Русские показали американцам мир без любви

13.04.2012

Валерия КУДРЯВЦЕВА

В американском Остине состоялся второй ежегодный фестиваль Новой русской драмы. На сей раз внимание техасских театралов было приковано к драматургу Максиму Курочкину с пьесой «Класс Бенто Бончева».

«Театр лопнувшей струны» (The breaking String Theatre) недаром вызывает ассоциацию со знаменитым звуком из чеховского «Вишневого сада». Основатель театра и автор идеи фестиваля Новой русской драмы режиссер Грэм Шмидт — воспитанник нашей театральной школы, большой поклонник Чехова, энтузиаст и пропагандист не только идей Станиславского, но и современного российского театрального процесса.

Вот уже несколько лет русскую драматургию Шмидт подает соотечественникам слоями: Чехов, а следом — «Летит» Ольги Мухиной (спектакль стал главным событием первого фестиваля, получил несколько местных театральных премий); снова Чехов — и вот теперь Максим Курочкин. Три дня в Остине днем проходили читки его пьес, дискуссии о современном русском театре, а вечерами шел спектакль «Класс Бенто Бончева». Купить билеты было невозможно — просто потому, что они бесплатны.

«Класс Бенто Бончева» — апокалиптическая (но с долей иронии) картина «мира без любви». Время действия — XXII век. Люди будущего обречены не знать, что такое любовь. Иных доказательств ее существования, кроме сомнительных археологических находок и архаичных литературных источников, у них нет. Главные герои Бенто и Санди — фактически уже пара, только отчета себе в этом не отдают. Упорствуют в том, что он всего лишь учитель, а она студентка. Спустя годы, он только продюсер, она его актриса. Уважение и сотрудничество, ничего личного. И то правда: как распознать то, что нельзя ощутить на собственном чувственном опыте?

«Трудностей с адаптацией к американским реалиями не было — действие происходит в одном из университетов США», — рассказывает драматург Джон Фридман, автор английского перевода «Класса Бенто Бончева». Он же комментирует интерес остинцев к русской современной драматургии. «Остин — удивительный город, где люди интересуются всем необычным, часто отвергнутым другими. Его официальный девиз: «Сохраняйте Остин странным». Этот странный город называют «всемирной столицей музыки», во многом он родина кантри и кантри-блюза. Здесь проходит множество фестивалей, в том числе и театральных. У остинцев особый слух на все новое, необычное. Артисты здесь давно привыкли читать странные тексты странных авторов. Поэтому, когда они получают в руки диковинную пьесу, для них это естественно. Тогда как даже в Москве смотрят пьесы Курочкина и спрашивают: «Что это такое?!»

В Москве «Класс Бенто Бончева» поставил режиссер Михаил Угаров в Центре драматургии и режиссуры Казанцева и Рощина в 2011 году. Однако именно после премьеры в Остине Максим Курочкин заметил: «Это, может быть, первый раз, когда я чувствую, что меня понимают».

Необычность русской драматургии — вызов для интеллектуалов Остина. Хор положительных рецензий после фестиваля подтверждает благожелательность этого интереса. Русские затрагивают темы, которых здесь не найдешь. Ощущение разности — в стиле, в темах — американцам очень нравится. Чем непонятнее, тем круче. «Непонятно» и «интересно» в Остине — синонимы.

Программа фестиваля Новой русской драмы следующего года уже готова. Но пока — по русскому театральному суеверию — держится в секрете.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть