Первая леди не рвется замуж

25.05.2012

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

Никогда еще за всю историю Франции первой дамой не становилась незамужняя женщина. 47-летняя журналистка Валери Триервейлер последние семь лет живет в свободном союзе с 57-летним Франсуа Олландом, новым президентом Французской Республики.

«Пока я не чувствую себя в своей тарелке, — признается Валери Триервейлер. — Но думаю, как-нибудь с этой ролью справлюсь. Я хочу достойно представлять Францию, улыбаться, когда необходимо, но не служить просто декорацией».

Валери еще не решила, чем займется в Елисейском дворце. Следовать примеру своих предшественниц она не хочет. Напомним, что Клод Помпиду посвятила себя продвижению современного искусства, Даниэль Миттеран — борьбе за права человека, Бернадетт Ширак и Карла Бруни-Саркози — благотворительной деятельности. «Мне будет легче, чем Карле, — говорит Валери. — Она пришла из шоу-бизнеса и не очень-то знала политические нравы. Да и политика ее совсем не интересовала».

Возможно, мадам Триервейлер останется журналисткой и, не касаясь внутренних французских дел, будет интервьюировать видных зарубежных деятелей. А заодно вести «интимный» дневник Елисейского дворца подобно тому, как это делала в Белом доме Элеонора Рузвельт.

Как бы там ни было, ее главная официальная миссия — принимать высоких гостей в Париже и сопровождать Франсуа Олланда в его поездках. Можно предположить, что Валери, опытная журналистка, будет курировать контакты президента со СМИ и в целом следить за его имиджем.

Трудно сказать, какую именно лепту Валери внесла в победу своего спутника. Не исключено, что именно по ее совету он сбросил лишний вес, стал строже одеваться, красить волосы и отказался от шуток, на которые большой мастер. По всей видимости, она помогала ему писать речи и вести предвыборную кампанию, общаться с журналистами.

Прежде чем решиться на борьбу за президентское кресло, Франсуа Олланд, согласно его биографам, поинтересовался мнением подруги. «Все просто, — ответила Валери. — Если считаешь, что ты лучше всех, иди смело в бой. А если у тебя есть на этот счет сомнения, воздержись».

Сама Валери утверждает, что не оказывает на главу государства никакого влияния: «Он меня выслушивает, но все решает сам». По свидетельству друзей, первой даме Франции Франсуа Олланд нравится, прежде всего, не как политик, а как человек: «Он умеет любого обезоружить — протягивает противнику руку, когда тот набрасывается на него с кулаками».

Если верить рассказам Валери, Франсуа любит заниматься домашними делами, с удовольствием ходит в магазин, умеет готовить. «У него привычка, — отмечает Валери, — никогда не закрывать дверей — ни в шкафах, ни комнатах. В конце концов, я поняла, что это черта его характера — держать все открытым потому, что ему нечего скрывать».

Первая дама Франции не терпит, когда ее — не без основания — называют Золушкой. Валери Массонно появилась на свет в городе Анже, что на западе страны. В семье еще пять братьев и сестер. Ее отец был инвалидом, а мать работала кассиршей на местном катке. «Мы жили не богато, но никогда не бедствовали», — вспоминает Валери.

В 20 лет она приехала в Париж, училась в Сорбонне и начала свою журналистскую карьеру в журнале Profession Politique. К тому времени она успела выйти замуж за друга детства, однако совместная жизнь не сложилась. Второй раз Валери связала себя узами брака с Дени Триервейлером, ответственным секретарем «Пари Матча» — ведущего гламурного издания Франции. У них родились трое сыновей, сегодня им 19, 17 и 15 лет. Одновременно с работой в журнале Валери вела передачу «С политической точки зрения» на телеканале «Директ 8». Она занималась внутренней политикой и, в частности, освещала жизнь соцпартии, которую 11 лет возглавлял Франсуа Олланд.

До «судьбоносной» встречи с Валери Франсуа Олланд прожил около 30 лет в гражданском браке со своей соратницей и бывшим министром Сеголен Руаяль, с которой вместе учился в Национальной школе управления. У них четверо детей. Пять лет назад Сеголен, кандидат от соцпартии, проиграла президентские гонки Николя Саркози. Олланд уже тогда ушел к новой спутнице, но до выборов 2007 года это держалось в тайне.

Несмотря на кажущуюся застенчивость, Валери наделена сильным характером, который она умеет скрывать за обаятельной улыбкой. Естественно, ее уже окрестили «железной леди» и даже «ротвейлером», обыгрывая ее нынешнюю фамилию. Да что там ротвейлер! «Она настоящая тигрица, — убежден один из советников Олланда. — Никогда не знаешь, как отреагирует. Она сказала свое слово и в формировании правительства, и вообще влияет на президента».

Валери Триервейлер — свой человек в мире политики, в котором у нее много друзей. Государственные мужи, министры, депутаты всегда готовы идти на контакт с этой красивой женщиной.

Зная решительный нрав первой дамы, руководители французских СМИ, естественно, не хотят портить с ней отношения. Радиостанция РТЛ в одночасье уволила известного журналиста Пьера Сальвиака. Тот следующим образом пошутил в Твиттере по поводу взлета Валери: «Полезно трахаться с нужными людьми».

Поскольку Франсуа Олланд позиционирует себя как «нормальный» президент, то и Валери, по ее словам, намерена оставаться «нормальной» женщиной. «У меня нет никакого состояния, но это совсем не проблема, — говорит первая дама.— Конечно, как и для миллионов французов, для меня важна финансовая независимость. Мне надо зарабатывать, чтобы содержать своих детей. Я не хочу, чтобы они жили в Елисейском дворце за государственный счет».

До сих пор Валери предпочитала держаться в тени. Одевается она неброско, строго, не носит нарядов от-кутюр. Правая газета «Фигаро» не скупится на комплименты в адрес подруги президента-социалиста, сравнивая ее с такими голливудскими звездами, как Кэтрин Хепбёрн и Лорен Бэколл.

Валери объявила, что не хотела бы перебираться в Елисейский дворец из их скромной трехкомнатной квартиры в «непрестижном» 15-м округе, мебель для которой они с Франсуа покупали в ИКЕА. Однако они все-таки переедут в резиденцию главы государства — хотя бы по соображениям безопасности.

Свяжет ли себя новый президент, который никогда не был женат, узами брака? Это необходимо с точки зрения протокола, настаивают некоторые советники. Ведь даже римский папа откажется дать аудиенцию ему вместе с его спутницей, раз они живут, не расписавшись. «Я никогда ничего не делал ради протокола», — отшучивается Франсуа Олланд. Ну а что такое, в сущности, Ватикан? «Сколько у него дивизий?» — вопрошал в свое время Сталин…

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть