«Самоходку танк любил...»*

01.02.2015

Нильс ИОГАНСЕН

Легендарные танки Т-34 и ИС-2, самоходная артиллерийская установка (САУ) ИСУ-152 «Зверобой»... Эти и другие боевые машины, стоящие на памятных пьедесталах российских городов и весей, символизируют Победу нашей страны в Великой Отечественной войне. А ведь были у нас и другие, причем не менее удачные проекты — наш народ богат на таланты. Советские инженеры и конструкторы в годы Второй мировой разрабатывали новые образцы техники, дневали и ночевали в цехах и КБ. Многие их изделия на годы обгоняли самые передовые мировые разработки. Однако некоторым из них доехать до поля боя было не суждено.


Русский Hetzer

С аббревиатурой «САУ» многие из наших соотечественников, особенно те, кто не нюхал пороха армейской жизни, познакомились, увы, в связи с трагедией в Донбассе. В сводках боевых действий то и дело мелькали «будничные» для охваченного гражданской войной региона словосочетания: «САУ ополченцев», «САУ карателей». Однако это грозное оружие — отнюдь не примета XXI века. Первые отечественные самоходки прошли боевое крещение в период самого страшного в истории человечества военного противостояния. Эта «премьера» могла быть гораздо более успешной, но, как теперь принято говорить, что-то пошло не так... 

HetzerВ конце 1944 года советские танкисты столкнулись с новой для себя опасностью — на вооружение вермахта стали поступать самоходные артиллерийские установки Hetzer. Приземистый силуэт, покатая лобовая броня, высокая маневренность, мощная 75-мм пушка — совокупность этих качеств делала «Клопа», как его называли наши бойцы, очень серьезным противником. Действуя из засад, эти самоходки успешно уничтожали не только наши «тридцатьчетверки», но и тяжелые ИСы. 

Все мы знаем, что кардинальный перелом в войне к тому моменту давно уже наступил. Однако военно-техническая мощь Германии все еще оставалась довольно внушительной, и ее локальное преимущество, связанное с использованием САУ, стоило Красной Армии огромных потерь.

Идея производства специализированной противотанковой САУ на базе легкой машины впервые начала осуществляться не у немцев, а в Советском Союзе.

Николай АстровВ начале 43-го коллектив энтузиастов под руководством заместителя главного конструктора Горьковского автозавода Николая Астрова представил проект «безбашенного танка-истребителя» — СУ-74Б. На ходовой несколько подустаревшего к тому времени Т-70 устанавливалась сварная покатая рубка с наклоном лобовой брони в 45 градусов. Высота машины составляла всего 1,9 метра. САУ была вооружена 57-мм противотанковым орудием. 

Лобовая броня не впечатляла — всего 25 мм. Но предполагалось нарастить. В целом машина удалась. Малозаметный, маневренный, легкий (всего 9 тонн) и простой в изготовлении противотанк на фронте был очень нужен.

Но инициативной разработке внезапно начали совать палки в колеса. Первая претензия была, в общем-то, вполне обоснованной — эффект от 57-мм гранаты в борьбе с вражеской пехотой был недостаточен. В ответ коллектив Астрова создал машину СУ-74Д, вооруженную 76,2-мм танковой пушкой (от Т-34). Бронепробиваемость орудия, конечно, оставляла желать лучшего, но пожелание госприемки было выполнено. В составе одного подразделения СУ-74Б могли бы бороться с танками, а СУ-74Д — и с пехотой, и с бронетехникой. Однако оба проекта зарубили. Чиновники от управления вооружений остановились на САУ СУ-76, разработанной Семеном Гинзбургом. 

«СУ-76 уже запускали в производство, а руководство Горьковского завода решило: выпускается что-то, ну и ладно... Плюс были объективные проблемы с двигателями для СУ-74. В общем, для чиновников новый проект оказалось проще и безопаснее похоронить», — объясняет историк бронетанковой техники Юрий Пашолок.

«Голозадый «Фердинанд» — так в войсках называли СУ-76М. Эти установки были расходным материалом, а их экипажи считались чуть ли не смертниками. До конца войны таких САУ наклепали около 15 000, благо конструкция была простой и довольно недорогой в производстве. И только столкнувшись с германскими Hetzer, советские специалисты поняли, какую ошибку допустили тогда, в начале 43-го. 

СУ-76М«Применение малоразмерных безбашенных танков в современной войне полностью себя оправдало... Сравнение немецкого безбашенного танка с машиной Горьковского завода, имеющими сходную массу, показывает преимущество отечественной машины», — это заключение по итогам сравнительного испытания, которое провели в начале 45-го. Ошибочка вышла. За которую заплатили своими жизнями десятки тысяч танкистов.

Колеса вместо гусениц

В конце 43-го Николай Астров стал главным конструктором Мытищинского машиностроительного завода. Но его коллеги с ГАЗа не успокоились, они продолжили искать альтернативу неудачнице СУ-76. Фронтовики постоянно жаловались, что их машина слишком заметная. В связи с этим работы ориентировали на получение предельно низкого силуэта САУ.

От гусеничного движителя пришлось отказаться, база Т-70 полностью исчерпала свои возможности, а нового легкого танка в СССР тогда не было. Поэтому за основу взяли шасси грузовика ГАЗ-63, которое было испытано еще до начала Великой Отечественной и прекрасно себя зарекомендовало. Авто развернули задом наперед. На раму смонтировали ту же, что и у «голозадого», пушку (ЗиС-3). Сварили открытую рубку из броневых листов толщиной 5–16 мм. Проект получил название КСП-76 — «Колесная самоходная пушка с орудием калибра 76 мм». 

Уже обжегшись однажды на «самодеятельности», в этот раз газовцы все оформили документально. Наркомат среднего машиностроения и Главное бронетанковое управление Красной Армии разрешили начать разработку проекта.

Пятитонная самоходка получилась на удивление шустрой, по шоссе она могла бегать со скоростью до 80 км/ч. Неплохо пробиралась по бездорожью, а низкий силуэт — всего 1,5 метра — делал ее практически незаметной на местности.  Двигатель для нее (ГАЗ-11) тоже разработали еще до войны. Имелись проблемы разве что с раздаточной коробкой и передним ведущим мостом. 

В декабре 1944 года КСП-76 приехала из Горького на Научно-испытательный бронетанковый полигон в Кубинке. Своим ходом! По трассе машина держала среднюю скорость 60 км/ч. Полный привод отлично справлялся со снегом и гололедом. Поломок в пути не было, все «детские болезни» конструкции устранили еще в ходе заводских испытаний.

КСП-76

Фронтовикам из госприемки новинка понравилась. Они похвалили ее низкий корпус, высокую скорость, экономичность (доставлять горючее в войска — еще та головная боль), небольшую массу, простоту и ремонтопригодность. Нарекания, конечно же, тоже имели место. К примеру, вне дорог проходимость колесной САУ признали «посредственной», гусеничным машинам она действительно проигрывала. Зато на хороших трассах была вне конкуренции. КСП-76 было решено отправить на фронтовые испытания, проверить ее пригодность на поле боя. Но неожиданно взбрыкнуло Главное артиллерийское управление.

«Проект изначально поддерживался ГАУ, по большому счету он был и его инициативой тоже. Артиллеристы просили мобильную дивизионную пушку, им ее и сделали. Но потом военным вдруг стало этого мало, захотелось уже полноценной, хорошо бронированной колесной САУ. А вот с этим было сложнее. В итоге махнули рукой и закрыли проект», — говорит Юрий Пашолок.

Сегодня колесных САУ в различных армиях мира великое множество. Наши тоже не раз пытались подвинуть «извечных» гусеничных лоббистов. 

2С14 «Жало-ѻ конце 70-х годов создали колесную самоходку 2С14 «Жало-С», вооруженную 85-мм орудием. Полигонные испытания машина прошла, но на вооружение ее отчего-то не приняли. А сегодня в российских конструкторских бюро опять регулярно вспоминают про колеса...

Воздух!

Родоначальниками мобильной зенитной артиллерии признаны немцы. Действительно, во время Второй мировой «танки ПВО» Möbelwagen, Wirbelwind и Ostwind довольно широко применялись в войсках. А экспериментальный Kugelblitz, на который так похожа наша знаменитая на весь мир зенитка «Шилка», вообще был революционной конструкцией.

Считается (и, скорее, ошибочно), что по этому виду вооружений СССР отставал. Определенные проблемы действительно существовали. Малокалиберной зенитной артиллерии внимания у нас уделяли явно недостаточно. На начало Великой Отечественной в войсках была лишь 37-мм автоматическая зенитная пушка образца 1939 года (61-К). Производство 25-мм пушки образца 1940 года (72-К) наладили только к 43-му. А вот чрезвычайно нужных армии спаренных и счетверенных установок так и не появилось, опытные разработки пошли в серию только после войны.

Тем не менее «русский Kugelblitz» появился на свет на два года раньше своего немецкого «родича». Зенитная самоходная установка Т-90 — тогда эту машину назвали просто «зенитный танк» — прошла испытания еще в конце 42-го. С ней конкурировала 37-мм зенитная установка на базе танка Т-70.

«Девяностый» отличался лишь немного измененным корпусом. Его конкурент и вовсе использовал все стандартное. Дешевое и рациональное решение. С вооружением тоже не мудрили. В первом случае установили спарку серийно выпускаемых крупнокалиберных пулеметов ДШК. Во втором — в башню умудрились втиснуть стандартную 61-К. Недорого, и можно быстро начать производство. Особенно актуально для 1942-го, когда в воздухе господствовала авиация противника, а в войсках ощущался недокомплект любой техники. Более того, и Т-90, и зенитный Т-70 были универсальными машинами, их предполагалось использовать для поддержки пехоты, а также для борьбы с легкой бронетехникой вермахта.

Изделия, которые были сконструированы и воплощены в металле всего за два месяца, конечно же, получились не без недостатков. Пулеметы били не очень высоко, а башня, в которую впихнули зенитную пушку 61-К, оказалась слишком тесной. Более того, 37-мм зенитка была все-таки чрезмерно тяжела для легкого танка. «Т-70 зенитный» испытания провалил. А вот Т-90 их успешно выдержал, с небольшими доработками его готовы были с радостью принять в армии.

ЗСУ-37

«Объективные сложности, конечно же, были. Так, на сороковом заводе (Мытищи), где должны были начать производство Т-90, налаживали производство Т-80 — последнего советского легкого танка, наследника Т-70. Получалось так себе, всего сделали около 55 машин, то есть план сорвали. И им было точно не до зенитных машин», — говорит Юрий Пашолок.

Внезапно всю программу создания отечественной мобильной зенитной артиллерии свернули. СССР по ленд-лизу стал закупать американские ЗСУ М17. При большей огневой мощи заокеанская машина сильно проигрывала Т-90 — как по проходимости, так и по защищенности. Но, главное, за М17, которых наша страна приобрела более тысячи, приходилось платить золотом, а у советских зенитных танков была рублевая себестоимость. Причем очень низкая. Похоже, именно это и стало главной бедой Т-90. При Сталине тоже умудрялись воровать...

С разработанной на базе СУ-76М зенитной самоходкой ЗУТ-37 тоже творились чудеса. Ее сдали еще в 1944-м. Тогда же приняли на вооружение, но практически не выпускали — до мая 45-го произвели всего 12 штук. И только после того, как началась «холодная война» и все контакты наших чиновников с иностранным бизнесом прекратились, гусеничную зенитку запустили в серию.

Но она оказалась уже ненужной. «После войны ЗУТ-37 доработали, в частности, усовершенствовали систему управления огнем. Однако тогда зенитная артиллерия уже переходила на орудия большего калибра. Машину вскоре сняли с производства», — объясняет Максим Коломиец.

Цена Победы могла быть значительно ниже — на сотни тысяч, а то и миллионы человек. Тех, кто не сгорел бы в «голозадых Фердинандах», не погиб от налетов вражеской авиации и не пропал без поддержки артиллерии, которая зачастую опаздывала. Такие уроки не стоит забывать, поскольку и сегодня далеко не все изобретения наших гениальных конструкторов доходят до российской армии.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть