Чудотворная курянка

22.05.2015

Мария ЗИМИНА

Один из праздников великой русской реликвии, Курской Коренной иконы Божией Матери «Знамение», отмечается в девятую пятницу по Пасхе. В нынешнем году замечательное событие приходится на 12 июня. В 1767-м, почти два с половиной века назад, празднование выпадало примерно на это же время— 8 июня по старому стилю. Чем знаменателен тот день? Очень важным для христиан эпизодом. 

Крестный ход, шедший поначалу по своему обычному маршруту — от курского Знаменского монастыря в Коренную пустынь, из-за сильного дождя свернул с привычного пути и оказался во дворе купеческого дома курян Мошниных. Тяжело больного отрока Прохора его мать поднесла к чудотворной иконе, вследствие чего мальчик вскоре поправился. Незадолго до этого, как сказано в житиях, набожный подросток во сне «увидел Пресвятую Богородицу, Которая обещала посетить его и исцелить от болезни. Проснувшись, он рассказал это видение своей матери». Пройдут десятилетия, и Прохор Мошнин прославится по всей Руси как старец Серафим Саровский. К нему потянутся нескончаемые вереницы паломников, умом и сердцем приняв Серафимову заповедь «Спаси себя сам, и вокруг тебя спасутся тысячи».

Об этом крестном ходе до нас дошло очень мало сведений. К тому же они крайне разноречивы. Некоторая путаница обусловлена, по-видимому, датировками, которые использовались в житийной и иной литературе, повествующей о земной судьбе Преподобного. Так, еще сравнительно недавно считалось: Прохор Мошнин родился в июле 1759-го. Ныне же Русская православная церковь датирует его появление на свет 1754-м. Потому, кстати говоря, и отмечалось торжественно в прошлом году 260-летие со дня рождения Серафима Саровского. 

Как бы там ни было, факт шествия с иконой «Знамение», с которой промыслительно встретился будущий святой, принято относить именно к 1767 году. Почему это важно? Прежде всего потому, что заставляет посмотреть на легендарный случай с разных сторон. В том числе, может быть, и с самой неожиданной. Многие источники сообщают: среди богомольцев в тот день случились беспорядки, сборщики не смогли поделить деньги, полученные от жертвователей. Например, на официальном сайте Курской епархии на сей счет сказано: «В 1767 году во время традиционного крестного хода произошла ссора из-за этих доходов. Последовал высочайший указ о запрещении крестных ходов в Коренную пустынь, как полагают, по инициативе обер-прокурора Синода, человека протестантских симпатий, графа Мелиссино. Они были возобновлены лишь в 1791 году. Коренная пустынь стала приходить в совершенный упадок».

Итак, что же мы видим? Праздник Курской Коренной иконы Божией Матери ознаменовался не только чудесным исцелением Прохора Мошнина, но и крайне неприглядными во всех отношениях вещами. Завязалась, судя по всему, дикая массовая драка, приведшая в конечном итоге к запрещению крестных ходов в Курской губернии на многие годы. В православной литературе вышеперечисленные обстоятельства принято упоминать по отдельности, никак их между собой не увязывая. Резон в таком подходе к освещению подробностей, касающихся вопросов сугубо религиозных, конечно, есть: собранные воедино, связанные хронологически, но при этом плохо объясненные факты могут подействовать на неокрепшие умы непредсказуемо, а то и вовсе пагубно. В том-то и проблема: бесценный для нашего богословия сюжет оказался, по сути, в заложниках у этой самой необъясненности. А между тем следовало бы четко уяснить и растолковать другим одну простую истину. Беспорядки, бесчинства толпы, пусть и происходящие на фоне сакральных ритуалов, не могут бросить тень ни на сами ритуалы, ни на связанные с ними святыни. Наоборот!

Мы же не удивляемся, что во время изгнания бесов одержимые — перед направленными на них крестами, иконами, святыми писаниями, истовыми молитвами — проявляют порой нечеловеческую силу, выплескивают чудовищную энергию, остервенело сопротивляясь очищению. В тот момент они сами не ведают, что творят. 

Не будет греха в том, чтобы предположить: 8 июня 1767 года в Курске происходило нечто подобное, но только в несоизмеримо больших масштабах. Князь мира сего (он же враг рода человеческого, он же сатана, он же диавол), говоря обывательским языком, потерпел колоссальное фиаско. Богородица через свой святой образ спасла для земного православного воинства не одну «рядовую» душу, а целого фельдмаршала — великого святого Руси Серафима Саровского. Мог ли лукавый пассивно взирать на это спасение? Или он тут же попытался взять некий реванш? Именно так все и могло происходить. Более того, как видим, беспорядками толпы дело тогда не ограничилось — спустя некоторое время «Коренная пустынь стала приходить в совершенный упадок». Что ж, многие физические законы (в том числе и тот, что принципиально уравнивает силы действия и противодействия) вполне могут, когда на то есть воля Божья, работать и как «метафизические», поддерживая некий баланс добра и зла. Тем не менее, свою первостепенную на тот момент миссию Курская Коренная икона Божией Матери «Знамение» с честью выполнила.

И. Репин. «Крестный ход в Курской губернии»

Об этой святыне наши сограждане, за исключением разве что курян, наслышаны мало. И это при том, что всем хорошо знакома картина Репина «Крестный ход в Курской губернии», на которой как раз и запечатлено шествие с чудотворным образом. Дело в том, что он вот уже почти столетие находится за пределами России. В Курске, как и в старину, ежегодно совершаются крестные ходы из Знаменского монастыря в Коренную пустынь, однако эти процессии освящаются, как правило, не оригинальной иконой «Знамение», а ее списком. Реликвия постоянно находится в Нью-Йорке, являясь самой почитаемой у христиан Русского зарубежья. Единоверцы, соплеменники, волею судеб оказавшиеся вдалеке от исторической Родины, называют ее «Одигитрией», что в переводе с греческого означает «путеводительница», «указующая путь». Какой путь русским православным всего мира она указывает? Прежде всего тот, который ведет к великому единению наших церквей. Значение главной иконы Русской православной церкви за границей в этом деле переоценить невозможно. Именно перед ней регулярно молятся иерархи РПЦЗ, именно ее торжественно возят по всему миру — в места русского рассеяния. А с недавних пор Курская Коренная стала появляться и в российских городах, собирая вокруг себя многотысячные армии паломников. 

Вот что рассказывал об этом епископ Манхэттенский  Николай (Ольховский):

«Мы только что вернулись из поездки с чудотворным образом в Японию и Приморский край, и с каждым годом мое послушание все больше приносило мне духовной радости. Прошлый 2013 год вообще был очень насыщенным. Великим постом я с иконой посещал Калифорнию, летом — молодежные лагеря штата Нью-Йорк, осенью — Воронеж, Белгород, Курск. И я все больше убеждался, что миссия иконы началась уже тогда, когда владыка Феофан вывез ее из России: по всему миру, где бы я ни ездил с ней, я видел прекрасные русские православные храмы, построенные трудами беженцев, не переставал удивляться, с какой любовью и торжественностью люди встречали свою Покровительницу и Путеводительницу».

Упомянутый отцом Николаем владыка Феофан (Гаврилов, 1872–1943), епископ Курский, спасаясь от репрессий, впервые эвакуировал чудотворную икону за рубеж еще в марте 1920-го. Однако уже через полгода, в сентябре, ее попросил доставить в Крым барон Петр Врангель, и эта просьба была выполнена. Главнокомандующий Русской армией надеялся на чудо, на то, что с Божьей помощью сможет переломить ход Гражданской войны. Этим чаяниям сбыться было явно априори не суждено. Почему? Во-первых, по причинам объективным. Белое дело к осени 1920 года дышало на ладан, до его полного разгрома оставались считанные недели. Что же касается «во-вторых»... 

Фото: РИА НОВОСТИ

Тут, право же, есть над чем поразмышлять. Курская Коренная икона Божией Матери помогала в разные эпохи многим русским военачальникам. Ее списки, к примеру, имелись у двух самых именитых и заслуженных в истории страны князей-полководцев — Дмитрия Пожарского и Михаила Кутузова. Почему же чудотворная не споспешествовала тем, кто вроде бы сражался с безбожниками, с крушителями традиционной, православной России? Однозначно и категорично ответить на этот вопрос не дерзнет ни один верующий христианин. Но сделать по этому поводу собственное предположение никому не возбраняется. 

Важными знамениями и событиями история Курской Коренной иконы богата чрезвычайно. В том числе и в послереволюционные годы. Святыня, к примеру, спасала верующих Югославии в годы Второй мировой войны от смертоносных фашистских атак: «Белград пережил сильные бомбардировки. Целые кварталы были разрушены. Множество людей погибло под развалинами. И вот было замечено, что не только все три русских храма в Белграде, но и те дома, куда была приглашаема для молебнов святая икона, от бомб не пострадали или пострадали незначительно. В одном свидетельском показании указывается, что вся их улица была целиком разрушена и уцелели только те два дома, в которых побывала икона. Другой свидетель повествует, что буквально у самого их дома, где недавно побывала икона, упали три огромные бомбы и… ни одна не взорвалась. Тогда русские люди, а за ними часто и сербы, начали усердно приглашать в свои дома чудотворную икону, носимую нашими священниками бесстрашно даже во время бомбардировок, и чудеса продолжали изливаться непрерывным потоком на страждущих белградцев... (из материалов РПЦЗ)».

А еще история великой иконы свидетельствует о том, что всякий раз после долгой разлуки с местом ее чудесного обретения она обязательно туда возвращалась. Так было и в эпоху монгольского ига, и в период преодоления Смуты (некоторое время Курская Коренная находилась в руках Лжедмитрия I), и во все последующие века. Отсюда верующие вправе сделать весьма оптимистический вывод: Русская православная церковь, все еще разделенная на две части, непременно объединится. А одним из первых шагов — или, может быть, апогеем — станет на этом благом пути торжественный переезд реликвии домой, в Россию, на родную курскую землю.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть