Под державной рукой

30.07.2016

Юлия КУДРИНА

Весной 1866 года было учреждено Русское историческое общество (РИО). В то время, как, впрочем, и полтора столетия спустя, патриотически настроенные граждане понимали, что надо «положить конец тем недостойным нападкам, коим в отечественной прессе подвергалась история России», — именно такая формулировка содержалась в учредительных документах вновь созданной организации. Главными задачами провозглашались сбор, обработка и распространение «материалов и документов, до отечественной истории относящихся, как хранящихся в правительственных и частных архивах и библиотеках, так равно и находящихся у частных лиц». О возникновении и становлении Общества, чья деятельность во многом связана с делами и заботами Александра III, рассказывает старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, доктор исторических наук Юлия КУДРИНА.

В числе учредителей РИО были весьма именитые люди, такие, например, как поэт, литературный критик, один из виднейших интеллектуалов своего времени князь Петр Вяземский, историк Константин Бестужев-Рюмин, автор популярных исторических сочинений барон Модест Корф, обер-прокурор Святейшего синода, министр народного просвещения граф Дмитрий Толстой, писатель Евгений Феоктистов, сенатор Александр Половцов. Последний стал секретарем Общества. Насущную необходимость появления РИО в Российской империи он объяснял так: «Жаждавшему узнать свое прошлое русскому народу подносилась (прежде) только неприглядная картина слабостей и недостатков, влиявших на судьбы его; возвышенные, существенные стороны нашей государственной жизненной деятельности, создавшие великую и всем нам дорогую Россию, в литературе 60-х годов, за редкими исключениями, силою обстоятельств обходились молчанием, разрушавшим народную веру в себя и правившие им силы». 

Несколько забегая вперед, отметим: член Государственного совета Александр Половцов на должности секретаря пробыл до ноября 1878-го. После смерти князя Вяземского он был избран председателем РИО (ИРИО — в конце 1873-го Обществу было пожаловано наименование Императорского), слыл, как сказали бы в иную эпоху, «душой коллектива», а в дело издания исторических документов из собственных средств выделил 190 000 рублей. Всего же при жизни Половцова было напечатано 128 сборников.

Император Александр III

Зимой 1867-го Общество через свой Совет обратилось к наследнику престола Александру Александровичу с просьбой о возложении им на себя обязанностей верховного покровителя. Будущий российский император Александр III зафиксировал тогда в своем дневнике: «19 февраля 1867 г. Вторник... Принял депутатов Русского исторического общества. Был между ними князь Вяземский. Они приехали просить меня быть Почетным председателем общества». А через три недели цесаревич писал: «12 марта. Вторник... Отправился в Русское историческое общество в Министерство иностранных дел. Князь Вяземский встретил меня с приветствием». 

В тот день знаменитый поэт обратился к Александру Александровичу с торжественной речью: «Отечественная история нам всем родная, но для Вашего высочества она имеет еще прелесть и назидание семейной хроники. Мы все — дети великих царствований Екатерины II, Александра I, Николая I. Но Вы их прямой и законный наследник. Вам преимущественно предстоит священная обязанность, великая, но и трудная задача внести в свою очередь, с честью и пользою, имя Ваше в сию семейную царственную хронику и передать память о себе народным скрижалям». 

Будущий царь-миротворец непосредственно покровительствовал или как минимум всесторонне помогал великому множеству очень важных для культурного развития страны институтов и организаций: Императорскому русскому географическому, Императорскому минералогическому, Императорскому археологическому обществам, Московскому археологическому обществу любителей русских древностей, Финляндскому обществу поощрения художеств, Обществу взаимного вспоможения и благотворительности русских художников в Париже, Императорской академии художеств, Московскому, Казанскому, Санкт-Петербургскому, Новороссийскому университетам, Российской академии наук, Карамзинской библиотеке. 

Деятельность Александра Александровича на посту почетного председателя РИО заслуживает особого внимания. Современники Александра III оставили на этот счет немало свидетельств. Приведем лишь некоторые из них.

Князь П. Вяземский

Историк, академик Николай Дубровин: «Никто из членов Общества не забудет, с каким вниманием и интересом относился государь ко всем чтениям, а как хорошо он сам был знаком с историей России и русского народа в главнейших проявлениях его жизни».

Профессор истории, писатель Владимир Назаревский: «Никто из царственных предшественников Александра III не занимался столько изучением русской истории, как он: в этом отношении он превзошел и Петра I, и Екатерину II. Очевидно, что из своих исторических занятий он черпал идеи, которыми он руководился в делах своего правления».

Граф Сергей Шереметев: «Заседания под гостеприимным кровом высокого председателя отличались тем своеобразным оттенком, который ложился на все, в чем участвовал лично государь. Память о заседаниях в Аничковской библиотеке остается незабвенною. Присутствие его сразу придавало всему жизнь. Непринужденно допускались рассуждения, в которых он сам принимал участие со своей свойственной ему величественной скромностью, и впечатление присутствия его было чарующее. Перед ним читалась русская история... и сам он — воплощение русского царя — казался среди нас таким простым, доступным, приветливым и в то же время внушительным в своей простоте. Величавый образ его не замрет в сердцах присутствующих, как не замрет он в летописях созданного им Общества, отныне неразрывно связанного с именем мудрого царя Александра III».

Василий Ключевский (фрагмент речи памяти монарха, 1894 год):

«Наука отведет императору Александру III подобающее место не только в истории России и всей Европы, но и в русской историографии, скажет, что он одержал победу в области, где всего труднее достаются победы, победил предрассудок народов и этим способствовал их сближению, покорил общественную совесть во имя мира и правды, увеличил количество добра в нравственном обороте человечества, ободрил и приподнял русскую историческую мысль, русское национальное сознание и сделал все это так тихо и молчаливо, что только теперь, когда его уже нет, Европа поняла, чем он был для нее...»

Помимо Дубровина и Ключевского в деятельности РИО в разные годы участвовали Сергей Соловьев, Николай Костомаров, Иван Забелин, Яков Грот, Сергей Платонов, Александр Пыпин и другие видные российские историки.

Годовые собрания Общества вплоть до кончины Александра III проходили, как правило, под его председательством. Была проведена колоссальная работа по нахождению, шлифовке и публикации документов. Вышли в свет 147 томов сборника Императорского русского исторического общества, почти половина из них посвящалась царствованию Екатерины II, Петра Великого, Анны Иоанновны, Александра I и Николая I. 

По словам Николая Дубровина, эти документы «заключали в себе драгоценные материалы по русской истории, заимствованные из русских и иностранных архивов». Немалая их доля могла «появиться в печати во всей своей полноте только при покровительстве венценосца». Так было со «Сведениями по внутренней политике XVIII века, а также начала XIX столетия», «Протоколами, журналами и указами Верховного тайного совета 1731–1740 годов», «Бумагами кабинета министров Анны Иоанновны (1731–1740)», «Протоколами Конференции при Высочайшем дворе (1756–1757)», делами о декабристах и тайных обществах. Положительные резолюции монарха на ходатайства историков дали возможность российской общественности познакомиться с документами, хранившимися за семью печатями в течение многих десятилетий. Император лично содействовал в получении Обществом писем Александра I и других особ царствующего дома Фредерику Лагарпу.

А. Половцов

К столетию со дня рождения царя Николая Павловича ИРИО выпустило юбилейный сборник «Материалы и черты к биографии Императора Николая I и к истории Его царствования». При Александре III из лондонских, парижских и иных заграничных архивов дипломатические документы поступали в Россию и пополняли собой научно-исторические издания. Те рассылались по библиотекам и средним учебным заведениям, действовавшим под началом Министерства народного просвещения, Святейшего синода, Главного управления военно-учебных заведений. Лишь на подготовку и издание сборника «Памятники дипломатических сношений древней России с державами иностранными» из средств государственного казначейства было израсходовано 260 тысяч рублей. Обращает на себя внимание двухтомник «Азбучного указателя имен русских деятелей» для «Русского биографического словаря», содержащий 60 тысяч имен соотечественников, подвизавшихся на самых разных «поприщах труда и жизни».

Императорское русское историческое общество, в котором после смерти Александра Александровича обязанности почетного председателя исполнял его сын Николай II, просуществовало до всем известных событий 1917 года. Однако его многочисленные публикации служили впоследствии всем российским властям, научным коллективам и поколениям россиян, проявлявших и по сей день проявляющих интерес к национальной истории.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть