Wunderwaffe на службе Советов

22.04.2015

Нильс ИОГАНСЕН

ЗСУ-23-4 «Шилка»

Еще не успели смолкнуть отзвуки боев Великой Отечественной, а уже началась новая война — «холодная». Нашей стране опять пришлось напрягать все силы, чтобы противостоять геополитическим соперникам. В начавшейся гонке вооружений СССР очень помогли трофеи, захваченные у Третьего рейха.

Технологическое наследие гитлеровской Германии порой превозносят до небес. Многие открытия и нововведения появились там не благодаря режиму, а, скорее, вопреки. «Какой там Ordnung! Это в СССР был порядок, причем идеальный — по сравнению с Рейхом. А если говорить про казнокрадство, то при Гитлере из госбюджета бесследно исчезали миллиарды марок, а вместо передовых разработок финансировалась всякая чушь», — полагает историк и писатель Андрей Мартьянов.

Тем не менее немецкие инженеры и изобретатели достигли многого. Не во всех областях, конечно. К примеру, в деле танкостроения учиться у них было нечему, в области противотанковой и полевой артиллерии — тоже. Однако по некоторым направлениям без трофеев нам пришлось бы туго. 

Атомные энтузиасты

США пытались давить на СССР еще до окончания Второй мировой. Во время Потсдамской конференции (17 июля — 2 августа 1945-го) американский президент Гарри Трумэн «по секрету» сообщил советскому лидеру, что у них есть сверхмощная бомба. Впрочем, наша разведка уже все об этом знала. Имелась информация о наличии у американцев всего нескольких зарядов, а также об их происхождении. И это были вовсе не плоды Манхэттенского проекта.

«Первое испытание атомной бомбы состоялось в марте 44-го. Она была германской. После этого гитлеровские власти дали добро на строительство подземного завода по серийному производству зарядов. Именно там в середине апреля 1945 года американцы захватили до пяти атомных бомб», — считает физик Михаил Руденко. Верить этой гипотезе или нет — дело ваше. Но вот еще один примечательный штришок: в 1947 году в Эль-Пасо (штат Техас) американцы проводили испытания атомных бомб, полностью аналогичных тем, что были сброшены на Хиросиму и Нагасаки. То есть получается: они только учились делать работоспособные смертоносные изделия.

М. фон Арденне

Янки, бесспорно, отхватили лучший кусок немецкого атомного проекта, но что-то досталось и СССР. В Советский Союз по доброй воле поехал работать барон Манфред фон Арденне, автор наиболее передовой и эффективной технологии обогащения урана. Его поддержал лауреат Нобелевской премии профессор Густав Людвиг Герц, который занимался той же самой тематикой. Впоследствии оба ученых стали лауреатами Сталинской премии, причем фон Арденне — дважды. 

Немецкие и советские ученые спешно делали оружие, которое должно было предотвратить новую войну. Успели: собственные атомные бомбы появились и у СССР, и у США (согласно все той же вышеприведенной версии) только в конце 40-х. А свой знаменитый план Dropshot — вбомбить Советский Союз в каменный век — в Пентагоне разработали только в 1949 году.

Курт по фамилии Танк

Атомная бомба — сама по себе штука бесполезная, если нет средств ее доставки к цели. У Советского Союза таковых не было. Только в начале 50-х в строй вступили стратегические бомбардировщики Ту-95, несколькими годами позже — межконтинентальные ракеты королёвского ОКБ. А у США имелся огромный воздушный флот. Их самолеты с многочисленных военных баз, которыми тут же окружили СССР, могли атаковать всю европейскую часть страны.

При этом наша ПВО оставляла желать много лучшего. Работа над ракетами земля–воздух только начиналась. С-25 — предок современных зенитно-ракетных комплексов С-400 — встал на вооружение в 1955 году. Трофейные разработки — зенитные ракеты Wasserfall от КБ Вернера фон Брауна — оказались капризными. Пришлось искать временный вариант.

Зенитное орудие КС-19

Остановились на зенитной артиллерии. Из побежденной Германии спешно вывезли все новейшие орудия, прежде всего крупного калибра, и поставили вокруг советских городов. Параллельно оружейники начали на их основе разрабатывать собственные конструкции, и в 1948 году на вооружение была принята 100-мм зенитная пушка КС-19.

Стоит отметить, что практически все советские зенитные орудия — немецкого происхождения. Так, 85-мм зенитная пушка образца 1939 года (52-К) — близкая родственница знаменитой 8.8 cm FlaK 36. В период непродолжительного сближения СССР и Германии мы получили немало передовых разработок, поэтому новое орудие родилось быстро и получилось очень удачным. Кстати, КС-19 до сих пор стоят на вооружении во многих странах. А во время операции «Буря в пустыне» из этих пушек иракские ПВО сбивали современные американские самолеты. 

На ближних подступах наши города и стратегически важные объекты были прикрыты артиллерией. Но требовались и перехватчики, ведь «атомные» самолеты нужно сбивать как можно дальше от своих населенных пунктов. Не мудрствуя лукаво, в СССР внедрили лучшую разработку Третьего рейха в области реактивной авиации — истребитель Focke-Wulf Ta-183. Под названием МиГ-9 он был принят на вооружение уже в начале 1947 года.

МиГ-9

У детища немецкого авиаконструктора Курта Танка — непростая судьба. Разработка началась еще в 1942 году, но Гитлер особо благоволил Вилли Мессершмитту, и тот, пользуясь своим влиянием, давил конкурентов. В серию Ta-183 так и не запустили, а вот «девятых» МиГов сделали впоследствии более шести сотен. Именно они стали главным оружием советской ПВО, защитой страны от носителей страшных бомб.

У Танка были и иные разработки. Более того, он предлагал свои услуги СССР — работать на американцев категорически не хотел. Однако сотрудничество не сложилось.

«Помимо Та-183, у него имелся проект реактивного фронтового бомбардировщика Та-400, способного нести нагрузку в десять тонн. А также — сверхдальнего бомбардировщика Та-600, который мог достигать целей в США. Однако по каким-то причинам приезд конструктора в СССР сорвался. Курт Танк вынужден был эмигрировать в Южную Америку, там он занялся созданием реактивных машин для ВВС Аргентины», — говорит один из авторов книги «Немецкий след в истории отечественной авиации» Дмитрий Соболев.

Анти-Сикорский

Вскоре после войны американцы начали активно работать над боевыми вертолетами. Разработкам нашего бывшего соотечественника Игоря Сикорского и его американских коллег мы должны были срочно что-то противопоставить. А именно создать зенитные самоходные установки (ЗСУ) для прикрытия войсковых колонн. Пришлось снова обращаться к германскому опыту.

За основу для требуемых разработок взяли две модели: Kugelblitz на шасси среднего танка Pz-IV и не реализованный до конца проект на основе «Пантеры» — Flakpanzer V Coelian. 

Kugelblitz имел не особо мощное вооружение, но у этой революционной конструкции наличествовали замечательные перспективы. В начале 60-х «по его мотивам» наши конструкторы создали знаменитую «Шилку». Coelian можно было реализовать быстро и при минимальных затратах. 

«23 мая 1944 года компания Rheinmetall представила свой проект на базе «Пантеры». Машина в целом получила одобрение германских военных, начали делать рабочие чертежи для запуска ее в производство. Однако до конца дело не довели: вермахт внезапно потребовал заменить 37-мм пушки на 55-мм орудия, что к началу 45-го было сделано. Однако 14 февраля 1945 года до Rheinmetall довели, что их зенитка не является приоритетной разработкой», — объясняет историк БТТ Максим Коломиец. Такой вот странный Ordnung...

ЗСУ-57-2

Наши разбрасываться столь ценными ноу-хау не стали, завершили проект — естественно, на базе отечественных компонентов. На средний танк Т-54 поставили просторную башню, в которую смонтировали спарку 57-мм зенитных пушек. Получилось просто, недорого и функционально. Как и у Coelian, у советской ЗСУ-57-2 отсутствовали приборы управления стрельбой. По сути, она могла вести только заградительный огонь. Но большего в те годы и не требовалось — танковые колонны таким образом защитили от вертолетов и штурмовиков.

ЗСУ-57-2 и сегодня в строю. В Сирии эти самоходки обороняют войска дружественной России арабской республики от авиации всевозможных агрессоров. И, судя по сообщениям СМИ, вполне удачно.

Асимметричный подводный ответ

В противостоянии с СССР американцы сразу сделали ставку на авианосцы. Наше государство после войны не имело возможности строить многочисленные и дорогие корабли. Поэтому «асимметричным ответом» стало развитие подводного флота. И немецкий опыт кораблестроения здесь весьма пригодился.

Ближе к концу Второй мировой в Германии разработали дизель-электрические подлодки типа XXI. Это была революционная конструкция, на десятилетия опередившая изобретения конкурентов. Субмарины с подводным ходом в 17 узлов и огромной автономностью (до 16 500 миль) без преувеличения можно назвать тем самым Wunderwaffe (чудо-оружием), о котором вещал Геббельс. Быстрые, бесшумные, отлично вооруженные надежные корабли были почти неуязвимы для противника. На воду успели спустить всего две единицы, но в стадии достройки находилось еще около 250. Исход войны они вряд ли изменили бы, но Великобритания могла лишиться всего флота. Равно как и Америка. И после мая 45-го «двадцать первые» стали активно копировать — и наши, и американцы, и англичане с французами.

Подводная лодка проекта №611

В СССР развитием «типа XXI» стали субмарины проектов №611, №613, а впоследствии и №641. А подлодка Б-67 611-го проекта стала первым опытным носителем советских ядерных баллистических ракет. Лодки служили на флоте до начала 90-х. Да и современные «Варшавянки» — в известном смысле потомки немецких субмарин.

Роковые 9 мм

К сожалению, далеко не все попытки заимствования трофеев оказались удачными. Нередко слепое копирование приводило к серьезным ошибкам. Наиболее показательна история с пистолетом ПМ, прототипом которого был Walther PP. Почему-то именно на «клонировании» этого оружия зациклились военные. Послевоенный конкурс на пистолет для Советской Армии строился по принципу: кто сделает лучшую разработку на его базе.

Победил Николай Макаров. Он действительно создал шедевр — в тех рамках, которые были оговорены в техзадании. Но в целом подход оказался порочным. Да и выбор боеприпаса не оптимален — патрон 9х18, мягко говоря, лучшим не назовешь. Весь мир принял стандарт 9х19 Parabellum, ибо в условиях войны возможность использования трофеев — большой плюс. 

Сами немцы не стали мудрить, вермахтовский 9-мм Walther P-38 и сегодня стоит на вооружении Bundeswehr. Он больше и тяжелее ПМ, зато бьет точно.

Пистолет Макарова

«Пистолет Макарова нужен советскому офицеру только для того, чтобы было из чего застрелиться», — порой говорят наши военные. Сейчас армия РФ собирается переходить на другое личное оружие. Есть отличные разработки, но уж слишком много наштамповали ПМ и патронов к ним...

Порой трофейные технологии клали под сукно. Наиболее показательна история со стратегическим бомбардировщиком Junkers EF 132. В 1945 году советские войска захватили исследовательский центр компании и вывезли оттуда все материалы, в том числе чертежи и модели этого самолета. Продувки в аэродинамической трубе восхитили инженеров, как и сама конструкция — с шестью турбореактивными моторами в основаниях консолей крыльев. Ничего подобного не было даже у американцев. Поступила команда спешно доделывать машину. СССР мог быстро догнать и перегнать США по носителям атомного оружия.

«К октябрю 1946-го были готовы чертежи самолета, началось строительство полноразмерного макета, стали изготавливать приспособления для сборки первого экземпляра EF 132», — рассказывает Дмитрий Соболев.

Но проект свернули. Помешали отраслевые коллизии — КБ Туполева строило своего «стратега», и конкуренты ему были не нужны.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть