Сергей Мурзаев: «Русским дарованы таланты, чтобы компенсировать лень»

15.12.2012

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

Первая премьера Парижской Оперы в 2013 году — «Хованщина» Модеста Мусоргского в постановке известного румынского режиссера Андрея Щербана. Все партии исполняют российские певцы: Глеб Никольский, Владимир Галузин, Лариса Дядькова, Марина Лапина. В роли Шакловитого выступит баритон Сергей Мурзаев.

культура: Вы получили «прописку» в Парижской Опере. Насколько мне известно, Вас особенно ценит директор Оперы Николя Жоэль.

Мурзаев: Вообще-то в Париже выступаю с 2000 года — пел Денисова в «Войне и мире» Прокофьева. Николя Жоэль хочет, чтобы я исполнял драматический репертуар. Когда он возглавлял Оперу Тулузы, мне приходилось выступать у него. Потом Жоэль перешел в Париж и предложил другие роли.

культура: Наверное, у Вас много соперников на здешних подмостках?

Мурзаев: Если человек начинает думать о конкурентах, значит, он в себе не уверен. О соперниках никогда не надо думать. Чем увереннее себя покажешь на сцене, тем больше сомнений внесешь в душу другого артиста (смеется).

культура: Русский певец отличается от коллег из других стран?

Мурзаев: Да, и многим. Прежде всего, тем, что мы родились на русской земле. И нас всех сформировали наш язык и культура. Но русские несут еще и груз лени, с которым мне тоже тяжело справляться. Большинство предпочитают плыть по течению. Нас, как щепки, куда-то несет. Может, чтобы компенсировать лень, нам и дарованы таланты?

культура: Трудно было из уральской глубинки пробиться на лучшие сцены мира?

Мурзаев: Я родился в селе Яланское Курганской области. Оттуда до Челябинска всего 140 километров. Отец — шофер, мать — продавец, но оба любят петь. Я поступил в Челябинске в энергетический техникум, проучился два года, а потом попал в армию. Там нашелся человек, который занимался в музыкальной школе. А я любил бренчать на гитаре и петь. Он посоветовал мне поехать на прослушивание. После армии я отправился в музучилище в поселок городского типа Октябрьское в Челябинской области. Так все начиналось...

культура: Как Вас, провинциала, приняла столица?

Мурзаев: В Московской консерватории про челябинцев говорили: «Они такие активные, потому что у них в городе высокая радиация». На четвертом курсе я победил на Конкурсе Глинки.

культура: У Вас за плечами — и Большой театр, и Мариинка.

Мурзаев: В Мариинке я начал выступать, будучи солистом Большого. Позвонил Валерий Гергиев и попросил принять участие в его постановке в Парме. Потом я стал периодически петь в Мариинке. Из-за этого возник скандал с Большим театром, я оттуда ушел. Теперь выступаю в Парижской Опере, в «Метрополитен», в «Ла Скала», где солисты недовольны, что появляется русский и поет громче, чем они.

культура: Вам часто приходится исполнять партии негодяев. Вас это не смущает?

Мурзаев: Последние лет пять играю только отрицательных героев. Сначала очень переживал по этому поводу и искал какое-то оправдание. А потом понял, что показываю людям, какими не надо быть. На душе стало спокойнее.

культура: Сохранилась ли русская оперная школа?

Мурзаев: Печально смотреть на то, как в России насаждается европейская культура. На русские традиции не обращают никакого внимания. Кажется, Аллен Даллес сказал, что Россию можно победить лишь одним способом — развалив ее культуру. У нас стараются, чтобы все было похоже на какую-то там Европу. Но мы же носители генов наших предков.

культура: Не превратилась ли опера в музейный жанр?

Мурзаев: Она и должна быть таковой.

культура: Вам приходилось участвовать в современных операх?

Мурзаев: Только в произведениях Прокофьева и Шостаковича, а также в «Ромео, Джульетте и тьме» Кирилла Молчанова. Современная опера имеет право на существование, но как отдельный жанр. Например, в Москве классические спектакли можно исполнять в историческом здании Большого, а модерн перенести на Новую сцену. Когда оперу Верди ставит суперавангардный режиссер, то переворачивает все с ног на голову. Звучит классическая музыка, а певцы сидят на унитазах со спущенными штанами. Просто отвратительно. Когда в Берлине я пел в «Макбете», параллельно шел «Борис Годунов» в постановке ныне модного Дмитрия Чернякова. Честное слово, хотелось плеваться.

культура: Ну а если завтра Черняков позовет Вас поучаствовать в его спектакле?

Мурзаев: Он меня никогда не пригласит, потому что я везде и всегда говорю: «Черняков не имеет права ставить классические оперные спектакли». Он уже испоганил в Большом театре «Евгения Онегина». Если тебе хочется ставить такую дурь — пожалуйста, бери современные сочинения и делай, что хочешь. Я же никогда не буду петь в его постановках.

культура: Правда, что голос можно «накачивать», как мускулы?

Мурзаев: В какой-то момент мне очень понравилось развивать свой голос. Он стал большим, но некоторые музыкальные моменты начали потихонечку пропадать. Я подумал: «Зачем заниматься каким-то цирком?» Успел вовремя остановиться, а то развил бы голос так, что смог бы стены в театре раздвигать (смеется). В просторных залах мне легче петь, чем в маленьких, где партнеры от моего голоса глохнут или просто затыкают уши. В Большом театре даже спрашивали, не спрятан ли у меня где-то микрофон.

культура: Вас не тянет попробовать себя в чем-нибудь, кроме оперы?

Мурзаев: Помимо пения, моя главная задача — передать ученикам то, что сам умею. Для этого иногда приходится разрушать некоторые вокальные устои. Когда студенты выступают, я у них слышу собственные ошибки. Но я категорически против того, чтобы молодые баритоны пели, как Мурзаев.

культура: Родной Урал не забываете?

Мурзаев: В Челябинске бываю часто — пел «Князя Игоря», «Свадьбу Фигаро», «Травиату». Приезжаю и в свою деревню. До сих пор жива моя первая учительница — Александра Михайловна Ставцева, заслуженный педагог России. Ей уже за восемьдесят. То, что я сегодня выступаю в Париже, — полностью ее заслуга. Именно Александра Михайловна сделала меня певцом. В первом классе нашей деревенской школы она устраивала музыкальные представления. Пели советские песни: «С чего начинается Родина?».


Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть