Во поле Каренина стояла

08.09.2012

Заира ОЗОВА, Лондон

В британской столице состоялась мировая премьера экранизации «Анны Карениной» с Кирой Найтли в главной роли. Режиссер картины — Джо Райт. Сценарист (что особенно приятно) — Том Стоппард, любимец российских театралов и ценителей изящной словесности.

Визуал, эстет, режиссер, обладающий неуемным талантом и таким же самомнением, Джо Райт был рожден, чтобы экранизировать костюмные драмы. Его адаптации «Гордости и предубеждения» Джейн Остин и «Искупления» Иэна Макьюэна снискали похвалу критиков и принесли актрисам — Кире Найтли и Сирше Ронан — номинации на «Оскар».

Режиссер картины - Джо Райт. Сценарист - Том Стоппард
Но Райт мечтал замахнуться на «Анну Каренину». Он терпеливо ждал, пока его муза Кира Найтли подрастет и сможет сыграть «женщину на грани нервного срыва». Девочка созрела. Пришло время роману Толстого получить еще одну кинотрактовку — довольно смелую.

Поначалу думаешь, что перед тобой очередной махровый лубок. Бледных аристократов пудрят под закадровую «Во поле березка стояла»; поезд Петербург – Москва прибывает на платформу, покрытый толстенным слоем льда… Кажется, еще пара минут — и в кадр вплывет медведь в ушанке да с балалайкой. Но Джо Райт вовремя вспоминает, что снимает экранизацию трагического романа. И выдает драму. Впрочем, несмотря на всю серьезность действа, режиссер Райт и сценарист Стоппард не стесняются кричащей театральности. Кадр распадается на складные декорации, ромашки колосятся в оркестровой яме, актеры попадают из одного города в другой, шагнув в дверной проем. В ход идут и «товарные знаки» Райта — сверхдлинные планы без единой склейки: от семиминутного кадра первого танца Карениной и Вронского (Аарон Тейлор-Джонсон) просто перехватывает дыхание.

Добавьте к этому потрясающие актерские работы: удивительно сдержанный и оттого еще более выразительный Джуд Лоу (Каренин), комичный и эксцентричный Мэттью Макфейден (Облонский) и проницательный Домналл Глисон (Левин). Ну и, конечно, Кира Найтли, сыгравшая свою лучшую роль и вновь доказавшая, что способна полностью раскрыться только под руководством Райта. «Анну Каренину» будут восхвалять, но и закатывать в асфальт тоже. Одно можно сказать точно — к концу года фильм начнет собирать урожай из номинаций. В том числе — самых престижных.

Аарон Тейлор-Джонсон: «У нас с Вронским много общего»

Исполнитель роли Вронского в «Анне Карениной» ранее был известен просто как Аарон Джонсон. Он сыграл главного героя в кинокомиксе «Пипец», Джона Леннона в фильме «Стать Джоном Ленноном» и наркоторговца в «Особо опасных» Оливера Стоуна.

Минувшим летом 22-летний Аарон женился на матери двух его дочерей – Сэм Тейлор-Вуд, которая старше актера на 23 года. Оба супруга взяли фамилию Тейлор-Джонсон. Студия запретила поднимать в беседе с Аароном личные темы, но он сам так и норовил рассказать корреспонденту «Культуры» Заире ОЗОВОЙ о своей семье.

культура: Исполнять одну из главных ролей в экранизации Толстого, должно быть, не только почетно, но и невероятно страшно. Такая ответственность…

Тейлор-Джонсон: Да, было немного боязно. Но когда мне сказали, что экранизировать «Анну Каренину» собирается Джо Райт, а сценарий пишет Том Стоппард, я подумал, что у меня нет ни единого повода отказываться от роли. Понятно, что всю книгу невозможно перенести в фильм, но Тому удалось ухватить самую суть романа. Я быстро почувствовал связь со своим персонажем — мы с ним в чем-то похожи.

культура: В чем же?

Тейлор-Джонсон: В обществе, где нельзя и шага ступить, чтобы на тебя не посмотрели криво, Вронский честен перед собой, не скрывает своих чувств. Его осуждают, но он плевать на всех хотел, потому что счастлив. В моей жизни сейчас примерно то же самое — не всем нравится наш союз с Сэм, но нам, как вы понимаете, по барабану. У нас потрясающая семья, и это главное.

культура: Ваш Вронский нарочито сексуален: порочный взгляд, осанка, манера держать сигарету. Он пытается совратить Анну еще и потому, что она замужняя женщина. Вам не кажется, что Вронский воспринимал эти отношения как игру в «запретный плод»?

Тейлор-Джонсон: Нет, все как раз наоборот. То, о чем вы говорите, — напускное. В этом как раз и состоит игра Вронского — заставить всех считать, что его отношения с Анной мимолетны и не вполне искренни. Но на самом деле он ее любит не меньше, чем она его. Нарочито сексуален, говорите? Ну, разумеется, ведь он молод, статен и имеет успех у женщин. Но это не повод сомневаться в его чувствах.

культура: Джо Райт заставлял Вас посмотреть предыдущие адаптации романа?

Тейлор-Джонсон: Нет, это имеет смысл только в том случае, если вы снимаете ремейк. А мы делали экранизацию — не обязательно знакомиться с предыдущими версиями. Их ведь огромное количество. Представьте, если бы мне предложили сыграть в «Грозовом перевале». Да я бы отдал Богу душу, пока все экранизации пересмотрел! В нашем случае даже книгу не обязательно было читать — достаточно прислушаться к сценаристу и режиссеру. В какой-то момент ты понимаешь — надо отложить книгу и полностью довериться тем, кто точно знает, как подойти к материалу.

культура: Как так получилось, что канонический брюнет Вронский превратился в блондина?

Тейлор-Джонсон: Почему-то Джо показалось, что темноволосым я выгляжу еще более нелепо. То есть никакой нарочитой сексуальностью и не пахло. У Джо очень точно рассчитан кадр — в этом отношении он просто маньяк. Джо посчитал, что если я буду блондином, то лучше впишусь в цветовую палитру фильма. Мне покрасили волосы, посмотрели, решили, что так еще хуже, и напялили парик. Но ведь Кира Найтли тоже не очень похожа на Анну — по крайней мере в том, что касается телосложения. Это не помешало Кире блестяще сыграть.

культура: Ваши три последние заметные работы являются экранизациями: Марк Миллар, Дон Уинслоу и, наконец, Толстой. Кого из этих авторов Вы предпочитаете?

Тейлор-Джонсон: Я сейчас сделаю страшное признание — «Анну Каренину» так и не дочитал. Слишком уж объемная книга, а у меня на все про все было очень мало времени. Что касается Марка Миллара, то его графические романы полны крови и насилия, и иногда это переходит все границы. Так что из этих авторов я все-таки предпочел бы Дона Уинслоу. Хотя все еще планирую дочитать «Анну Каренину» — тогда, возможно, поменяю свое мнение. И тут же кинусь читать «Войну и мир».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть