Саша Вальц: «В семейной истории Моцарта скрыто много темного»

03.02.2012

Екатерина БЕЛЯЕВА, Зальцбург

Самый востребованный немецкий хореограф Саша Вальц преподнесла австрийцу Вольфгангу Амадею Моцарту необычный подарок.

В день рождения композитора на традиционном зальцбургском фестивале «Неделя Моцарта» Вальц представила диковинный хореографический концерт — gefaltet, что буквально переводится как «сложено». О Моцарте, а также о запутанных отношениях музыки и танца Саша Вальц рассказала в эксклюзивном интервью «Культуре».

культура: Премьера Вашего «хореографического концерта» прошла в день рождения Моцарта и на его родине. Какая интрига в итоге завязалась между Вами, Моцартом и новым спектаклем?

Вальц: Вы забыли еще одного участника — композитора Марка Андре, который написал поверх Моцарта свою музыку к gefaltet. Нас интересовал двойной диалог между Моцартом, композициями Марка и моей хореографией — как эти три «мира» взаимодействуют и что из этого получается. Мы много экспериментировали с танцовщиками и музыкантами, исследуя, как они реагируют на музыку Моцарта.

культура: Вы постоянно изобретаете новые жанры. Такие «простые» понятия, как балет, хореография, танец, Вас, похоже, уже не устраивают. С gefaltet Вы выходите на новый уровень?

Вальц: Можно и так сказать. Я назвала свою работу — хореографический концерт. Хотелось сотворить нечто такое, что привело бы музыку и танец — а именно музыкантов и танцовщиков — в согласие друг с другом. Чтобы они друг друга вдохновили и диалог состоялся. Вообще тема диалога проходит красной нитью через все мои последние работы — она интересует меня больше всего остального. А новое в gefaltet то, что музыкальные ландшафты, или, как говорит Марк Андре, «руины звука», возникли прямо во время репетиций и получили развитие одновременно с движениями. И наоборот, мы взяли в работу звуки, которые возникли из движения.

культура: Были времена, когда музыка ютилась на обочине Ваших интересов. Даже не помню, была ли какая-то партитура задействована в спектакле «На земле», который Вы репетировали у нас в Любимовке в конце девяностых. А пару лет назад Вы уже работали с самим Вольфгангом Римом, сейчас вот — с Марком Андре. Это другая Саша Вальц?

Вальц: Пожалуй. Двадцать лет назад я была ближе к жизненным сценкам, к историям. Музыка была рядом, но не в фокусе. Честно говоря, меня всегда смущало, когда музыка становилась лишь фоном для танца. Я старалась ее включить в спектакль на каких-нибудь других началах, но, видимо, не получалось это акцентировать. А сейчас, мне кажется, я как хореограф могу найти некий общий язык, на котором танец и музыка могут разговаривать на равных, вступать почти в литературный диалог. Я уже ставила и хореографическую симфонию «Ромео и Юлию» Берлиоза с Валерием Гергиевым за пультом в Парижской опере, и так называемые хореографические оперы «Дидона и Эней» Перселла в Люксембурге и «Мацукадзе» Хосокавы в Брюсселе. В gefaltet я предложила музыкантам — вполне известным исполнителям — поучаствовать в спектакле вместе с танцовщиками, оставаясь при этом музыкантами с инструментами в руках.

культура: Насколько мне известно, в океане под названием «Моцарт» Вы абсолютный неофит. Ваши коллеги по цеху — Иржи Килиан, Анжелен Прельжокаж, Начо Дуато — ставили балеты на музыку Моцарта, а Вы никогда. Как новый человек, скажите пару слов о композиторском таланте Моцарта.

Вальц: Так получилось, что по заказу Штефана Паули, художественного руководителя фестиваля я начала одновременно знакомиться с Моцартом и как с композитором, и как с историческим персонажем. Спектакль позиционировался, как особое подношение Моцарту, и я должна была вытащить что-то экстраординарное из его биографии. Меня поразило, сколько темного — в прямом и переносном смысле — сокрыто в семейной истории Моцарта. Лично мне биографические раскопки помогли понять новаторские методы и общие места композиторского наследия.

культура: Кому адресован gefaltet — меломанам или балетоманам?

Вальц: Обычно я не думаю о конкретных адресатах, когда создаю нечто. Ставлю задачи, решаю вопросы, а там как получится. Ясно, что в Австрии и Германии знают о Моцарте гораздо больше, чем в Австралии. Но мне тем не менее не хочется, чтобы gefaltet стал для одних полезным ликбезом, а для других — ничем.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий

Комментарии (1)

  • alt

    Lava 21.07.2013 12:13:16

    Shoot, who would have thgouht that it was that easy?
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть