Четвертый штурм — он трудный самый

19.10.2019

Валерий ШАМБАРОВ

Фото: РИА НовостиВ то время, когда вся Япония чествовала свою 3-ю армию, овладевшую «неприступным Порт-Артуром», ее командующий генерал Ноги Марэсукэ почтительно доложил императору Муцухито о желании совершить обряд сепукку. Микадо запретил: столь вопиющий случай омрачил бы торжество. Однако в 1912 году монаршая смерть позволила Ноги исполнить прежде задуманное. Но совершают ли самоубийство победившие полководцы? 

Если разобраться в фактах, то непременно откроется: упомянутый военачальник проиграл даже не одно сражение, а несколько — четыре штурма Порт-Артура завершились для него неудачей. Отражение четвертого, наиболее ожесточенного и кровопролитного — одна из самых славных страниц нашей военной истории. Этот подвиг русские воины совершили 115 лет назад, в ноябре 1904-го.

Война с японцами вызревала давно. В 1895 году Россия вступилась за разгромленный ими Китай, заставила интервентов возвратить захваченные в Маньчжурии области. Получила за это выгодные железнодорожные концессии и право аренды Ляодунского полуострова — здесь стала строиться незамерзающая база для нашего флота — Порт-Артур.

Японцы обозлились, жаждали вернуть утраченное. В одиночку их государству было совсем не с руки задирать Российскую империю, однако позиции русских на Тихом океане, строительство Транссибирской магистрали и КВЖД встревожили Англию и США. Западные державы открыли Японии колоссальный кредит на вооружение, британцы в 1902-м заключили с ней союз.

В России англичане и американцы поддерживали рвавшуюся к власти либеральную оппозицию. С ней тогда связывали некоторых членов правительства, в том числе министра финансов, будущего премьера и автора конституционных реформ Сергея Витте. Если учитывать данные факторы, то возникает вопрос: случайными ли были предвоенные «ошибки» наших государственных деятелей? Взяв в аренду Ляодунский полуостров, русские выплатили Японии гигантскую компенсацию — 400 млн руб. Витте выделял крупные займы и Китаю, но они тоже перетекали японцам (в счет контрибуции), шли на их вооружение.

Порт-Артур. Внутренний восточный бассейн. Фотография из журнала «Нива» 1904 годаДля укрепления Порт-Артура наши власти сперва намечали линию фортов по Волчьим горам в 8 км от города. Столичная комиссия составила проект поскромнее: рубежи по высотам примерно в 4,5 км от окраин, длина обводов — 70 км и 70-тысячный гарнизон на защите укреплений. Правительственное совещание и этот вариант отвергло, постановило, чтобы «организация охраны полуострова не являлась чрезмерно дорогой и опасной в политическом отношении», воинский контингент ограничивался уже имевшимся составом в 11 300 человек. Связанный такими указаниями инженер Константин Величко с трудом нашел более или менее приемлемые решения, дополняя ужатую главную линию передовыми опорными пунктами. В итоге сухопутный обвод, где планировалось разместить 552 орудия, составил 19 км. На оборудование крепости выделили 15 млн руб. К началу войны перечислили 4,5 млн. Сумели подготовить оборону с моря, а на сухопутном фронте стояло лишь 8 орудий, укрепления только еще возводили или даже вовсе не начинали. Хотя в то же время Витте отпускал колоссальные средства на строительство торгового порта Дальний, абсолютно незащищенного.

Между тем в неприятельских планах Порт-Артуру уделялось ключевое значение. Ресурсы России и Японии были несопоставимы, но на Дальнем Востоке царское правительство держало весьма ограниченные контингенты, Транссибирскую магистраль не достроили, и враг замышлял разгромить русских, пока они не способны быстро подвозить подкрепления. Спешил обеспечить господство на море, чтобы затем свободно перебрасывать войска на континент. Намеревался немедля уничтожить I Тихоокеанскую эскадру в Порт-Артуре, сохранив при этом силы собственного флота, необходимые для борьбы против русских кораблей с Балтики. То есть японцам надо было брать нашу базу с суши. Их командование знало о неготовности укреплений, предвосхищало легкую прогулку. Даже наступление на полевую Маньчжурскую армию намечалось после того, как падет Порт-Артур и высвободятся брошенные на его штурм войска.

Члены экипажа крейсера «Варяг» с подарками на Знаменской площади. Санкт-Петербург. 1904Нападение 27 января 1904 года стало внезапным. В корейском порту Чемульпо погибли «Варяг» и «Кореец», на рейде Порт-Артура посреди ночи японские миноносцы нанесли повреждения броненосцам «Цесаревич» и «Ретвизан», крейсеру «Паллада». Остальные наши корабли заперли в бухте, которую пытались закупорить затопленными судами. Активные действия повел было командующий эскадрой адмирал Степан Макаров, но вскоре его жизнь оборвалась — вместе с гибелью налетевшего на мину флагмана эскадры, броненосца «Петропавловск». Получил повреждения эскадренный броненосец «Победа». Русский флот оказался нейтрализован. На побережье высаживались войска под началом генералов Куроки Тамэмото и Оку Ясукаты.

Командующий Маньчжурской армией Алексей Куропаткин тоже придавал Порт-Артуру важное значение. Учитывая неравенство сил, считал необходимым усилить гарнизон, чтобы крепость отвлекла на себя как можно больше японцев, покуда на Дальний Восток не поспеют соединения из европейской России.

Уже 23 апреля сухопутное сообщение с Порт-Артуром было перерезано. И все же в город успели завезти артиллерию, подтянуть подкрепления. Численность защитников достигла 38 тысяч. Первый свой подвиг они совершили еще не вступив в бой. Под руководством начальника 7-й Восточно-Сибирской стрелковой дивизии генерала Романа Кондратенко (по образованию инженера) солдаты и матросы трудились денно и нощно. Строить приходилось импровизированно, «на живую нитку», и тем не менее по обводам крепости вставали соединенные окопами форты и батареи.

Фото: РИА НовостиИнтенсивные работы имели и обратную сторону — отвлекали личный состав. Навстречу японцам комендант Квантунского укрепрайона Анатолий Стессель смог выслать лишь 4-ю Восточно-Сибирскую дивизию под командованием Александра Фока, да и то она далеко оторвалась от Порт-Артура. На море тем временем господствовал неприятель, мог высадить десанты в тылу, поэтому генералу Фоку предписывалось не рисковать. На перешеек Ляодунского полуострова был выдвинут только один полк: 3800 штыков с 65 орудиями. 13 мая на него навалилась вся армия Оку. На каждого русского приходилось почти десять японцев, на каждое орудие — три-четыре вражеских.

Полк отразил несколько атак, и Оку уже хотел скомандовать отход, но японские канонерки перепахали наши позиции с моря, и враг прорвал их по берегу.

Генерал Ноги МарэсукэХлынув на полуостров, противник занял неукрепленный порт Дальний с причалами, оборудованием, складами. Куропаткин направил на помощь Порт-Артуру корпус генерала Георгия Штакельберга, однако было уже поздно, да и силы оказались неравными. Армия Оку, развернувшись, отбросила русских. В Дальнем со всеми удобствами высаживалась 3-я армия Ноги — свежая, укомплектованная (48 000 солдат, 400 стволов артиллерии), специально предназначенная для того, чтобы брать Порт-Артур. 13 июля она обрушилась на наши части, прикрывавшие подходы к городу на Зеленых горах, в упорном бою выбила их с рубежей, вышла к крепости.

17 июля началась осада. С обеих сторон заговорили орудия. В ожесточенных атаках японцы захватили недостроенные передовые редуты на высотах, за ними у Ноги появилось удобное, недоступное для русского огня пространство для развертывания войск.

В Порт-Артуре, увы, проявили себя последствия «удешевления», сокращения линии обороны. Она отстояла всего на 1,5 км от окраин. Снаряды падали как на город, так и в бухту. Находившаяся там русская эскадра дважды пыталась прорваться во Владивосток, но неприятель караулил ее неусыпно. В сражении погиб командующий, адмирал Вильгельм Витгефт. Несколько кораблей ускользнули, добрались в иностранные порты и были вскоре интернированы, другие вернулись. С этого момента флот был привлечен к обороне на суше, формировались роты моряков, с уцелевших кораблей сняли 284 орудия.

Ультиматум японцев о сдаче города наше командование отвергло, и 6 августа грянул штурм. Нет, Порт-Артур не был неприступным. Из-за нехватки времени, людей и материалов на позициях оставалось предостаточно слабых мест. Настоящей крепостью стали не форты и окопы, а героические защитники. Они стояли насмерть, дрались сурово и умело, бросались в контратаки. Четыре дня японцы волна за волной лезли на приступ. Положили почти половину армии, 20 тысяч. Но не добились ничего!

Рисунок: Ф. МатанийНоги начал осадные работы. Ему прислали саперные части, которые подводили вплотную к русским позициям траншеи, закладывали мины. Привезли батареи мощных 11-дюймовых мортир, их снаряды пробивали даже бетонные перекрытия фортов и казематов. В Порт-Артуре становилось худо с продовольствием. Хлеб еще оставался, но не хватало мяса. Консервы стали давать только офицерам и раненым, остальным — конину, по 1/3 фунта два раза в неделю. Не было зелени и овощей, свирепствовала цинга, косившая бойцов. Но город-крепость держался. Второй штурм (6–7 сентября) и третий (17–19 октября) завершились так же, как и первый, разгромом атаковавших. Предполье и позиции были завалены их телами. Ценой огромных жертв японцы смогли захватить лишь три передовых опорных пункта.

В армию Ноги вливали пополнения, добавили осадных мортир. Бомбардировка стала непрерывной. Русские отвечали редко: уже не хватало снарядов. И поредевших защитников пополнить было некем. Противник уверовал в то, что четвертый, генеральный штурм покончит с крепостью. Он начался 13 (26) ноября — наиболее массированный, самый жестокий. Японцы напали одновременно на восточные форты и западный фланг, гору Высокую. Вражеская артиллерия разрывала позиции, в бреши устремлялась пехота. Наши солдаты и матросы сходились с ней в яростных рукопашных. После целого дня сражения в гарнизоне форта № III из трех рот осталось 27 человек. Но нападавших всюду побили и обратили в бегство.

В запасе у японского командующего был еще один ход — попытка прорвать оборону у Курганной батареи. К ней еще накануне подобрались три тысячи отборных добровольцев генерала Накамуры Сатору. Вечером Ноги направил туда огонь всех орудий, а неприятельский отряд, проникнувший на батарею под покровом ночи, без шума, принялся колоть и резать наших артиллеристов. И вдруг откуда-то из темноты на японцев бросились несколько десятков матросов лейтенанта Николая Мисникова, яростно атаковавшие штыками и прикладами. Подоспели роты моряков с «Победы», «Полтавы», «Баяна». Мало кто из самураев спасся бегством.

Вот как описывал знаменательную битву известный военный историк Антон Керсновский: «Собралось 3100 охотников — достойных потомков ронинов и самураев — назвавших себя «отрядом белых помочей». В ночь на 14 ноября «отряд белых помочей», собравшись у Кумирненского редута, без выстрела ринулся в штыки, овладел Курганной батареей и вышел в тыл Восточного фронта, Порт-Артур повис на волоске... Но тут перед японским отрядом, словно из-под земли, выросла полурота русских моряков — 80 человек, ринувшихся на них с горы в приклады в кромешной темноте. Натиск этой горсти героев был настолько неожидан, стремителен и неистов, что ошеломленный отряд дал тыл. Крепость была спасена этими внуками «благодетелей» Хрулева (имеются в виду доблестные защитники Севастополя в Крымской войне)».

Тогда Ноги прекратил общие атаки, сосредоточил удар на одном участке — на горе Высокой. От разрывов она напоминала вулкан. Отчаянные броски нападавших сменялись контратаками. За два дня дивизия, штурмовавшая гору, была обескровлена и отведена в тыл. Ее заменили свежей, только что прибывшей на фронт. Русское командование тоже присылало подмогу — роты моряков, сборные команды. Те бились насмерть, но натиск не ослабевал. 5 декабря, за день, пали три коменданта горы Высокой, в том числе георгиевский кавалер подполковник Петр Бутусов. Под утро 6 декабря последний комендант, инженер-механик Михаил Лосев, доложил по телефону, что враг атакует единственный оставшийся за русскими блиндаж.

Высокая была взята, и отбить ее наши воины уже не смогли, резервы иссякли. Тем не менее для японцев итоги вышли плачевными. В четвертом штурме они потеряли 18 тысяч человек, а главную линию обороны так и не захватили!..

Фото: ТАСС/Гуманитарный фонд «Поколение»За время осады убитыми и ранеными выбыло 15 тысяч русских матросов, солдат и офицеров (погибло 9300, среди них и душа обороны — генерал Кондратенко). Многие лежали на больничных койках, в строю осталось 8–9 тысяч. Мнения военного совета разделились. Одни считали необходимым стоять до конца, другие указывали на то, что дальнейшая оборона не имеет смысла, приведет к одностороннему избиению гарнизона и населения. Стессель принял сторону последних, подписал 20 декабря акт о капитуляции. 23 тыс. человек попали в плен.

И все-таки герои Порт-Артура свою задачу выполнили, планы дальневосточного блицкрига сорвали, сковав врага более чем на пять месяцев. Неприятельские потери оказались больше в семь раз — 110 тыс., из них 10 тыс. офице ов. Тем временем была достроена Транссибирская магистраль, на восток потоком шли воинские эшелоны. В Маньчжурии сосредоточилось 500 тыс. штыков и сабель против 300 тыс. у врага. Япония выскребала последние резервы. Чем завершился бы последующий удар, предсказать нетрудно. Воины Порт-Артура и солдаты Куропаткина не виноваты в том, что плоды их героических усилий не послужили победе над японцами. Тут уж постарались западные державы и их «пятая колонна» в России. Страну охватила революция, правительство сочло за лучшее подписать Портсмутский мир. Но и японцам досталось так крепко, что они удовлетворились переуступкой Ляодунского полуострова, а из российских территорий — Южного Сахалина, который успели захватить. Возвращать последний и освобождать Порт-Артур довелось уже другим героям — в победном 1945 году.




Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть