Страсти по Ноймайеру

24.02.2012

Екатерина БЕЛЯЕВА

Сегодня одному из главных хореографов современности исполняется 70 лет. Как-то раз смышленый американский подросток из Милуоки, что в штате Висконсин, наткнулся в библиотеке на книжку о Дягилеве. Еще ничего не зная о России, он ее заочно страстно полюбил. Что обернулось большим счастьем для русского балета.

Со временем персонажи «Русских сезонов» стали ему родными настолько, что когда Джон вырос и стал большим хореографом, он поставил об их судьбах десяток балетов.

Так вышло, что любовь эта до поры до времени была односторонней — мешал железный занавес. Зато в 90-е годы, когда получили распространение аналоговые видеомагнитофоны, в России началась реальная ноймайеромания — по рукам пошла тертая копия его «Отелло». Это был «взрослый» балет зрелого хореографа — премьера состоялась в 1985-м, телеверсию сделали через несколько лет. Но что поделаешь, если с познанием европейского танцевального мейнстрима мы тотально запаздывали. Любовь ведь все одолеет...

С тех пор в Россию приезжали на гастроли отдельные опусы, среди них «Пер Гюнт» в исполнении Гамбургского балета и «Сон в летнюю ночь» в исполнении Парижской оперы. Но откровения пришли именно от «Отелло». Спектакль стал катехизисом для посвящения в продвинутые балетоманы.

На самом деле в том незабываемом балете есть все, что влюбленного в хороший театр человека могло навсегда свести с ума. Ноймайер ломал стереотипы и хулиганил от души. Он поставил полнометражный сюжетный балет — с пуантами и прочими атрибутами белой классики — на альтернативной гамбургской площадке «Кампнагельфабрик» на окраине города, где до этого подвизались маргиналы contemporary dance. Взял и переоборудовал цеховое пространство почти в аутентичный шекспировский театр со всем его вкусным натурализмом.

Такого мощного соединения балета и драмтеатра в единый механизм мы отродясь не видели. Ноймайер очень остроумно объяснил, каким образом холеная патрицианка Дездемона умудрилась влюбиться в дикого мавра. Ей, конечно, льстило, что он крутой военачальник, но это все не то. У Ноймайера Отелло приходил под ее окна и танцевал какой-то странный неевропейский танец. Сначала девушке было любопытно, потом она подсела на экзотику, дальше он взамен попросил научить его всяким светским морескам. А от танцев под луной до свадебных колоколов оказалось рукой подать. Венчал сцену сближения героев главный шедевр Ноймайера — откровеннейший за всю историю балета XX века дуэт с набедренной повязкой на музыку «Зеркала в зеркале» Пярта.

Сознание того, что Ноймайер — не просто вечный автор «Отелло», а действующий хореограф, выпускающий по несколько премьер в год, заставило фанатов копить трудовые сбережения на поездки в Гамбург, который на две июньские недели — во время фестиваля «Гамбургские дни балета» — вот уже почти сорок лет превращается в танц-Канн. Но подобные «хаджи» в балетную Мекку под силу были только единицам.

В 2001 году Ноймайер объявился у нас собственной персоной — тогдашнему руководителю Мариинского балета Махарбеку Вазиеву удалось пригласить хореографа на постановку. Более того, американца соблазнили на эксклюзив. Обычно Ноймайер начинал общение с незнакомыми труппами при помощи своих легендарных трехактных балетов, но Вазиев сделал возможное и невозможное, чтобы миновать традиционную увертюру, и получил «Звуки пустых страниц» на музыку Альтового концерта Шнитке. Как ему это удалось, до сих пор остается загадкой, но зрители узрели того яростного Ноймайера, который через пластику умеет распахивать человека, как форточку.

Дальнейшая русификация Ноймайера развивалась стремительно. Большой театр заказал «Сон в летнюю ночь» (2004), в «Стасике» грянули «Чайка» (2007) и «Русалочка» (2011).

Страсти по Ноймайеру не утихают, сколько бы нам его ни показывали. Однако после сногсшибательных «Звуков пустых страниц» прошло больше десяти лет, и в России уже остро не хватает другого Ноймайера. Требуется не рафинированный интерпретатор литературных сюжетов, а жесткий антрополог — ловец человеческих душ.

Хочется верить, что прилежание артистов труппы «Стасика» (сегодня они танцуют в честь мэтра его «Чайку» — последний спектакль, который предусмотрен по контракту), за четыре года достигших невероятной четкости в передаче стиля, подтолкнет Ноймайера еще к одному эксклюзиву для россиян.

Празднование юбилея хореографа в России не заканчивается: в мае пройдут гастроли Гамбургского балета с «Третьей симфонией Малера» и «Нижинским» в Театре Станиславского, а осенью очередь дойдет до Петербурга. Оммаж Ноймайеру готовит Музей театрального и музыкального искусства, где пройдет гастроль одного спектакля его труппы. Возможно, это будет «Дама с камелиями» с Дианой Вишневой в заглавной партии.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть