Путешествуем с «Культурой». Снова Кордова и, однако, Малага

08.07.2012

Рассказать обо всей Андалусии в туристическом обзоре «Культуры» не получится — не хватит места. Надо выбирать между Севильей и Гранадой или Кордовой и Малагой. Поскольку Севилья и Гранада увековечены в стихах, романах, романсах и знаменитейших операх 

(«Дон Жуан», «Кармен», «Севильский цирюльник» и «Свадьба Фигаро»), выбираем вторую пару. 

Малага находится на побережье Средиземного моря и выполняет для испанцев те же функции, что и наш Сочи, — сюда едут отпускники. Кордова выхода к морю не имеет, зато через нее несет свои мутные потоки воспетая поэтами река Гвадалквивир. Малагу и Кордову разделяет час езды на скоростном поезде, но они — климатические и экзистенциальные антиподы. Ничего общего, кроме претензий на экстравагантность. Спор тихий, но серьезный. В Малаге шьют ультрамодную одежду известных испанских марок, а в Кордове делают украшения из серебра и лучшую в Испании обувь.

(фото: PHOTOXPRESS, ИТАР-ТАСС)Арабское присутствие ощущается по всей Испании благодаря древним мавританским крепостям и замкам — многочисленным Алькасарам и Алькасабам, которые после Реконкисты перешли во владение христианских монархов. Разницы между названиями не уловить, и то и другое переводится с арабского как «крепость» или «укрепленный замок». Самые известные Алькасары находятся в Сеговии, Толедо, Севилье, Кордове и Мадриде. Самая же мощная и представительная Алькасаба нависает над Малагой. Она стоит на горе — природа помогла сделать крепость неприступнее. Всю ее структуру — стены, башни, бастионы, верхний дворец с банями и бассейнами — можно рассмотреть и снизу из центра города, но, конечно, стоит войти внутрь и добраться до дворцовых покоев — там сохранилась мудехарская лепнина из стукко (измельченного гипса с добавками), и ее можно потрогать. Музей работает без смотрителей — настоящая лепнина не отвалится от прикосновения человеческих рук.

Второй после Алькасабы магнит Малаги — Пабло Пикассо, который здесь родился и прожил десять лет. Пикассо был настоящим малагеньос, что становится понятно, только когда приезжаешь в Малагу. Вне Малаги выразительный профиль Пабло кажется уникальным — такой типаж ни с кем не перепутаешь. Но когда я встретила на рыночной площади других Пикассо, я было подумала, что это ряженые — как Моцарты в Вене. Потом типы а-ля Пикассо обнаружились в городском парке. Оказалось, что все эти мужчины укладываются в один особый тип южных испанцев, и гордятся они не похожестью на своего великого соплеменника, а самой принадлежностью к земле Малаги.

Так получилось, что Пикассо никогда в Малагу больше не возвращался и не создал чего-то особенного для родного города. В 1953 году художник проявил интерес к созданию музея на родине, но осуществился проект только спустя полвека силами вдовы его старшего сына Кристины Руис-Пикассо. Она передала Музею Пикассо в Малаге около двухсот работ. Музей открыли в 2003 году в присутствии королевской четы. Первостепенных полотен здесь немного, но в любом случае собрание представляет интерес для поклонников мэтра. Два больших зала музея используют для временных выставок. Сейчас там проходит выставка плакатов первой половины XX века. Самые интересные образчики — агитки и киноафиши советской России (из американских собраний). В пяти минутах от музея — очаровательная желтая церковь Сантьяго, где в 1881 году крестили Пикассо, и многоэтажный дом на Рыночной площади, в котором Пабло родился. Квартиру можно осмотреть за символическую плату, но из оригинальных вещей там только коллекция керамики.

Но пожалуй, все-таки именно охристая Кордова с ее университетским величием и огромной мечетью-храмом Мескитой является сердцем Андалусии. Мескита в свое время была крупнейшей мечетью в Европе. Ее главная особенность — ритмически повторяющиеся подковообразные полосатые арки из красного и белого камня. Такое чередование рождает ощущение бесконечности. Посещение Мескиты можно сравнить с путешествием по архитектурным стилям: темную готику сменяет более игривый мудехар (компромисс между мавританской и христианской архитектурой), а элегантный ренессанс — знойное барокко. Любители ювелирных изделий могут заглянуть в особую комнату — своеобразный Алмазный фонд. Внутри Мескиты есть двор — он же апельсиновая роща. Кажется, что под деревьями можно отдохнуть, но чувство это обманчиво — жара идет в наступление. Такого понятия, как «тень», в Кордове просто не существует. Сорок пять градусов — это сорок пять градусов. Везде.

Не стоит ехать в Андалусию ни в июле, ни в августе. Море в Малаге прогреется только к концу лета, а в Кордове с начала июля наступает пора круглосуточной «финской бани», которая длится до середины сентября. Впрочем, выжить в этой жаре можно, если соблюдать правила игры, которые установили жители андалусских городов. Именно они придумали сиесту: в час дня жизнь на улицах останавливается, чтобы возобновиться в полном объеме в шесть вечера. Не выходить в это время на улицу — первое средство не погибнуть от жары. Второе — поедание холодных супов гаспачо или сальморехо. Гаспачо — классический андалусский суп с секретом. Задолго до того, как Христофор Колумб завез на Пиренейский полуостров семена американских томатов, андалусские повара смешивали воду, черствый хлеб, оливковое масло, чеснок, соль, уксус и готовили холодный суп. Соединение соли с чесноком и уксусом не давало организму быстро растрачивать запасы воды, а хлеб и оливковое масло насыщали калориями. Появление на материке томатов коренным образом изменило подход к супу — они или свекла стали основным компонентом и гаспачо и сальморехо. Последний похож на гаспачо, но пикантнее, так, в него добавляют андалусский хамон и яйцо.

 

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть