Свежий номер

Легенда номер один

30.11.2018

Дмитрий ЕФАНОВ

Фото: Виктор Шандрин/Фотохроника ТАССГлавное дело его жизни — создание знаменитой «Красной машины», которая на протяжении многих лет не знала себе равных на международной арене. Великому тренеру Анатолию Тарасову было мало побед на Олимпийских играх и чемпионатах мира — хотелось сразиться с лучшими из лучших, канадскими профессионалами. Многие убеждены: если бы во время Суперсерии-1972 сборной руководил он, то советская дружина не просто бы удивила мир, а устроила непобедимым доселе соперникам форменный разгром.

Бросив беглый взгляд на его биографию, легко прийти к выводу о том, что Тарасов был рожден для этой профессии. Но так видится спустя многие десятилетия, а в 1930-е Толя думал о других вещах. Он вырос без отца и рано привык к ответственности, став главным в семье. Забота о младшем брате, учеба на слесаря, изматывающая работа на авиационном заводе практически не оставляли свободного времени. И все же юноша нашел возможность играть в футбол и хоккей с мячом. А в августе 1937 года сделал свой главный выбор — поступил в Высшую школу тренеров Центрального института физкультуры. Там начинающий специалист познакомился с Михаилом Товаровским, которого до последних дней жизни называл наставником и учителем.

«Педагогом Михаил Давидович был гениальным, — вспоминал мэтр. — Много ли вы знаете профессоров, которые в ответ на вопрос студента могли сказать: «Я не знаю, мне нужно подумать, приходите завтра». Товаровский не стеснялся так говорить. Он все время учился у других. Обычно расхаживал между рядами парт и неназойливо, но основательно вдалбливал в наши головы: это будет очень престижная профессия, о тренерах высокой квалификации будет знать вся страна, тренеры будут получать ордена».

Фото: Фотохроника ТАССБлагодаря таким ученикам, как Тарасов, предсказания знаменитого педагога обрели особый вес. Встав у истоков зарождения отечественного хоккея с шайбой, Анатолий Владимирович не порвал связи с учителем, время от времени рассказывал ему о тренировочном процессе, делился радостью от приятных открытий, которые с завидным постоянством происходили в новом для страны виде спорта. Когда молодого тренера решили откомандировать в Скандинавию, где гастролировал канадский любительский клуб, он первым делом набрал номер Товаровского, чтобы поделиться неожиданной новостью. В ответ услышал лаконичную просьбу — приехать к учителю домой. Эту ситуацию Тарасов подробно описал в книге «Хоккей. Родоначальники и новички».

«Так куда это вы, молодой человек, собрались?» — спросил он меня в своей обычной ироничной манере. Я объяснил, что есть возможность увидеть на хоккейной площадке и шведов, и финнов, а главное — канадцев, о которых ходят легенды. «Вам не следует никуда ехать!» — огорошил меня мой наставник. «Почему?» — недоумевал я. «Вы не созрели смотреть зарубежный хоккей, — отвечал Товаровский. — Ведь если вы увидите иностранцев, сами уже ничего придумывать не будете — так человек устроен. А надо выдумывать, создавать свое. Когда твердо встанете на собственный путь — тогда и ездите, смотрите».

И он начал выдумывать. Бывалые хоккеисты поражались его фантазии. Это сейчас хоккейные клубы имеют в своем распоряжении суперсовременные тренажерные залы, огромные восстановительные комплексы, а в середине прошлого века о такой роскоши спортсмены могли только мечтать. В тех условиях колоссальный талант тренера ЦСКА и сборной СССР проявился в самой полной мере.

«На одном из сборов национальной команды в Новогорске Тарасов вывел нас в лес и скомандовал, чтобы каждый подошел к своему дереву и сделал стойку на руках, — рассказывает двукратный олимпийский чемпион Борис Майоров. — Для меня гимнастические упражнения всегда были сущим мучением, но я делал старательно, как и другие ребята. Только подумал, что все кончилось, слышу новый «приказ»: «А теперь оторвали ноги от дерева и в воздухе написали свою фамилию». Можете себе такое представить? Раньше никогда не задумывался, сколь длинная у меня фамилия. Думаю, остальные игроки считали так же. Но в его действиях всегда было рациональное зерно. На первый взгляд, смешные росчерки ногами способствовали совершенствованию ловкости и координации».

Бывшие подопечные Анатолия Владимировича, все, как один, отмечают: занятия были чрезвычайно интенсивными и разнообразными, никогда не повторялись. Он жил хоккеем двадцать четыре часа в сутки: изобретал упражнения, тактические схемы, постоянно анализировал матчи своей команды и ее противников. Если и допускал просчеты, то в следующей игре они уже не повторялись.

Фото: Игорь Снегирев«Тарасов был Педагог с большой буквы, — отмечал известный футболист и тренер Владимир Федотов. — Говорят, он, подобно актеру, репетировал свои монологи у зеркала. Впрочем, с его мимикой и жестикуляцией достаточно было одного взгляда, чтобы всем все стало ясно. Он постоянно что-то придумывал и изобретал, а результаты своих открытий и экспериментов не уставал заносить в тетрадь. Тарасову не хватало суток, и поэтому на заре он уже был на ногах».

Развитие хоккея в Советском Союзе шло семимильными шагами. Росло число клубов, множилось количество желающих приобщиться к модной и динамичной игре. Сборная СССР дебютировала на чемпионате мира в 1954 году и с ходу взяла золотые медали. Однако за следующие восемь лет смогла лишь однажды повторить этот успех. В такой ситуации спортивное руководство страны пришло, пожалуй, к единственно верному решению: объединить на тренерском мостике главной национальной команды двух лучших тренеров — Анатолия Тарасова и Аркадия Чернышева.

Многие специалисты весьма скептически отнеслись к идее образования подобного дуэта, не могли себе представить, как взрывной, импульсивный Тарасов сможет ужиться с рассудительным и сдержанным Чернышевым. Но они на удивление быстро нашли общий язык. Первый отвечал за физическую подготовку и занятия с игроками на льду, второй взял на себя вопросы, связанные с разработкой тактики, осуществлял непосредственное руководство по ходу матчей.

«У тренера интерес к коллеге зависит в первую очередь от того, есть ли у него собственные взгляды на хоккей, — рассуждал в своей книге Анатолий Владимирович. — Это главное, но, пожалуй, не меньше интересует облик, этика, мораль человека. И всякий раз, когда я размышляю на эти темы, первый, кто в таких случаях приходит на ум, — Аркадий Чернышев. Он никогда не опаздывает, всегда держит слово. Восхищают его обязательность и пунктуальность, скромность».

Слаженная работа пары выдающихся наставников принесла сборной СССР девять побед на чемпионатах мира и трех Олимпиадах подряд. Тренеры покинули команду после успеха на Играх-72 в Саппоро, незадолго до Суперсерии с канадскими профессионалами. История до сих пор не дает четкого ответа на вопрос, почему победоносный тандем не остался в сборной. Версий выдвигается множество.

Фото: Сергей Лидов/РИА Новости«Люди, подобные Анатолию Тарасову, рождаются раз в сто лет, и мне до сих пор больно и обидно осознавать, как с ним в свое время поступили, — не скрывает эмоций его прославленная дочь, заслуженный тренер страны по фигурному катанию. — В 56 лет отцу не дали работать в стране, где он придумал и поднял хоккей на высочайший уровень. Во многом благодаря Тарасову хоккей с шайбой стал национальным видом спорта, затмив в том числе и футбол. Моя первая Олимпиада, 1972 года, совпала с отцовской последней. Уже тогда было понятно, что папу скоро снимут, — он не умел и не хотел идти на компромисс с начальством, которое вмешивалось в его работу. Отец очень переживал. Это была его идея, мечта... Люди понимали гений Тарасова. Когда папу отстранили от хоккея и он приходил во Дворец спорта, хромая, казалось, никому не нужный, трибуны вставали, устраивая долгую овацию. Отца не надо было представлять, зрители и без того понимали, кто перед ними».

Игроки его поддерживали как могли. К примеру, Анатолий Фирсов после отставки многолетнего наставника ехать в Канаду отказался. Александр Гусев, отдавая дань уважения человеческим качествам Всеволода Боброва, уверен: если бы в матчах Суперсерии на капитанском мостике стоял Анатолий Тарасов, мы «этих канадцев на части разорвали бы».

О взаимоотношениях тренера с хоккеистами далекие от спорта люди могли узнать из фильма «Легенда №17», где образ харизматичного наставника довольно точно воплотил Олег Меньшиков. «Судьба человека затронула многих: сила, воля, огромный талант, — поделилась впечатлением от мгновенно ставшей популярной киноленты Татьяна Тарасова. — Многие говорят, что Меньшиков внешне не похож на отца, но в этом фильме он смог передать его энергетику, его жесты, его мысли. Олег здорово ухватил папин характер. Режиссер, съемочная группа, все сработали великолепно. Я звонила Меньшикову после премьеры и поблагодарила. Это его лучшая роль. В конце фильма боялась смотреть на экран, а племянник Леша и вовсе рыдал... Очень благодарна создателям картины за то, что спустя сорок лет после ухода Тарасова из хоккея они напомнили стране, какая это была глыба».

Действительно, о наследии великого специалиста в 1990-е стали забывать. Зато за океаном Анатолий Владимирович был востребован. Его лекции собирали в Канаде полные залы и сопровождались бурными овациями. Имя Тарасова ввели в Зал хоккейной славы в Торонто. А «Британская энциклопедия» назвала его «отцом русского хоккея». Ему предлагали остаться, но он не мыслил себя за пределами родной страны и приносил пользу, даже находясь вдали от крупнейших международных арен. Знаменитая «Золотая шайба» — его детище.

После фильма «Легенда №17» интерес к персоне самого известного в истории СССР тренера проявился с новой силой. Пусть запоздало, но именем уникального педагога, профессора и кандидата наук назвали кафедру теории и методики хоккея в Российском государственном университете физической культуры и спорта. Наконец-то и у нас вышла давно изданная в Северной Америке, призванная стать настольной для любого тренера книга «Родоначальники и новички». К столетнему юбилею Анатолия Владимировича по инициативе трехкратного олимпийского чемпиона по борьбе Александра Карелина установят монумент возле станции метро «ЦСКА». Таких почестей первый человек в нашем хоккее был достоин еще при жизни, но тут к месту будет расхожая фраза: лучше поздно, чем никогда.

В «Легенде №17» герой Олега Меньшикова напутствует подопечного: «Твой номер семнадцатый. И его весь мир знает». Примерно такие слова напрашиваются и по отношению к самому Анатолию Владимировичу Тарасову. Только его номер — первый.


Фото на анонсе: Сергей Метелица/Фотохроника ТАСС



Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже