Свежий номер

«Звание маршала — заслужил»

26.06.2017

Валентин БУРОВ

Василий Данилович Соколовский

Как полководец он находился преимущественно в тени великих военачальников — Георгия Жукова, Константина Рокоссовского, Александра Василевского, Ивана Конева. Не потому, что был менее талантливым стратегом — просто так распорядилась судьба. Тем не менее, Василий Соколовский, со дня рождения которого 21 июля исполняется 120 лет, оставил весьма заметный след в военной истории страны и в летописи Великой Отечественной.

Василий Данилович был не по рангу скромным человеком, едва ли не единственным среди высшего генералитета, кто звонил по служебному телефону и представлялся. Другие полагали и, возможно, небезосновательно, что подчиненные обязаны узнавать их по неповторимому командному голосу. 

Он принципиально не хотел выпячивать ни самого себя, ни своих заслуг. Наверное, потому и не оставил мемуаров — опасался слов, кои могли, будучи  неверно истолкованы, ненароком обидеть боевых товарищей. 

Люди, окружавшие Соколовского, отлично знали, на что он способен, и высоких оценок, данных этому человеку, не счесть. В частности, Жуков, с которым они были знакомы долгие годы, вместе служили и в военные, и в мирные времена, говорил о нем так: «Имеет хорошее общее и политическое образование. Обладает большой силой воли и твердостью характера, смелый и энергичный, решительный и инициативный, постоянно требовательный к себе и подчиненным. Быстро и правильно ориентируется в боевой обстановке и принимает решение».

Накануне войны они тоже сотрудничали: Георгий Константинович возглавлял Генеральный штаб Красной армии, Соколовский был у него заместителем. С началом Великой Отечественной тандем на некоторое время распался, но затем судьба сводила их вновь и вновь. 

Отношения были не только служебными, полководцы симпатизировали друг другу. Однако трудно назвать общение этих людей дружески неформальным — слишком разными они были по нраву, отличались характерами, амбициями, взглядами на жизнь и на военное поприще. Жуков — жесткий, взрывной, чрезвычайно требовательный и, как сказали бы в наши дни, брутальный. Соколовский — сдержанный, рассудительный, интеллигентный. А посему случались меж ними и несогласие, и ссоры. 

По воспоминаниям сослуживцев по отношению к подчиненным у Жукова преобладала манера в большей степени повелевать, чем руководить. В тяжелые минуты подчиненный не мог рассчитывать на поддержку с его стороны — на поддержку товарища, начальника, теплым словом, дружеским советом. К этому уже привыкли и старались в случае необходимости обращаться к начальнику штаба фронта Соколовскому. Вряд ли это противопоставление можно счесть абсолютно корректным, однако оно необходимо в качестве дополнительного штриха к портрету.

1919

На первую ступень карьерной лестницы двадцатилетний Василий, уроженец деревни Козлики Гродненской губернии, шагнул в 1918-м, когда после военно-инструкторских курсов был назначен командиром роты. Спустя три года окончил Военную академию РККА. Стало быть, уже в молодом возрасте овладел немалыми теоретическими знаниями. Потом пришел черед многолетней практической работы. Темпы продвижения будущего маршала по службе впечатляют и, конечно, свидетельствуют о его незаурядных возможностях. К тридцати годам он уже являлся начальником штаба корпуса.

Василий Данилович не был чисто кабинетным стратегом, проводившим все время за оперативными картами и составлением докладов высокому начальству. Немало понюхал пороха в 30-е в Туркестане, командуя группой войск Ферганской и Самаркандской областей. То было горячее во всех смыслах время борьбы с басмачами. В одном из боев Соколовского настигла вражеская пуля, но он остался в строю.

За успешное руководство войсками удостоился ордена Красного Знамени. Всего же высоких боевых знаков отличия у него за всю жизнь набралось без малого два десятка. Самая главная награда — звезда Героя Советского Союза. 

...Осень 1941 года. Страшные, трагические дни. Гитлеровцы безудержно наступают. Передовые части вермахта приближаются к Москве. В октябре командующим Западным фронтом назначается Жуков. Его заместителем становится, разумеется (Георгий Константинович просил об этом Сталина), Соколовский. Ситуацию, казавшуюся безнадежной, удалось перевести в разряд «просто тяжелых». Враг, стоявший у ворот столицы, был отброшен на дальние рубежи...

В ходе обороны Москвы случился эксцесс, который мог закончиться гибелью военачальника. 2 декабря в дом, где располагался со своими подчиненными Василий Данилович, вбежал взволнованный адъютант: «Товарищ генерал, нас атакует большая группировка немцев!» Начштаба ничем не выдал своего волнения. Лишь спросил: «Много?» — «Около полка. Наши охранные подразделения уже вступили в бой».

Соколовский по телефону обменялся несколькими фразами с Жуковым, после чего лаконично объявил: «Штабу продолжать работу. Всем свободным офицерам принять участие в обороне». И снова, как будто ничего не произошло, склонился над картой, испещренной красными стрелками. Что же касается немецкой атаки, ее, как нетрудно догадаться, удалось отбить.

Знамя освобождения над Ржевом. 3 марта 1943

Пожалуй, самой удачной операцией, подготовленной Василием Даниловичем, стало Ржевско-Вяземское наступление, предпринятое в марте 1943 года. Красная армия ликвидировала плацдарм противника, клином вытянувшийся в сторону Москвы. До столицы — всего полторы сотни километров. Неприятель был вынужден отступить, оставив Ржев, Гжатск, Вязьму. 

Увы, пути любых полководцев, какими бы знаниями, талантом, опытом они ни обладали, не бывают сплошь усыпаны цветами побед. В период с октября 1943-го по апрель 1944-го деятельность Соколовского на посту начальника штаба Западного фронта не ознаменовалась яркими успехами. А вот потери, понесенные нашими войсками, были велики. Специальная комиссия Государственного комитета обороны пришла к выводу: вина за неудачи лежит на начштаба. И от занимаемой должности его освободила. 

Сам Василий Данилович считал, что с ним поступили несправедливо. Да и Сталин вскоре понял, что это так, но сей факт открыто признал лишь после Великой Отечественной. «Решение по Западному фронту было тогда принято неправильное, — сказал он в 1946 году. — Надо исправить ошибку. Соколовский заслужил звание маршала». 

Жуков также был убежден, что коллегу наказали напрасно. Георгий Константинович не сомневался в огромном потенциале своего боевого товарища и весной 1944-го рекомендовал его на должность начальника штаба 1-го Украинского фронта, который сам же и возглавил после того, как был смертельно ранен прежний командующий Николай Ватутин. 

Жуков снова не ошибся. Как стратег Соколовский отличился при подготовке Львовско-Сандомирской и Висло-Одерской операций. Великую Отечественную завершил в должности заместителя командующего 1-м Белорусским фронтом, чьи войска принимали непосредственное участие в штурме и захвате Берлина. Генерал запечатлен на историческом снимке во время подписания Акта о безоговорочной капитуляции фашистской Германии.  

Фото: Фотохроника ТАСС

«Много положительного было в работе... особенно это касалось разработки планов операций, — так оценивал роль Соколовского Маршал Советского Союза Василевский. — Он успешно справлялся с обязанностями как начальника штаба, так и командующего войсками фронта. Однако наиболее ярко проявил себя на штабной работе в качестве начальника штаба фронта, а после войны — начальника Генерального штаба».

Жизнь удалась? Безусловно. Но не следует думать, что в судьбе этого человека не было места для разочарований и тревог, помимо случая с лишением командного поста. 

В 1937 году Соколовского пытались обвинить в том, что он скрыл свою службу в царской армии, а затем был завербован польской разведкой. Понятно, это оказалось результатом навета. Многим военным тогда приписывали шпионаж. Вопрос состоял лишь в том, какой ярлык — германский, японский, английский — приклеят сотрудники ежовского НКВД. Василий Данилович был в шаге от пропасти. Но не рухнул в нее — благодаря сохранившемуся документу, обеспечившему железное алиби. Затем отпало и подозрение в шпионской деятельности... 

В один из зимних вечеров 1952 года ему позвонил Сталин и пригласил к себе. Это могло означать что угодно: похвалу, повышение по службе или разнос, грозивший всевозможными последствиями. Через некоторое время из кремлевского подъезда вышли оба — генсек и маршал Соколовский. На прощание вождь вручил ему букет красных роз, те предназначались супруге военачальника. «Передайте Анне Петровне, чтобы завтра ждала сына домой», — сказал Сталин.

Дело в том, что в 1950-м подполковнику Евгению Соколовскому было предъявлено обвинение в тяжком преступлении — будто бы он с друзьями участвовал в изнасиловании двух девушек. Состоялся суд, приговоривший сына маршала к 17 годам лишения свободы. В это невозможно было поверить, ибо Соколовский-младший зарекомендовал себя как блестящий офицер. Он участвовал в обороне Ленинграда, воевал на различных фронтах, штурмовал Берлин, по праву стал орденоносцем, позже дослужился до генерал-майора. А начинал службу рядовым! 

Разумеется, Василий Данилович потребовал провести тщательное расследование, которое курировал лично Сталин. В результате выяснилось, что Евгений Соколовский ни в чем не виноват. Тем не менее, оставался открытым вопрос — кому это было выгодно, кто инспирировал тяжкое обвинение?

Г. Жуков и В. Соколовский на церемонии подписания Акта о капитуляции Германии в Карлсхорсте

Как утверждали близкие к маршалу люди, он весьма критически относился к тем представителям власти и военным, кто, пользуясь своим положением, вывозил из оккупированной Германии различные ценности. Собственное мнение на сей счет Соколовский выразил в докладе Сталину, в частности, нелестно отозвавшись о министре госбезопасности Викторе Абакумове. Тот уезжал из поверженного Рейха, мягко говоря, не с пустыми руками.

Существует версия, что влиятельный чекист пытался отомстить Василию Даниловичу, сделав мишенью его сына. Но дискредитировать маршала не удалось, да и Соколовский-младший вернул себе доброе имя. Сейчас в это трудно поверить, но в прежние времена далеко не все дети представителей власти, как политической, так и военной, пользовались протекцией отцов. Не грешил этим и Евгений Соколовский. 

Дочь полководца Светлана тоже старалась ничем не выделяться среди сверстников. Вспоминала, что зимой 1941 года их учитель, рассказывая о беспримерных боях под Москвой, назвал генерала Соколовского. Преподаватель со значением посмотрел на девочку и произнес: «Вот какой у вас знаменитый однофамилец. Гордитесь им». Школьница покраснела и уткнулась в учебник. Никто в школе не подозревал, что военачальник, прославившийся при обороне столицы, — ее отец...

Как-то в санатории «Барвиха» он разговорился с Корнеем Чуковским. И писатель, редкостный эрудит, был немало впечатлен начитанностью своего визави. «Вы учитель?» — спросил Чуковский и получил утвердительный ответ. Василий Данилович в юности действительно хотел стать учителем. Узнав, кто же на самом деле его собеседник, Корней Иванович поразился еще больше: «А ведь совершенно не похож на военного!»

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже