Время Че

14.10.2012

Денис БОЧАРОВ

45 лет назад, 9 октября 1967 года, погиб Эрнесто Че Гевара — человек, чей революционный путь уже слегка подзабыт, зато образ, растиражированный со знаменитой фотографии, известен каждому.

В истории немало снимков, ставших, помимо воли их создателей и непосредственных фигурантов, своего рода популярными иконами, некими социальными срезами жизни общества. Так, Александр Родченко, запечатлевший в 1925 году для одного из советских рекламных плакатов Лилю Брик, всерьез предполагал, что тогдашняя «светская львица» и муза Владимира Маяковского благодаря созданному фотографом образу на долгие годы станет олицетворением примерной труженицы и активистки. Вышло не совсем так, но этот ярчайший снимок периодически является источником самых разных и порой неожиданных идей (несколько лет назад популярная британская рок-группа Franz Ferdinand поместила данное каноническое изображение на обложку своего второго альбома).

Альберт Эйнштейн показывает язык, Мэрилин Монро кокетливо придерживает «улетающее платье», Джим Моррисон демонстрирует обнаженный торс — за каждым из этих знаменитых снимков скрывается своя история. В этом ряду портрет Че Гевары стоит особняком, занимая по степени распространенности, «раскрученности» и узнаваемости, возможно, первое место.

Латиноамериканский революционер, команданте Кубинской революции и государственный деятель — все это так. Но для тех, кто смотрит на изображение, горделивый, бесстрашно взирающий куда-то вдаль, по-мужски красивый «мачо-латинос» — просто притягательный человеческий образ. Не то чтобы на месте Че Гевары мог быть кто угодно, но очевидно одно: этот снимок сделал для поп-идолизации Эрнесто ничуть не меньше, чем сам революционер за свою короткую жизнь.

Прелесть снимка — в том, что он не постановочный. Кубинский фотограф газеты «Revolucion» Альберто Корда сделал его на панихиде по жертвам взрыва судна La Coubre в порту Гаваны 5 марта 1960 года. Эрнесто тогда был 31 год.

Широкое распространение фото получило лишь спустя семь лет — после того, как было сделано — на волне трагических событий, приведших Гевару к гибели. А мир всегда гипертрофированно реагирует на трагический уход из жизни молодых. Снимок Корды быстро стал всемирным символом романтического революционного движения, однако со временем в значительной мере утратил свою смысловую нагрузку, превратившись в своего рода китч и «общее место». Одна из самых знаковых фотографий ХХ века используется и эксплуатируется в контекстах, ничего общего с революцией не имеющих.


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть