Трагедия фламенко

15.12.2012

Екатерина МИХАЙЛОВСКАЯ, Мадрид

Королевский театр Испании представил мировую премьеру — «Lo Real-Le Réel-The Real» — хореографический спектакль в постановке звезды фламенко, танцовщика с мировым именем Израэля Гальвана.

Новое творение Гальвана создано, как и многие другие его опусы, в тандеме с испанским драматургом и театральным режиссером Педро Х. Ромеро. Уроженец Севильи Израэль Гальван — яркий представитель так называемого «нового фламенко». Его фирменный стиль — сознательное ограничение пространства. Амплитуда движений не столь масштабна, как в «каноническом» танце, руки часто прижаты к телу, но не напряжены. Так ему удается передать намного больше эмоций, чем посредством традиционной манеры исполнения, где нет места полутонам и оттенкам, только страсть и явные контрасты — жизнь и смерть, любовь и ненависть, свобода и рабство. Лишенный пафоса танец вдруг становится удивительно простым и правдивым.

Тема нового спектакля Израэля Гальвана — геноцид цыган во время Второй мировой войны и, одновременно, увлечение нацистов музыкой и танцем фламенко. В подтверждение этого создатели «Lo Real-Le R?el-The Real» приводят картину «Низина» Лени Рифеншталь. Легендарная немка начала снимать свой второй (и последний) художественный фильм в 1939 году. В качестве статистов и танцоров для массовки она использовала 120 цыган из концлагерей. Многие из снимавшихся у Лени узников не дожили до конца войны — потом Рифеншталь утверждала, что ничего не знала об этом. По другой версии, Лени спасла от газовой камеры кого смогла.

Израэль Гальван исследует историю и природу антагонизма — восторг перед танцем, созданным цыганами, и варварское уничтожение народа, особенно андалузских цыган (этот регион — родина фламенко.) Исследует всеми доступными ему средствами сценического искусства, но прежде всего — с помощью танца. Декораций немного — бельевые веревки, больше напоминающие проволоку под высоким напряжением, сценические прожекторы, столь же яркие, как фонари сторожевых вышек по периметру лагеря, бараки для узников, металлические рельсы-столбы — как стены газовых камер и печей крематория… Танцовщиков всего трое — сам Израэль, а также исполнительницы фламенко Изабель Байон и Белен Майя, блестяще работающие в узнаваемой гальвановской технике.

«Lo Real-Le R?el-The Real» — не просто хореография, но многослойное драматическое действо. Здесь нет догм и запретов. Танец носит порой вспомогательный характер, а на первый план выходят пантомима, пародия, вокал, музыка — от аутентичного звука гитары до скрипичных и фортепианных, почти джазовых пассажей, электронные инструменты, звучит танго, иногда — речитативы и стихи.

В спектакле много импровизаций — музыкальных, драматических и танцевальных. Есть фабула, основанная на событиях недавнего прошлого Европы. Исполнители сюжета придерживаются, но он не догма, а лишь точка отправления. Каждый раз они заново проживают век своих героев, у которых сначала отняли культуру, этническую идентичность, самобытность, а потом и жизнь. «Каждый раз я танцую по-новому, не могу повторить в точности то, что исполнил вчера», — говорит Израэль Гальван.

Он ставит спектакли с 1998 года на престижнейших сценах Испании, Франции, Швейцарии и США. Дважды — в 2008-м и 2010-м — признавался «Лучшим танцовщиком». У нас Гальван выступал лишь однажды — в 2011-м, когда шел перекрестный Год России и Испании. Тогда он привез на фестиваль «Фламенко в Москве» спектакль «Золотой век», за который на родине получил Национальную танцевальную премию.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть