Чтит Севастополь, чтит Камчатка, чтит Кронштадт

21.06.2014

Валерий ХМЕЛЬНИЦКИЙ

Православие издревле считалось у нас фундаментом не только морали, культуры и гражданского быта, но и воинских традиций. К примеру, когда Дмитрий Донской строил крепости по границам, в каждой твердыне или поблизости от нее основывался монастырь. Это были две части единой системы защиты — как крест на шее и воротник кольчуги. Ратник оборонял свою землю, близких. И родные святыни. А те поддерживали, защищали его. Что значил бы он без Божией милости?

На страницах летописей, исторических хроник постоянно встречаются схожие эпизоды. При нашествиях врагов служили молебны перед теми или иными образами, совершали крестные ходы. И у неприятелей начинались неурядицы. 

Подобными чудесами прославились многие иконы. Но всегда ли люди получали небесное заступничество? Увы, нет. Церковь учит, что помощь подается по вере. Ярким примером этого правила может послужить история Порт-Артурской иконы Божией Матери.

В декабре 1903 года в Киево-Печерскую лавру пришел из Бессарабии старик Федор. При обороне Севастополя он был матросом. Пройдя через ад сражений, стал глубоко верующим. А теперь рассказывал, что недавно его разбудил шум — как бы от ветра. Бывшему моряку явилась Сама Пресвятая Богородица. Она стояла на берегу какого-то залива, в отдалении горел город. Владычица была одета в синий хитон, коричневый плащ-омофор, а в руках держала развернутый плат с Ликом Спаса Нерукотворного. Стопами Она попирала обнаженные мечи, в небе над Ее главой виднелись архангелы Михаил и Гавриил, восседал Господь Саваоф и виднелась надпись: «Да будет едино стадо и един Пастырь».

Божия Мать поведала Федору, что вскоре на берегах дальнего моря начнется страшная война. Картину, которую он видел, Богородица повелела написать на иконе и доставить ее в Порт-Артур. Тогда город окажется под небесным покровительством, и православные воины одолеют японских язычников. В лавре рассказ поначалу восприняли настороженно — сюда приходило немало людей с разными «видениями». Но миновало чуть больше месяца, и вдруг выяснилось: старик знал то, о чем не подозревало русское верховное командование! Внезапно, без объявления войны, Япония напала на наши базы, и эпицентром борьбы стал именно Порт-Артур.

Верующие принялись собирать деньги на икону. Жертвователей нашлось так много, что договорились брать лишь по 5 копеек с человека. Эти пятачки сдало 10 тысяч богомольцев. Живописец П.Ф. Штронда взялся за работу безвозмездно. Создание иконы тоже сопровождалось чудесами — Штронда свидетельствовал, как старик Федор, постоянно находившийся с ним во время работы, брал карандаш скрюченными пальцами, и его рука вдруг творила легко и четко, как у лучшего профессионала. На Страстной неделе образ освятили, отправили в Санкт-Петербург адмиралу В.П. Верховскому.

И тут-то начались проблемы. Вера в России была уже далеко не такой прочной, как в прежние времена. Особенно в высших слоях общества. Адмирал воспринял икону в первую очередь как уникальное художественное произведение. Вместо того, чтобы без промедления отправить ее в Порт-Артур, повесил в своем доме, приглашал полюбоваться друзей, придворных, сенаторов. Просил у митрополита Петербургского Антония выставить ее «хотя бы на недельку» в Казанском соборе. Тот указал — повеление Самой Божией Матери надо исполнять спешно, ведь место Ее иконы — в Порт-Артуре. Но Верховский отмахнулся: дескать, неделя не имеет никакого значения.

К. Маковский. «Портрет императрицы Марии Федоровны, жены Александра III»Между тем положение в Порт-Артуре резко ухудшилось. Подорвался на мине и затонул броненосец «Петропавловск», на нем погиб командующий Тихоокеанским флотом С.О. Макаров. На его место перевели адмирала Н.И. Скрыдлова с Черноморского флота. Когда он приехал в Петербург за назначением, покровительство над Порт-Артурской иконой (ее назвали также «Торжество Пресвятой Богородицы») взяла на себя вдовствующая императрица Мария Федоровна. Она наконец-то сдвинула дело с мертвой точки, поручила Скрыдлову доставить икону туда, где она была необходима. Адмирал торжественно заверил — он лично внесет святыню в собор Порт-Артура. Отслужили молебен у императрицы в Аничковом дворце. 12 апреля икона покинула столицу.

Но и Скрыдлов не спешил. Поехал не на Дальний Восток, а в Севастополь, сдавать дела, собирать вещи, готовить переезд семьи. Отчалил 20 апреля и… опоздал. 26 апреля в Порт-Артур прорвался последний воинский эшелон, разгоняя передовые отряды высадившихся японцев. Дорогу перерезали, Скрыдлов вместо Порт-Артура очутился во Владивостоке. Видимо, в суматохе он вообще забыл про икону. Среди верующих росло недоумение: куда она делась? К адмиралу обратились 30 июля — после того, как владивостокский отряд крейсеров проиграл бой с японцами и один из кораблей погиб. Скрыдлов переложил ответственность на Марию Федоровну. Дескать, не получал от нее никаких указаний. 

Евсевий, архиепископ Владивостокский и КамчатскийИкону таки извлекли из адмиральского багажа, перенесли в Успенский собор Владивостока. Архиепископ Владивостокский Евсевий служил первый молебен 6 (19) августа, в праздник Преображения Господня. Собралось огромное количество прихожан — солдаты, матросы, население. Люди плакали, просили помощи. Однако многие православные отмечали: воля Божией Матери не исполнена! Ведь она наказывала доставить Ее икону в Порт-Артур! Выполнить эту миссию вызвалась группа молодых офицеров во главе с мичманом Шишко. Они намеревались проскочить в осажденную крепость на пароходике «Сунгари». Но Скрыдлов запретил рисковать иконой. Сделали три фотокопии и список масляными красками. Фотографии послали по почте русскому консулу в город Чифу, дабы переправить их в Порт-Артур проникавшими туда китайскими джонками. Фотографии не дошли, пропали при пересылке.

А список повезли на «Сунгари». Кроме иконы, пароходик нагрузили снарядами, мукой, водкой. Однако он попал в страшный тайфун. Потрепанный, вернулся для ремонта. Вторым рейсом почти дошел до крепости, но появились корабли противника, «Сунгари» укрылся на германской базе Циндао. Смельчаки заговорили, что действуют неправильно — потому что Божия Мать однозначно велела доставить в крепость не копию, а подлинник. Ропот разошелся по всей России. В редакции газет приходили письма: где же икона, о которой столько рассказывалось весной? Дошла ли до Порт-Артура? Верующие с недоумением и возмущением узнавали: нет, не дошла. Задавались вопросами — неужели не найдется человек, который выполнит священный долг? Таким человеком стал отставной гвардейский ротмистр Федоров. Он был героем прошлой, русско-турецкой войны, но теперь ему перевалило за пятьдесят. Федоров страдал ревматизмом и тихо жил в Гатчине. Тем не менее, узнав о судьбе иконы, вызвался ехать. Отправился за благословением к св. Иоанну Кронштадтскому. Дальше, как вспоминал Федоров, его всю дорогу сопровождали «малые чудеса». Он получил нужные полномочия в Адмиралтействе, а все проблемы, возникавшие в пути, решались быстро, иногда неожиданным образом. 7 ноября, в день приезда Федорова во Владивосток, Скрыдлову пришла телеграмма от императрицы Марии Федоровны. Она находилась в Дании, но узнала про добровольца и распорядилась доверить ему икону.

22 ноября образ Порт-Артурской Богородицы поместили в специальный футляр. На норвежском пароходе Федоров повез его в Шанхай. Оттуда — в порт Чифу. Вышли в море на китайской джонке, но попутный ветер сменился вдруг на встречный, усиливался, заставил вернуться. На следующий день, 19 декабря, повторилось то же самое. Почему Божия воля уже не пускала в крепость икону, стало ясно 20 декабря. В Чифу пришли четыре миноносца из Порт-Артура и сообщили: принято решение о сдаче города. В общем, опоздали. Вера русского начальства проверки не выдержала. 

Что ж, Федоров рассудил — воинская икона должна находиться в войсках. Передал ее в штаб главнокомандующего Куропаткина. Хотя и этот генерал был весьма либеральным, а св. Иоанн Кронштадтский указывал на его «небрежение» к святыням. Порт-Артурская икона оставалась в ставке незамеченной, о каких-либо службах перед ней сведений нет. После войны она вернулась во Владивосток, находилась в Успенском соборе. В 1932 году его закрыли, в 1938-м взорвали. След иконы потерялся. Даже ее списки оставались малоизвестными.

Архимандрит Иннокентий (Третьяков) в Горненском монастыре Иерусалима перед возвращением Порт-Артурской иконы во ВладивостокОднако Пресвятая Богородица еще раз явила чудо. В 1998 году в Иерусалиме находились паломники с Дальнего Востока. Среди них — настоятель Успенской церкви Владивостока иеромонах Сергий. Вместе с настоятелем Свято-Покровского храма Уссурийска архимандритом Иннокентием они зашли в антикварную лавку и опознали вдруг Порт-Артурскую икону! Денег у них не было, истекал последний день их пребывания в Израиле. Но они обратились к настоятельнице Горненского монастыря игумении Георгии, икону удалось выкупить. 6 мая 1998-го она возвратилась во Владивосток, встреченная крестным ходом и звоном колоколов.

Один из старинных списков иконы в 1980-х обнаружил реставратор Михаил Осипенко, работавший в кладбищенском храме города Киржача. Через некоторое время была изготовлена копия. В связи со столетием иконы возникла идея все-таки исполнить завет Пресвятой Богородицы, доставить Ее образ в Порт-Артур (ныне Люйшунь). Образ освятили в Никольском морском соборе Кронштадта, из Леушинского подворья Санкт-Петербурга повезли на частной машине через всю страну. Пришлось преодолеть неимоверные трудности — по законам Китая, через границу запрещен въезд священников, ввоз икон. А Люйшунь — военно-морская база, туда русских допускают раз в году, посетить в День Победы кладбище павших воинов. К тому же в Китае разразилась эпидемия, дороги перекрыли.

Но все-таки участникам необычного крестного хода удалось привезти икону в Порт-Артур. 9 мая 2003 года иеромонах Георгий, переодетый в гражданское, отслужил перед ней молебен о спасении России. Некогда на кладбище по повелению Николая II был установлен восьмиметровый каменный крест. В киоте находилась мозаичная Казанская икона, разбитая варварами в годы «культурной революции». Вместо нее установили специально изготовленную копию Порт-Артурской… 

Эти события отозвались новой чередой чудес. По всей России вдруг стали находиться старинные списки иконы (их обнаружено семь или восемь), а во Владивостоке начала обильно мироточить икона св. Параскевы — и мироточит до сих пор. 

Что же касается Порт-Артурской иконы, то она сейчас почитается как покровительница русского воинства и дальневосточных рубежей нашей страны. По благословению патриарха Алексия II, установлено празднование этой иконы 29 (16) августа, в день Спаса Нерукотворного (изображенного на иконе). Во Владивостокской епархии также празднуются: 17 февраля — обретение иконы в Иерусалиме, 6 мая — ее возвращение во Владивосток.   

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть