Казанская заступница

23.10.2015

Валерий ШАМБАРОВ

С. Иванов. «В смутное время». 1908

В 1579 году над Россией нависла страшная опасность. Польский король Стефан Баторий развернул грандиозный поход на Восток. Ватикан и иезуиты плодотворно потрудились, чтобы организовать для этого мощнейшую коалицию. Им удалось окончательно слить Литву и Польшу в единую огромную державу. Та заключила союз со Швецией. Помочь им взялись германский император, Венгрия, Рим, итальянские государства. Подтянули Османскую империю, Крымское ханство, ногайцев. Сплели заговор и внутри России. Враги открыто провозглашали: они не удовлетворятся, пока не уничтожат само Московское государство...

Обратим внимание на ряд совпадений. Тогда проявили себя деятели и организации, которые обнаружатся в следующей атаке на нашу страну, в катастрофе Смутных времен. В махинациях по объединению Литвы и Польши важную роль сыграл магнат и авантюрист Юрий Мнишек. От католической церкви и ордена иезуитов антироссийскую деятельность координировал Антонио Поссевино: обеспечил союз со шведами, ездил даже в Москву, пытался заставить Ивана Грозного принять унию. А заговор при царском дворе возглавлял Богдан Бельский.

Через несколько десятилетий, при подготовке Смуты, тот же Мнишек стал «первооткрывателем» Лжедмитрия. Самозванца в походе сопровождали иезуиты, маскировавшиеся под православных священников, — заранее готовились, изучили язык, богослужение. Когда они вторглись на Русь, на Западе развернулась широкая информационная поддержка. В Венеции вышла книга о «чудесном спасении царевича Московского», дословно повторявшая версию, которую озвучивал о себе Лжедмитрий. Ее издавали рекордными для той эпохи тиражами, перевели с итальянского на латынь, немецкий, испанский, французский. Автором книги был Поссевино. А когда самозванец пошел на Москву, мятеж в столице устроил Богдан Бельский...

Отметим и другие совпадения. В июле 1579-го, когда вражеские полчища двинулись на нашу страну, в Казани полыхнул пожар, уничтоживший половину города. Девятилетней Матроне из Стрелецкой слободы явилась во сне Сама Пресвятая Богородица. Велела искать на пожарище Ее икону и указала место. Девочка сперва робела, стеснялась. Но икона Девы Марии являлась ей в грозном пламени, требовала исполнить приказ. Родители поначалу не верили Матроне, однако обратились к воеводам и архиепископу. Те отмахнулись. Поиски на пепелище начали мать, родные, соседи, найти же реликвию было дано именно Матроне. Образ перенесли в храм Св. Николая Тульского. 

П. Чистяков. «Патриарх Гермоген в темнице». 1860

Икону, которая впоследствии станет победным знаменем русского воинства, обрел (и служил перед ней первый молебен) священник Ермолай — будущий священномученик патриарх Гермоген. Тот, кто поднимет народ на великую борьбу. А за несколько месяцев до явления Казанской иконы в семье князя Михаила Пожарского родился сын Дмитрий. И тогда же в Ростовском Борисоглебском монастыре принял постриг благочестивый крестьянин Илья — будущий св. Иринарх Затворник. Он благословит Дмитрия Пожарского и Кузьму Минина на освобождение Москвы. Могут ли столько совпадений быть случайными? 

Господь видел, какая угроза нависает над Русью, и то, что рано или поздно страна не выдержит этих ударов, интриг, соблазнится, падет. Но знал, конечно же, и другое: вера сохранится, Русь покается. Заранее расставлялись фигуры, через которые придет спасение.

Что касается самой иконы, то она является списком со знаменитой Влахернской, по преданию написанной св. евангелистом Лукой, перенесенной в V веке из Иерусалима в Константинополь. Ту назвали в свое время Одигитрией — Указующей Путь (Пресвятая Богородица явилась во сне двум слепцам и направила их во Влахернскую церковь, где они получили прозрение). Казанская икона сразу же прославилась аналогичным чудом: в своем городе исцелила двоих слепцов. О сем было доложено Ивану Грозному, и он повелел на месте ее обретения основать монастырь (отроковица Матрона приняла постриг и спустя годы стала настоятельницей обители). 

В 1594 году святитель Гермоген, будучи митрополитом Казанским, составил «Сказание о явлении Казанской иконы Божией Матери и совершившихся от нее чудесных исцелениях».

Икона действительно стала путеводной — в условиях слепоты не только физической, но и политической, духовной. Это особенно проявилось в Смуту, когда ослепла вся Россия. Сбилась с дороги, устремилась за самозванцами, мятежниками, горлопанами. Народ раскололся. Брат пошел на брата. Города и волости дрались между собой, предавали, перекидывались то на одну, то на другую сторону. А воспользовались ситуацией чужестранцы. С запада двинулись польские армии, прибирали к рукам наши земли и населенные пункты. Северо-западные области захватывали шведы. 

И те, и другие морочили головы нашим ошалевшим предкам. Хотите, чтобы Новгород защитили от поляков? Сдайте его Швеции. Желаете того, чтобы прекратились ваши бедствия? Пустите интервентов в Москву! Поляки пришли лишь для того, чтобы замирить вас... 

В то же время при дворе Сигизмунда III откровенно давали понять: Россия должна стать «польским Новым Светом», как Америка для испанцев, для чего нужно аборигенов покорять, перекрещивать, обращать в рабов.

Богородица указывала русским: преодолевайте раздрай, объединяйтесь против врагов Отечества и православия. Весной 1611 года Первое земское ополчение (Прокопия Ляпунова, Дмитрия Трубецкого и Ивана Заруцкого) осадило поляков, засевших в Москве. Стояли безуспешно, выбить оккупантов из столицы не удавалось. Вскоре к ополченцам прибыла делегация из Казани. Настоятель Благовещенского собора привез список главной святыни своего города. После молитв перед Казанской иконой казаки добились серьезного успеха, взяли у противника Новодевичий монастырь. Но в Первом ополчении царили неурядицы. Разочарованный настоятель отправился домой. В Ярославле искал попутное судно, чтобы добраться до Казани. И тут из Нижнего Новгорода подошло Второе ополчение. Князь Дмитрий Пожарский пожелал «иметь икону с собою».

В Ярославле через некоторое время разразилась смертоносная эпидемия. Образ в числе других святынь несли в крестном ходе вокруг города. Заболевания сразу пошли на убыль. А в августе 1612-го Второе ополчение подступило к Москве. Казанская икона находилась в ставке Пожарского. Перед ней молились о даровании победы. Русские прозревали. Удалось преодолеть разногласия с Первым ополчением и совместными усилиями разбить войско литовского гетмана Ходкевича. 

Польский гарнизон держался упрямо. Сильнейшие московские укрепления и масса артиллерии делали крепость неприступной. Но защитники постепенно слабели. Архиепископу Элассонскому Арсению, находившемуся у поляков, было видение: св. Сергий Радонежский сказал ему: «Арсений, наши молитвы услышаны; предстательством Богородицы суд Божий об Отечестве преложен на милость: заутра Москва будет в руках осаждающих, и Россия спасена».

Все исполнилось. 4 ноября (22 октября), подняв Казанскую икону как знамя, русские ратники овладели стенами Китай-города. Полякам, стиснутым в Кремле, осталось только капитулировать. После победы князь Пожарский поместил образ в «семейной», Введенской церкви на Лубянке. Принялся на собственный счет строить для него Казанский храм на Красной площади. Прежде праздник в честь иконы совершался только в Казани, в день обретения, 21 (8) июля. Царь Михаил Федорович (видимо, по инициативе Пожарского) установил празднование и в столице. И не один, а два дня в году — добавилось 4 ноября.

В 1648 году Россия снова едва не рухнула в смуту. В Москве произошел страшный «соляной бунт», отголоски которого прокатились по разным городам. Молодой царь Алексей Михайлович сумел, однако, преодолеть противостояние, не допустить обвала в катастрофу. 

Во время всенощной на Казанскую у государя родился сын. В благодарность за выход из кризиса и появление наследника Алексей Михайлович повелел отмечать праздник по всей России. В память об этом событии был построен великолепный Казанский собор в Коломенском. Желающие могут побывать в нем и сейчас.

Икона прославилась как воинская, в качестве заступницы за Россию в годины бедствий. В 1702-м наши войска отбили у шведов старинную крепость Орешек (Нотебург), Петр I переименовал ее в Шлиссельбург. Русскую церковь, превращенную захватчиками в кирху, восстановили для православных богослужений. Солдат-часовой ночью вдруг увидел свет, исходивший из стены. Вскрыли и нашли тайник. В 1611-м, перед тем как сдать Орешек, осажденный шведами, защитники замуровали в стене список Казанской иконы. Когда город снова стал русским, она сразу же дала о себе знать.

В 1709-м, находясь на Украине, Петр велел привезти еще один чудотворный список, явленный в селе Каплуновке. Доставил ее к царю сельский священник Иоанн, а в это же время Каплуновку заняли шведы. Пробовали поджечь церковь, но та чудесным образом не воспламенилась. Перед Полтавской битвой царь распорядился носить Каплуновскую Казанскую икону по полкам. И сам со слезами на глазах молился перед ней, просил Царицу Небесную о победе. 

В 1721 году Петр приказал перенести один из чудотворных списков в новую столицу, Санкт-Петербург. Императрица Анна Иоанновна построила на Невском проспекте храм Рождества Пресвятой Богородицы. В 1737-м святыню перенесли туда. А Павел I вместо обветшавшей церкви заложил величественный Казанский собор. Его строительство завершили в 1811-м, как раз перед нашествием Наполеона, и здесь, перед Казанской иконой, молился Михаил Кутузов, отправляясь к армии. 

Как раз на Казанскую войска Михаила Милорадовича и Матвея Платова нанесли серьезнейшее поражение корпусу наполеоновского полководца Даву. На украшение Казанского собора казаки пожертвовали 40 пудов серебра, отбитого у французов. Стены храма были украшены трофеями, неприятельскими знаменами. И здесь же упокоились останки Кутузова.

Елоховский Богоявленский собор

В Великую Отечественную, уже 26 июня 1941-го, местоблюститель патриаршего престола Сергий (Страгородский) служил молебен о даровании победы перед Казанской иконой в Елоховском соборе Москвы. И такие молебны продолжались в течение всей войны. Когда гитлеровцы наступали на Ленинград, митрополит Алексий (Симанский) провел вокруг города крестный ход с Казанской иконой Божией Матери. Германское командование в эти же дни вдруг переменило планы, атаки прекратились. Во время битвы за Сталинград на левом берегу Волги непрестанно служились молебны перед Казанским образом...

Как видим, отнюдь не случайно эта икона стала в России одной из самых популярных. Храмы в ее честь строились и освящались в разные времена по всей стране. Делались многочисленные списки, и десятки из них признаны чудотворными: Казанская-Тобольская, Каплуновская, Нижнеломовская, Карповская, Вознесенская, Каташинская, Павловская, Каргопольская, Иркутская, Ярославская, Златовратская, Вышенская, Высочиновская, Песчанская, Ситхинская.

Один из списков находится даже в космосе. В 2011 году святейший патриарх Кирилл вручил его руководителю Роскосмоса генерал-полковнику Анатолию Перминову, космонавтам Александру Самокутяеву и Андрею Борисенко. На борту космического корабля «Юрий Гагарин» икона доставлена на МКС. 

Ну а та самая, с которой Пожарский брал Москву, сейчас содержится в Елоховском Богоявленском соборе. (Как раз ее просили об избавлении от беды в 1941–1945 годах.) При желании любой может приехать туда, чтобы приложиться к святыне. 

Когда стоишь перед ней, испытываешь совершенно необычные ощущения: будто Она Сама смотрит на тебя, все знает и понимает. И, кстати, указывает путь не одним воинам, заступается не только за терпящих бедствие. В России сложилась замечательная традиция: именно этой иконой благословляют создание новой семьи.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть