Пустое сердце бьется ровно

10.02.2012

Юрий КОВАЛЕНКО, Сульц — Париж

Жорж Дантес скончался 2 ноября 1895 года в заштатном эльзасском городке Сульце. Изгнанный из России, он преуспел во Франции, получил сенаторскую должность, был удачлив в бизнесе и долгие годы оставался мэром Сульца.

Сограждане окрестили именем Дантеса маленькую улочку, гостиницу с рестораном и посвятили ему этаж муниципального музея Бухенек. Российские туристы здание это избегают: «До чего дошли французы, посвятить музей убийце Пушкина!» Один наш писатель специально приехал в Сульц, чтобы выполнить просьбу матери — плюнуть на могилу Дантеса. Здешние французы, напротив, убеждены, что поединок на Черной речке был «честным», а уж кому не повезло — все претензии к судьбе.

Главной достопримечательностью музея служит черная чугунная фигура мужчины во фраке, на груди которого прикреплена мишень. На этой мишени в своем имении в Сульце Дантес по утрам упражнялся в стрельбе из пистолета. История дуэли проиллюстрирована копией пушкинского письма барону Геккерну, литографией поединка и копией дуэльных пистолетов.

Рядом с помпезными изображениями Жоржа Дантеса и его приемного отца барона Луи Геккерна — большой портрет его жены Екатерины Гончаровой, пушкинской свояченицы. Она поехала за супругом в Сульц, но прожила здесь всего около семи лет — скончалась после родов пятого ребенка.

Похоронена Екатерина Николаевна на местном кладбище среди многочисленного клана Дантесов. Сразу же за могилой Гончаровой надгробная плита ее мужа, пережившего ее более, чем на полвека.

Вернувшись во Францию, Дантес не порывал связей с Россией. В течение нескольких лет после смерти Екатерины Николаевны скупой вдовец судился с Гончаровыми из-за небольшого наследства. Согласно некоторым источникам, он играл роль осведомителя российского посольства. Выполняя поручение Наполеона III, в 1852 году Дантес встречался в Потсдаме с Николаем I, который милостиво его принял, помянув старые «заслуги». За успех этой миссии Наполеон III наградил его сенаторским креслом.

«Дед был вполне доволен своей судьбой, — вспоминал дантесовский внук Луи Метман, — и впоследствии не раз говорил, что только вынужденному из-за дуэли отъезду из России он обязан своей блестящей политической карьерой».

...Архив барона, который мог бы пролить дополнительный свет на причины дуэли, привлекал внимание специалистов с середины XIX столетия, но доступ к нему был закрыт. Всех интересовала, прежде всего, переписка Дантеса с его приемным отцом. Некоторые сведения об архиве удалось получить видному французскому слависту Андре Мазону, который передал их русскому пушкинисту Павлу Щеголеву.

В 1992 году потомки Жоржа Дантеса продали родовое гнездо и все, что там находилось. Кроме, разумеется, бесценных архивов. Семейный замок превратился в гостиницу с рестораном. В меню, кстати, есть блюдо «Дантес». Ну а музей Сульца прикупил портреты Екатерины Николаевны, ее детей, самовар и две огромные печки — чугунную и облицованную изразцами. К тому времени никого из отпрысков Дантесов в Сульце не осталось.

Тогдашний глава клана праправнук барона Клод Дантес-Геккерн жил в Париже, занимался бизнесом и никого не допускал к семейным скрижалям. Он, несомненно, страдал комплексами и пытался защитить честь далекого предка в статьях, которые печатал в 60-е в разных французских изданиях.

В 1989 году к Клоду Дантесу-Геккерну обратилась итальянская славистка Серена Витале. Он неожиданно согласился передать ей копии писем Дантеса своему приемному отцу. Витале использовала их в своей книге «Пуговица Пушкина». В 1998 году полная подборка писем была опубликована в журнале «Звезда», а затем и в книге Серены Витале и Вадима Старка «Черная речка. До и после: К истории дуэли Пушкина; Письма Дантеса».

После смерти Клода Дантеса-Геккерна в 1996 году семейные архивы попали, по всей видимости, к его брату, и дальнейшая судьба их неизвестна. Некоторые французские слависты полагают, что наследники могли продать документы богатому американскому университету. Другие убеждены, что все материалы по-прежнему остаются в семье, которая прекрасно понимает ценность документов и держит их в банковских сейфах. Рано или поздно архивы, конечно, станут полностью известными — их, как это часто бывает, могут пустить с молотка.

Пушкин и Франция

В Париже с 1870 по 1925 год существовал первый в мире Пушкинский музей. Он был создан коллекционером Александром Отто-Онегиным, который одно время служил секретарем Ивана Тургенева. В 1909 году коллекцию приобрела Императорская академия для Пушкинского дома. После смерти Отто-Онегина музей перевезли в Петербург.

Страстным собирателем пушкинских автографов был и Сергей Дягилев, чья коллекция затем попала к Сержу Лифарю. После его кончины самые ценные пушкинские автографы были куплены Министерством культуры СССР. Остальные разошлись по частным коллекциям.

Польская библиотека в Париже располагает тремя пушкинскими автографами: в одном альбоме — стихи из «Каменного гостя», в другом — письмо Пушкина к польской пианистке Марии Шимановской, третий автограф — письмо Пушкина к знакомому офицеру Семену Семеновичу Хлюстину. Кроме того, муниципальная библиотека Авиньона располагает рукописью пушкинского «Гусара», которая когда-то принадлежала писателю Просперу Мериме.

В Музее почты французского городка Амбуаз находятся «Лепажа стволы роковые» — подлинные, с дуэли на Черной речке.

Несколько лет назад Внешторгбанк приобрел за 280 тысяч евро пушкинский автограф стихотворения «На холмах Грузии». В качестве продавцов выступили братья Владимир и Андрей Гофманы, внуки известного пушкиниста Модеста Гофмана. Банк передал автограф Пушкинскому дому.

На русском кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа похоронен Петр Данзас (1909–2004) — журналист, переводчик и певец, потомок пушкинского секунданта. Уроженец Петербурга, перебравшийся с семьей во Францию, во время Второй мировой войны он снова оказался в России, где много лет провел в лагерях.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть