Поколение «К» против Generation «П»

11.11.2012

Григорий РЕЗАНОВ

40 лет назад, 16 ноября 1972 года, компания PepsiCo официально объявила о продаже «Пепси-Колы» в СССР.

А началось все в июле 1959 года. В Москве открылась первая в истории непростых отношений двух супердержав Американская национальная выставка. Среди гостей из-за океана оказался вице-президент Pepsi Cola (компания получила название PepsiCo позже, в 1965 году, после слияния Pepsi Cola Company и компании Frito Lay) Дональд Кендалл.

На открытии выставки вице-президент США Ричард Никсон, который возглавлял американскую делегацию, подвел к киоску с «Пепси» первого секретаря ЦК КПСС Никиту Сергеевича Хрущева и предложил попробовать заморский тонизирующий напиток. Партийный лидер махнул несколько стаканов, что не замедлили зафиксировать фоторепортеры ведущих мировых агентств. На следующий день в западных газетах появился снимок, на котором Хрущев пил «Пепси». Фото сопровождала подпись: «Хрущев учится быть общительным». Помимо Никиты Сергеевича, чудо-жидкость продегустировали несколько сотен тысяч советских граждан. Всего за время работы выставки было опорожнено более трех миллионов стаканчиков.

Спустя десять лет Никсон стал президентом США. Советское руководство начало искать подходы к новому хозяину Белого дома. Тут и вспомнили про Дональда Кендалла, который мечтал открыть производство «Пепси-Колы» в СССР. По совету американского посла Томми Томпсона, Кендалл взамен на «конструктивное сотрудничество» между США и СССР предложил сделку. А именно — бартер: литр водки в обмен на такое же количество концентрата «Пепси». Наших к этому шагу подтолкнуло еще и то, что в Америке выпускалась и пользовалась большим спросом водка Smirnoff. Дональд Кендалл вспоминал слова посла: русские вне себя из-за «смирновской», штатовская водка выглядит, как их продукт, а разливают ее в Коннектикуте, в Хартфорде.

В 72-м ударили по рукам, сделка состоялась. Советский Союз получил чистую прибыль в размере 139 миллионов рублей и десять цехов для производства «Пепси», а американцы — алкогольную зависимость от нашей «Столичной».

Первый цех по розливу американского «нектара» запустили в 1974 году в Новороссийске. Хорошо помню это время, мне тогда было 13 лет. Родители отправили меня в пионерский лагерь «Чайка» в Геленджик, рядом с Новороссийском. Там-то я впервые попробовал советскую «Пепси-Колу». Продавалась она в бутылочках емкостью 0,33 литра и стоила 45 копеек. Вкусно, конечно, но дороговато для пионера, если сравнить с замечательными напитками того периода — лимонадами «Буратино», «Дюшес», «Саяны». К тому же они были в бутылках по 0,5.

Примерно в это же время появился наш ответ гнилому Западу — напиток «Байкал». А еще были автоматы с газировкой. Стакан — копейка, с сиропом – три. Но высшим классом считался граненый с «двойным сиропом». Просто опускались две трехкопеечные монеты — и вот оно, счастье! Кстати, стаканы были в автоматах «в свободном доступе», и никто их не воровал, алкаши периода развитого социализма предпочитали пить «из горла».

Утолить жажду можно было и в продуктовых магазинах. Тетечки в белых фартуках и накрахмаленных кокошниках продавали газированную воду. Но другую, с вишневым сиропом. Она была чуть дороже — четыре копейки, зато вкуснее и слаще.

Но ни с какой заморской «Пепси-Колой» и отечественным лимонадом нельзя было сравнить квас. С первыми летними днями к будкам с надписью на козырьке «Квас» моментально вырастали очереди. Особенно в жаркие дни. Кто-нибудь во дворе во время игры в «наших» и «фашистов» объявлял: «Квас привезли!» Мы моментально прекращали «боевые действия», получали трехлитровые банки от родителей со словами «на окрошку» и летели за квасом. Народ в то время был дисциплинированный, приученный к порядку, поэтому к киоску было две очереди. Одна с банками, жбанчиками и бидонами, вторая — просто попить. Она была, естественно, короче. Маленькая кружка стоила три копейки, большая («взрослая», поллитровая) — шесть.

А какой был в советское время квас! С сегодняшним — в бутылках и жестяных банках — не сравнить. Впрочем, как и страну... Так что считайте меня «квасным патриотом». Кстати, впервые выражение «квасной патриотизм» употребил в 1827 году князь Петр Андреевич Вяземский в «Письмах из Парижа». В середине XIX века, в разгар полемики между западниками и славянофилами, это выражение использовалось для высмеивания последних. Западник Виссарион Белинский называл его «счастливым выражением» Вяземского. В письме Константину Кавелину он писал: «Терпеть не могу я восторженных патриотов, выезжающих вечно на междометиях или на квасу да каше». Так квас стал символом патриотизма и славянофильства.

В сегодняшнее смутное время — и квас не тот, и патриоты тоже. Это сравнение даже не с временами Вяземского и Белинского, а с моим — советским временем. Я из поколения «К»! Кваса, а не «Пепси».

Поколение «П» появилось в 80-е. А заодно и стихи, вроде этих:

Не ходите, дети, в школу,

Пейте дети «Пепси-Колу»

И танцуйте на досуге

Модный танец буги-вуги!

В 1999 году вышел роман Виктора Пелевина «Generation «П» — именно об этих подросших героях стишка, которые не хотели ходить в школу, пили «Пепси-Колу» и танцевали «Буги-вуги», а не о тех, кто в детстве во дворе играл в войну с фашистами.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть