Да поможет нам святая Алла

24.05.2015

Безжалостность, с которой десятилетиями уничтожались «бесперспективные» деревни, великолепные, воспетые русскими классиками помещичьи усадьбы, уникальный природный ландшафт, не имеет оправданий. Вряд ли можно списать эту колоссальную утрату исключительно на объективные процессы — индустриализацию, урбанизацию, стремление социума как можно скорее оказаться в информационной эпохе. Но время посыпать головы пеплом прошло. Пора действовать, стремясь воссоздать то, что пока еще подлежит восстановлению. О том, насколько это удается и с какими трудностями приходится сталкиваться, рассказывает потомок старых дворянских родов Скрипицыных и Рихтеров Екатерина ШЕФФЕР.

Наша связь с этими славными фамилиями идет через века. Федор Исаевич Скрипицын служил в ХVII веке воеводой в Нерчинске. Павел Николаевич Скрипицын был любимцем великого Суворова, затем его адъютантом. Надежда Михайловна Рихтер, в девичестве Любавская, происходила из старинного рода, упоминаемого в документах XV века. 

13 лет назад мы впервые побывали на их малой родине: в Пензенской области, Колышлейском районе, близ истоков Хопра. Там более двух столетий жили, трудились и нашли вечный покой многие наши предки. С гибелью Российской империи исчезли или были разорены их родовые гнезда.

Усадьба Н. Рихтер

Не сохранилась богатая родовая усадьба Скрипицыных. «Гнезду» Надежды Рихтер, расположенному в десяти километрах от села Скрипицыно, повезло больше: в ее скромном доме расположилась контора совхоза «Потловский». И это спасло здание. Там не раз бывали знаменитый церковный писатель протоиерей Иоанн Восторгов, епископ Саратовский и Царицынский Гермоген (Долганов), известные литераторы Владимир Ладыженский, Павел Засодимский. Перу последнего принадлежит рассказ «Аля» — о пятой, младшей дочери Надежды Михайловны. Четырех других она родила в браке с Василием Павловичем Скрипицыным, за которого вышла замуж в 14 лет. Тот был старше жены на 33 года, любил и опекал юную Надежду, позаботился дать ей хорошее образование. Супруги открыли церковно-приходскую школу в принадлежавшем им Скрипицыно, и жена надолго стала ее главным попечителем. За 17 лет этого брака она превратилась в деятельную, хорошо образованную женщину. 

После кончины первого супруга вышла замуж за его племянника, известного земского деятеля Александра Андреевича Рихтера. Вскоре по венчании они построили храм Покрова Пресвятой Богородицы на самом высоком холме близ имения. Этот редкий с архитектурной точки зрения храм имеет пять куполов и две колокольни. Ныне он восстановлен и действует.

Десять лет у Рихтеров не было детей. Великую радость им принесло рождение долгожданной дочери Аллы. Девочка росла необычным ребенком, удивляя всех кротким нравом. Но счастье было недолгим. В пятилетнем возрасте Аля, как ласково ее называли близкие, умерла от дифтерии. По словам очевидцев, пока гроб с телом девочки находился в доме, на покрытом инеем окне проявился образ Божией Матери с младенцем на руках. Знаменательно, что Аля умерла 4 февраля, а проявившаяся на стекле икона Богоматери «Взыскание погибших» празднуется на следующий день — 5-го. Это событие сильно повлияло на всю оставшуюся жизнь Надежды Михайловны. Она заказала вырыть рядом с усадьбой пруд, выложить его дно плитами и запустила туда черных лебедей. Любоваться ими стало ее единственным развлечением.

Храм Св. мц. Аллы. Конец XIX века

Скоро скончался и Александр Рихтер. Вдова приняла решение построить храм-школу в честь святой мученицы Аллы Готфской. Сегодня это единственный в России храм с подобным посвящением. В память о чудесном явлении Пресвятой Богородицы на стекле был написан образ «Взыскание погибших» и украшен драгоценными камнями. Икона почиталась как чудотворная, находилась в храме до самого его разорения в 1930 году. Затем бесследно исчезла.

Надежда Михайловна занималась просвещением крестьянских детей. Особую известность ее деятельность получила после создания в селе Старая Потловка образовательного комплекса. Его очень высоко оценило Министерство народного просвещения России. Туда вошли построенные на средства Надежды Михайловны школы — двухклассная мужская и для девочек, находившаяся прямо в здании церкви Святой Аллы, а также училище для подготовки будущих педагогов. Вот уже 120 лет в одном из зданий, построенном в форме креста, учатся сельские дети. 

При школе для мальчиков была создана «потешная дружина», которая дважды участвовала в высочайшем смотре в Петербурге и получила личное одобрение императора Николая II. Надежда Рихтер на свои средства открыла освященную в честь святого благоверного князя Александра Невского богадельню, где о больных и обездоленных заботились воспитанники школ. В своем образовательном комплексе отстаивала церковно-приходское начало, хотя такой подход подвергался жесткой критике со стороны либеральных кругов. Тем не менее, благодаря успехам воспитанников, она смогла доказать важность православных основ, заложенных в начальном образовании. Один из современников в 1908 году характеризовал ее просветительскую и благотворительную деятельность в Потловке так: «Нужно все это видеть собственными глазами, чтоб убедиться, что дело здесь кипит как в муравейнике, что отсюда идет свет истины Христовой: теплота веры православной далеко за пределы своего района...» Рихтер была удостоена ордена Святой Екатерины, а основанные ею школы и училище назвали образцовыми. Лучших учеников Надежда Михайловна представляла при императорском дворе. Известно, что выпускники ее школ и в Советской России становились директорами учебных заведений, заслуженными учителями.

Урок рукоделия в Потловской школе для девочек

Была дружна с саратовским епископом Гермогеном (Долгановым), ныне прославленным в лике священномучеников. Находилась с ним в переписке, изучив которую, можно сделать вывод: все свои силы и средства она вкладывала в воспитанников, лично участвовала в выборе учителей и хлопотала о судьбах учеников. Часто прибегала за советом и поддержкой к епископу и в то же время сама оказывала ему посильную помощь, остро переживала за судьбу архиерея.
Вот что она писала епископу в самое трудное для него время: «Много, много говорили о Ваших трудах великих и о Вашей скорби беспросветной... Будьте осторожны, дорогой Владыко. Намордники надеты, но враг не дремлет. Простите мне это. Пишу такое, любя, как старый человек, и боюсь за Вас».

В 1918 году крестьяне, ценившие заботу попечительницы и боявшиеся за ее жизнь, уговорили Рихтер покинуть родной дом. «Она умчалась в повозке, не взяв с собой почти ничего, кроме небольшого саквояжа, в сторону города Сердобска», — рассказывали нам старожилы села. Это последнее воспоминание о Надежде Михайловне. 

В одном из писем она обращалась к епископу Гермогену с просьбой:

«Преосвященнейший Владыко и Милостивый Архипастырь!

Усерднейше прошу дозволить приготовить могилы в ограде церкви Св. Аллы для меня и для матери Ермионии. Служим в храме живыми, хотелось бы и на покой лечь вблизи храма. Нам обеим дорого, ежели на то будет Ваше милостивое соизволение. Просим Ваших святых молитв и Вашего Архипастырского благословения.

Покорные и преданные слуги Вашего Преосвященства Н. Рихтер, мон. Ермиония».

Н. Рихтер

Было ли исполнено это завещание, неизвестно. По некоторым сведениям, в 1925 году ее видели просящей милостыню на паперти храма Архангела Михаила в Сердобске. 

В Старой Потловке в годы Советской власти храмы переоборудовали в зернохранилища и мастерские. Совхоз был передовым и одним из крупнейших в области. Школа оказалась переполнена, дети учились в две смены. 

Когда мы впервые появились в селе, директор совхоза все боялся, что потомки бывшей помещицы приехали отнять усадьбу. Мы только посмеялись над его опасениями. Были счастливы оказаться на земле предков и не имели никаких притязаний.

Но вот прошло семь лет. Совхоз распался, огромное совхозное хозяйство (более двух гигантских ангаров для техники, 14 коровников, механические мастерские и другие сооружения) было не просто разрушено, а стерто с лица земли. Остались только здания, построенные более века назад: усадебный дом, школа, пара амбаров и храм Святой мученицы Аллы, лишенный куполов и колокольни. 

Мы решили выкупить усадьбу. Такое решение далось непросто. Ведь вместе со старым усадебным домом брали на себя ответственность за нечто большее. Связанное прежде всего с огромным вкладом скромной русской дворянки в жизнь нашей «малой родины».

Первая помощь пришла от сельчан, священнослужителей, учителей и, самое главное, от детей-подростков. Это не измерить деньгами. Нам дали почувствовать себя своими. Уверили, что, конечно же, стоит прилагать усилия, использовать богатое духовно-культурное прошлое, налаживая жизнь на земле, которая была дорога нашим предкам. 

Старая Потловка, как и многие села в нашей стране, переживает очень сложные времена. Вполне серьезны опасения: еще немного, и оно перестанет носить статус перспективного. А это будет означать, что село обречено.

Первоочередной задачей видим восстановление храма Святой Аллы и усадьбы. Хотим открыть здесь культурный центр, музей дворянства Прихопровья и приусадебный комплекс, где можно будет прикоснуться к богатому прошлому этих мест. А также посетить богослужение в храме Святой мученицы Аллы, узнать о его особой истории, наконец, просто хорошо отдохнуть с семьей.

Процесс восстановления храма уже начался и ведется на пожертвования.

120-летие школы в Старой Потловке

Помогаем по мере возможностей сельской школе. Историческому зданию с вековой историей нужен хороший ремонт, и мы уже не раз обращались в госструктуры с просьбой оказать поддержку. Пока безрезультатно. Используя опыт Надежды Рихтер по созданию потешных дружин, положили начало созданию военно-патриотического клуба. Специалисты столичного клуба «Ермоловец» провели полевые выходы и тренировки с местными школьниками. 

На старом кладбище неподалеку от села в послевоенные годы была похоронена учительница, датчанка по происхождению, Лаура Максовна Гольмгрем. Как она оказалась в этих краях, никому не известно. Но вспоминают о ней как об одном из лучших преподавателей до сих пор. Осенью 2014-го на 120-летний юбилей школы приехали почтить ее память датские педагоги, а также многие ученики, съехавшиеся в Старую Потловку со всей России. 

Лично мне уже не раз доводилось обращаться ко всем тезкам мученицы: «Дорогие Аллы, помогите воссоздать единственную в России церковь во имя вашей святой!»

Верим в то, что совместными усилиями неравнодушных к нашей культуре и отечественной истории людей школа, усадьба и храм будут восстановлены. Нам видится, что такая модель возрождения села — то, что необходимо современной России.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть