Под трехцветным русским флагом да под старый, славный марш

31.01.2015

Андрей САМОХИН

В истории этой песни есть природная национальная героика и драма братоубийственной войны, некое подобие детектива и толика трагифарса. Все, кто родился и вырос в СССР, конечно же, помнят пафосно-героические строфы, гармонично объединенные с чуть меланхоличной мелодией: «По долинам и по взгорьям шла дивизия вперед...» Советские дети, сидя верхом на стульях-конях, в маленьких буденновках, размахивая пластмассовыми саблями, храбро брали «Приморье, белой армии оплот». 

В.В. Шаталин - «По долинам и по взгорьям...»

Мало кто раньше подозревал, а многие не знают и сегодня, что на тот же мотив белогвардейцы генерала Михаила Дроздовского пели: «Шли дроздовцы твердым шагом, враг под натиском бежал. И с трехцветным русским флагом славу полк себе стяжал!» А еще раньше, в 1914-м, под другие слова, но ту же музыку уходили на фронт сибирские стрелки. 

В «Новейший военный песенник «Прапорщик», выпущенный в Ярославле в 1915 году, был включен «Марш Сибирского полка» на слова Владимира Гиляровского — того самого «дяди Гиляя», запечатлевшего «Москву и москвичей». Под звуки марша уходили из Ново-Николаевска на Германскую бойцы сибирских стрелковых подразделений, покрывшие затем неувядаемой славой себя и доблестное русское оружие: «Из тайги, тайги дремучей, от Амура, от реки, молчаливо, грозной тучей шли на бой сибиряки». Текст Гиляровского даже был издан отдельной открыткой с названием «Сибирские стрелки в 1914 году».

П. ПарфеновОткуда мелодия? Версии сильно расходятся. На авторство претендовал Петр Парфенов, талантливый самоучка, молодой красный партизан, автор «советского» песенного стиха. В воспоминаниях он рассказывал о своей дореволюционной бродяжьей песне, сочиненной на Дальнем Востоке: «По долинам и загорьям целый месяц я бродил... Был на реках и на взморьях, не жалея юных сил». Однако есть и другое предположение: мотив был сочинен еще добровольцами генерала Михаила Черняева, русского вождя сербских повстанцев, воевавших против Османской империи. 

Любопытный факт: Петр Парфенов в Первую мировую сражался на Румынском фронте. Возможно, вместе с теми, кто вскоре составит добровольческую бригаду Дроздовского, которая в 1918-м предпримет блестящий двухмесячный Румынский поход на соединение с армией Деникина. Вполне могло быть и так: Парфенов исполнял на фронте свою бродяжью песню, а ее слышал полковник Петр Баторин, будущий автор слов «Дроздовского марша».

Документально зафиксировано следующее. Белый марш появился раньше красного. В Харькове 27 июня 1919-го командир 1-го батальона 2-го офицерского генерала Дроздовского полка полковник Антон Туркул, имея уже слова марша, сочиненные полковником Баториным, заказал создание музыки Дмитрию Покрассу, работавшему в театре-варьете «Кривой Джимми» в Ростове-на-Дону. Наказ Туркула был краток: марш должен быть готов через два дня, к банкету по случаю занятия города, на котором ждали главнокомандующего, генерала Антона Деникина.

Покрасс расстарался. И управился в срок. Это был тот самый Покрасс, который всего через год в честь занятия Ростова Первой конной армией напишет знаменитый «Марш Буденного», став штатным «буденновским» композитором, а после окончания Гражданской войны — маститым советским композитором-песенником, лауреатом и орденоносцем. Интересно, что некоторые его последующие известные песни — «Прощальная комсомольская», «Три танкиста» — обыгрывают мотив того же «Дроздовского марша». Впрочем, музыковеды находят в нем также интонации народной казачьей песни «Розпрягайте, хлопцi, коней». 

Д. ПокрассСам Покрасс явно считал этот марш своей удачей. Иначе через много лет не состоялось бы примечательной и довольно комичной его попытки побороться с могучим Александром Александровым за авторство музыки «По долинам и по взгорьям». В кулуарном разговоре Александров, официально значившийся соавтором песни (вместе с военнослужащим Украинского военного округа Ильей Атуровым, от которого Александров услышал мелодию), поинтересовался у Покрасса, чем он докажет свой приоритет. Тот извлек смятый лист харьковской газеты 1919 года, где сообщалось о создании «композитором Дм. Покрассом мелодии для боевого марша славного Дроздовского полка». В ответ руководитель Краснознаменного ансамбля ласково осведомился, собрал ли коллега уже вещички для длительной командировки на Соловки? Покрасс побледнел и больше не заикался о таких «доказательствах».

Не менее драматичной оказалась история с авторством текста «По долинам, по загорьям». Именно так начинался «Марш дальневосточных партизан» (1920–1922), написанный Петром Парфеновым, воевавшим в партизанской армии Ефима Мамонтова на Алтае. Парфенов посвятил сочинение «светлой памяти Сергея Лазо, сожженного японо-белогвардейцами в паровозной топке», однако напечатать не успел. Позже в Москве попытался опубликовать текст в «Молодой гвардии», но получил отказ.

Тем временем в 1929-м Ансамбль красноармейской песни Александрова включил «Партизанскую» в свой репертуар, причем стихи Парфенова отредактировал поэт-песенник Сергей Алымов. Именно он заменил диалектизм «загорья» на «взгорья» и добавил несколько аляповатый куплет: «Наливалися знамена кумачом последних ран...».

В этой редакции песня широко разошлась по стране. Автором текста значился Алымов. Дошло до того, что в 1934-м в «Известиях» вышла коллективная статья участников Гражданской войны в Приморье, с возмущением доказывавших авторство Петра Парфенова. Сам он также неоднократно рассказывал в прессе об истории написания им песни. Однако в 1935-м Петр Семенович был по доносу арестован, а позже расстрелян. Разумеется, о существовании такого человека все предпочли надолго забыть. Песня так и публиковалась под именем Алымова. И только в 1962 году авторские права Парфенова были восстановлены в суде — посмертно. Парфеновские строки вошли в названия книг, кинокартин, спектаклей. Ее мелодия стала позывным владивостокской радиостанции «Тихий океан». Там же, во Владивостоке, на граните памятника партизанской славы высечена строфа из «Марша партизан».

В Югославии, Болгарии, Чехословакии песня сплачивала людей в борьбе с гитлеровским фашизмом. Местные партизаны пели ее на свои слова вместе с «Катюшей» и другими советскими боевыми шлягерами. Она звучала на испанском, французском, польском, сербском, греческом, китайском, армянском языках. Даже на эсперанто!

Кстати, примерно в 1920-м явно по следам «Дроздовского» или «Приморского» марша, а может быть, их обоих, с этой же запоминающейся мелодией возник «Марш махновцев». Там, в частности, были такие строки: «По холмам и по равнинам, в дождь, и ветер, и туман, через степи Украины шли отряды партизан».

Актуально это и сегодня, не правда ли? Возможно, где-то на блокпосту под Донецком бойцы поют старую партизанско-дроздовскую песню уже в новом варианте. Например: «Шли стрелковцы твердым шагом...», «взяли с бою Мариуполь, хунты киевской оплот». Ну или несколько иначе, в том же духе.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть