такой Правды, русской Правды… 

Житие преподобного Сергия рисует нам образ очень скромного, терпеливого и неприхотливого в бытовом отношении человека: «…Одежда новая никогда не прикрывала тело его, ни сукно немецкое нарядное, разукрашенное... Но только из сукна простого, то есть из сермяги… одежду носил, ветхую, не раз перешитую, и неотстиранную, и грязную, и многим потом пропитанную, а иногда даже и с заплатами». Основой жизни старец считал труд, ибо только собственным трудом, по его убеждению, человек имеет право добывать себе пропитание. Житие Преподобного предлагает нам множество рассказов о его трудах. Вот один из таких рассказов. В голодный год Сергий пришел к некоему монаху Даниилу и предложил соорудить сени перед его кельей, а в качестве платы за труды попросил гнилого хлеба. Даниил тут же вынес Сергию целое решето хлеба и был готов отдать его даром, но Преподобный ответил: «Прибереги хлеб до девяти часов, потому что я прежде, чем руки мои не потрудились, и до работы, платы не беру».

Михаил Нестеров. «Труды Преподобного Сергия»По таким же правилам жила и вся Троицкая обитель, особенно после того, как приняла общежительный устав. В его основе лежали несколько главных принципов — равенство всей братии (включая игумена), запрет на частную собственность, совместный стол и молитва, послушание и четкое распределение обязанностей, наконец, ежедневный неустанный труд. Троицкий монастырь стал первой в Московской Руси общежительной обителью, а Сергий Радонежский был поставлен в его первые игумены.

Затем по примеру Троицы самим Сергием и его учениками общежительные монастыри основываются по всей Руси. И везде становятся центрами притяжения для местного люда. Почему? Прежде всего потому, что иноки в этих обителях жили так же, как и окрестные крестьяне, а правила монастырского бытия оказались схожи с принципами жизни сельской общины. И крестьяне увидели в монахах сами себя — таких же тружеников, живущих столь же скудно и скромно. И узнали в этом столь чаемую русским сердцем Правду… 

Чистота души

Но Правда общежительных монастырей состояла не только в том, что иноки жили, как соседние с ними крестьяне, а прежде всего в том, что они хранили «чистоту души», т.е. нравственную чистоту. Иноческое трудолюбие, скромность и воздержание не были вынужденными, не были вызваны, как у большинства современников, лишь жестокими условиями окружающей жизни, но стали результатом свободного выбора каждого из монашествующих. И первым среди насельников московских общежительных обителей такой выбор сделал преподобный Сергий.

Его житие сообщает нам, что еще до принятия общежительного устава Сергий «братии, как купленный раб, служил: и дрова для всех… колол, и толок зерно, и жерновами молол, и хлеб пек, и еду варил, и остальную пищу, нужную братии, готовил; обувь и одежду он кроил и шил; и из источника, бывшего там, воду в двух ведрах черпал и на своих плечах в гору носил и каждому у кельи ставил... Ночью же Сергий в молитвах без сна проводил время; хлебом и водой только питался… И что бы он ни делал, псалом на устах его всегда был… Так пребывал он в молитвах и в трудах, плоть измучил свою и иссушил, желая быть небесного города гражданином и вышнего Иерусалима жителем».

Затем, уже став игуменом, преподобный Сергий строго следил за соблюдением монастырского устава: «Завершив молитву в келье своей, выходил он из нее после молитвы, чтобы обойти все кельи монахов. Сергий заботился о братии своей, не только о теле их думал, но и о душах их пекся, желая узнать жизнь каждого из них и стремление к Богу. Если слышал он, что кто-то молится, или поклоны совершает, или работой своей в безмолвии с молитвой занимается, или святые книги читает, или о грехах своих плачется и сетует, за этих монахов он радовался, и Бога благодарил, и молился за них Богу, чтобы они до конца довели добрые свои начинания. Если же Сергий слышал, что кто-то беседует, собравшись вдвоем или втроем, или смеется — негодовал он об этом и, не терпя такого дела, рукой своей ударял в дверь или в окошко стучал и отходил. Таким образом он давал знать им о своем приходе и посещении и невидимым посещением праздные беседы их пресекал. Затем утром на следующий день призывал он к себе провинившихся; но и здесь не сразу запрещал им беседы, и с яростью не обличал их, и не наказывал их, но издалека, тихо и кротко, как будто притчи рассказывая, говорил с ними, желая узнать их прилежание и усердие к Богу…» 

Духовное единство

«Христос есть истинная правда…» — писал все тот же средневековый русский книжник. В самом деле, общежительные монастыри притягивали к себе окрестный и дальний православный люд не только и не столько потому, что иноки жили, как обычные крестьяне, но в силу того, что в иноческих обителях торжествовала истинная христианская вера, как говорили в те времена, будто «сам Христос пребывал». Вот в чем было главное чудо — монахи трудились и жили похожим на крестьян образом, но по-другому — в чистоте души и со Христом. 

Именно преподобный Сергий Радонежский, стремясь сам и направляя монастырскую братию к «жизни во Христе», ввел в русскую жизнь идею и практику «высокого жития», как реальный пример достижения в обычных жизненных обстоятельствах духовного совершенства. Он же предложил несколько принципов «высокого жития». Прежде всего Преподобный призывал иноческую братию к отказу от мирских соблазнов — богатства, власти, ненависти, насилия. Отказ от всего мирского должен был способствовать тому, чтобы иноки хранили смирение и любовь. Столь же необходимой составляющей «высокого жития» являлась идея внутренней духовной свободы, как высшей степени свободы вообще. Наконец, еще одно из условий «высокого жития» — и для отдельного человека, и для монастырской обители, и для общества в целом, — преподобный Сергий видел в единомыслии. Единомыслие для отдельного человека — это целостность души, полностью посвященной служению Господу. Для обители — единство помыслов и действий всех иноков, которые своим подвигом умножают Христову Любовь на земле и подают пример остальным людям. Для общества — это идея единства, благодаря которому Русь только и может спастись. 

Фото: ИТАР-ТАССНе случайно обитель, основанная преподобным Сергием, была посвящена Святой Троице. Сергий Радонежский видел в Троице высший христианский образ Единства и Любви, ибо ипостаси Святой Троицы единосущны, не знают ненависти, но исполнены Любви. Святая Троица — это еще и прообраз того, как должно строиться человеческое общежитие вообще и русское общество в частности. Следовательно, Святая Троица, в честь которой и была основана обитель на горе Маковец, становилась и символом единства Руси. Впервые в русской истории преподобный Сергий придал идее Святой Троицы реальное, конкретное звучание, преобразовал христианский догмат в символ живого единства, к которому должны стремиться все. Как показала дальнейшая история, именно из Троицкой обители русские люди и в XIV веке, и позднее ждали импульсов к возрождению единства в Русском государстве, ибо эти импульсы исходили как бы от Самого Господа. А икона «Святой Троицы», написанная Андреем Рублевым, духовным учеником преподобного Сергия, почиталась не как произведение искусства, но опять же как воплощенный символ Божественного единения.

И сам преподобный Сергий много потрудился во славу единства Русской земли. Не раз в наиболее драматичные моменты истории помогал князьям услышать друг друга, убеждал их прекратить кровопролитные усобицы. Ради этого совершались его «миротворческие походы» в Нижний Новгород и Рязань. Эту же цель преследовал Преподобный, освятив своим участием княжеский съезд 1374 года: на съезде был составлен союз, который вывел в 1380 году полки на Куликово поле. Наконец, в 1380 году троицкий игумен благословил московского великого князя Дмитрия Ивановича и все русское воинство на битву с полчищами Мамая и отправил сражаться двух монахов —  Александра Пересвета и Андрея Ослябю, предварительно посвятив их в схиму. На Куликовом поле именно Пересвет положил почин великой победе, встретившись в поединке со «злым печенегом», позднее прозванным Челубеем…

...

Когда мы опять начнем биться над сложными для нас вопросами (а биться будем, куда ж мы от этих вечных, «проклятых» вопросов денемся?), давайте вспомним и те ответы, которые семьсот лет назад нашел для нас преподобный Сергий Радонежский: жить надо в правде, чистоте души и духовном единстве. Эти заветы преподобного Сергия — его подарки и современникам, и нам, потомкам. Вот только сумеем ли мы ими воспользоваться? А преподобный Сергий Радонежский молится за нас на небесах…

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть