С главной площади — на фронт

23.10.2016

Валерий БУРТ

Председатель Государственного комитета обороны СССР И. Сталин выступает с речью  на военном параде  на Красной площади

75 лет назад, 7 ноября 1941 года, руководитель СССР Иосиф Сталин выступил на Красной площади по случаю 24-й годовщины Октябрьской революции. Состоялся военный парад, участники которого сразу же отправлялись на передовую. 

В тот момент вермахт из последних сил ломился в ворота столицы. Гитлеровцы заняли Вязьму, Калугу, Малоярославец, Калинин, приблизились к Клину. Над Москвой нависла смертельная опасность...

Накануне, вечером 6 ноября, на станции метро «Маяковская» прошло торжественное заседание, посвященное празднику Октября. Его открыл председатель Мосгорисполкома Василий Пронин. Далее слово взял председатель Государственного комитета обороны Сталин. Он говорил о ходе войны за истекшие месяцы, причинах временных неудач, о неизбежном разгроме захватчиков. Советский лидер завершил доклад словами: «Наше дело правое — победа будет за нами!» Отгремел концерт ведущих артистов столичных театров. В нем приняли участие и такие известные певцы, как Иван Козловский, Максим Михайлов. 

В те дни в Москве была крайне тревожная обстановка. Хотя фашисты бомбили уже с несколько меньшей интенсивностью, с фронта приходили по преимуществу неутешительные новости. Совсем недавно — в середине октября — столицу наводнили слухи, что в нее вот-вот ворвутся немецкие части. Началась паника, остановился транспорт, закрылись магазины. На восток потянулись толпы людей с домашним скарбом, вереницы автомашин, повозок. 

Восстановить порядок удалось оперативно. В газетах появились сообщения о привлечении к уголовной ответственности директоров предприятий, проявивших малодушие и самовольно оставивших посты, а также тех, кто расхищал госимущество, проводил «контрреволюционную агитацию».

Город ощетинился противотанковыми ежами, баррикадами, проволочными заграждениями. Окна домов заложили песком или заколотили толстыми досками. Тем не менее руководство страны решило не изменять давней традиции и устроить торжество на Красной площади. Известный филолог Леонид Тимофеев записал в дневнике 4 ноября 1941 года: «Говорят, что 7-го в Москве будет парад! Рискованно, но умно. Политический эффект от этого будет равен военному успеху и сильно ударит по престижу Германии...»

Фото: РИА НОВОСТИ

Спустя два дня Тимофеев снова делится впечатлениями: «Без перемен. Завтра парад, на улицах красные флаги. Чудесная погода. Немцы, к моему удивлению, вели себя тихо. Правда, в 6 часов была тревога, минут на 40. А вечером несколько раз стреляли довольно сильно, но ничего необычного не было, хотя парад имеет, конечно, большое политическое значение. Может быть, завтра что-нибудь произойдет... В газетах указано, что 7-е было в немецких листовках указано как день парада немецких войск. Что ни говори, немцы застряли. При всех успехах — решающий до сих пор не одержали. То, что Москва еще стоит по истечении 138 дней войны, говорит о многом».

Гитлер действительно рассчитывал захватить столицу Советского Союза до холодов. Были отпечатаны пригласительные билеты на торжественный вечер, в которых, в частности, говорилось: «Москва взята! С нашими знаменами — победа. Предполагается грандиозный фейерверк». Время было проставлено, а дата — нет.

Некоторые немецкие солдаты и офицеры, предвкушавшие грандиозный успех, даже воевали в парадном обмундировании. В нем захватчиков и хоронили недалеко от города, куда они так стремились.

А следующий факт не требует комментариев. Комендант Москвы, генерал-майор Кузьма Синилов в ноябре докладывал наркому внутренних дел Лаврентию Берии: «В городе проживает много враждебного, антисоветского элемента, деятельность которого все больше активизируется по мере приближения фашистской армии к столице. За период с 20 октября по 2 ноября 1941 года расстреляно на месте — 7 человек, расстреляно по приговорам трибуналов — 98 человек. Осуждено к тюремному заключению на разные сроки — 602 человека».

Фото: РИА НОВОСТИ

7 ноября на московских улицах бушевала пурга, наметая огромные сугробы. Люди тревожно поглядывали вверх — не покажутся ли гитлеровские стервятники. Но, вероятно, враг был научен горьким опытом. За день до праздника штаб ПВО сообщил, что к Москве пытались прорваться 250 крылатых машин люфтваффе. Однако ни одной не удалось даже близко подойти к столице. В тот день сбили 34 вражеских самолета.

И 7-го краснозвездная авиация оказалась готова к отражению воздушного нападения. Свыше пятисот боевых единиц, дислоцированных на подмосковных аэродромах, могли в любую минуту запустить моторы. Жерла зениток устремились в тревожное серое небо... В то памятное ноябрьское утро в городе было тихо. Лишь на подступах к Красной площади слышались голоса, гудели движки грузовиков, ревели танки и бронемашины.

«Часы Спасской башни гулко бросили на площадь восемь ударов, — рассказывала на другой день «Правда». 

— Парад, смирно!

Маршал С. Буденный принимает парад

Из ворот Спасской башни на добром горячем коне выезжает заместитель народного комиссара обороны СССР Маршал Советского Союза тов. Буденный. Навстречу ему скачет командующий парадом генерал-лейтенант тов. Артемьев...»

Открыли праздник курсанты артиллерийского училища. Под бравурную музыку маршировали истребительные батальоны всех столичных районов — рабочие, инженеры, служащие, ученые. Затем на брусчатку Красной площади ступили пехотинцы, артиллеристы, моряки. Вслед за ними поскакали кавалеристы и понеслись пулеметные тачанки.

«Степенно и строго... проходит моторизованная пехота, — писала газета «Московский большевик». — Неслышно катят автомобили с зенитными установками — одним из самых популярных в Москве родов артиллерийских войск... Завершая марш советской военной техники, площадь заняли танки, их было 200! Сначала по заснеженному асфальту прошли маленькие подвижные танкетки... За ними шли легкие танки, средние, тяжелые...»

Речь Сталина транслировалась на весь Советский Союз. Верховный главнокомандующий говорил об угрозе, нависшей над страной, тяжелой обстановке на фронте. Выразил уверенность, что Великая Отечественная закончится неминуемой победой Красной армии. Заключали небольшое выступление слова, вошедшие в историю, обращенные к воинам: «Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков — Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова!»

Сталин заверил, что «немецко-фашистские захватчики стоят перед катастрофой», ибо за прошедшее время они потеряли четыре с половиной миллиона солдат и офицеров. Подчеркнул, что враг истекает кровью, его людские резервы иссякают, а потому он не сможет долго выдерживать такого напряжения. Наконец резюмировал: «Еще несколько месяцев, еще полгода, может быть, годик — и гитлеровская Германия должна лопнуть под тяжестью своих преступлений».

Фото: РИА НОВОСТИ

Конечно, несколько преувеличивал, выдавал желаемое за действительное. Но измученным и голодным людям, потерявшим близких, нужен был глоток свежего воздуха надежды, требовались слова, которые бы дали силы, вдохновили на борьбу с оккупантами. И Сталин добился своей цели — народ почувствовал облегчение, в нем проснулась вера в грядущую победу, сильные сосредоточенные лица озарились улыбками.  

На экраны кинотеатров как раз вышла комедия «Свинарка и пастух» с Мариной Ладыниной, Николаем Крючковым и Владимиром Зельдиным. В кинозалах слышался смех, а на улицах грохотали зенитки, рвались бомбы, свистели осколки. 9 ноября в филиале Большого театра на Пушкинской состоялся первый концерт артистов оперы и балета. Представление, которое длилось около пяти часов под непрерывные овации, трижды прерывалось из-за воздушных тревог. Исполнители прямо в сценических костюмах поднимались на крышу и вместе с дежурными тушили «зажигалки».

Враг тем временем продолжал упорно продвигаться к сердцу России. В конце ноября войскам вермахта удалось овладеть Клином, Солнечногорском, приблизиться к Химкам и выйти к каналу Москва — Волга в районе Яхромы. Фашисты захватили Красную Поляну, которая находилась в 27 километрах от столицы. Оттуда немецкие генералы через мощные бинокли разглядывали величественные стены Кремля. И, разумеется, предвкушали скорый триумф.

Они жестоко ошибались. В Москве уже появились свежие сибирские части. Молодые, крепкие здоровяки в ладных полушубках с песнями маршировали по улицам, гордо печатая шаг. Прохожие замирали от радости, мы наполнялись уверенностью. Близился час первой большой победы в Великой Отечественной войне. 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть