Овцы, зайцы, яйца и немного музыки

06.04.2012

Екатерина БЕЛЯЕВА, Люцерн — Зальцбург

Центры празднования Пасхи в Европе — швейцарский Люцерн и австрийский Зальцбург. Эти образцово-показательные в плане чистопородного католицизма города, соревнуясь за право обладания самым «крутым» Пасхальным фестом, доходят до крайностей. Что, впрочем, всегда на пользу музыкальной культуре.

Проводить параллели с российским Пасхальным фестивалем, который по размаху и продолжительности — как и все у нас — сильно превосходит западные аналоги, не стоит. В сегодняшней России нет пасхальных каникул, и именно это определяет настроение нашего фестивального зрителя. Посещение концертного зала сопряжено с будничной усталостью. В Зальцбурге и Люцерне все иначе.

За три недели до Пасхи магазины и рынки наполняются тематической продукцией — шоколадными зайцами, декоративными яйцами и кексами в виде милых овечек. Музыкальному фанату подобное вовсе не нужно, но настроение благодаря веселым витринам заметно поднимается.

Швейцарцы считаются лидерами по изготовлению шоколада, их зайцы — самые изощренные по форме и содержанию. А озерный Люцерн во время пасхальных каникул превращается в гигантскую выставку съедобных животных: сладкие ушастые музицируют, танцуют, нянчат детей, водят хороводы... Впрочем, права на легенду о пасхальном зайце принадлежат не Швейцарии, а Германии, которая просто немного отстала в плане производства шоколада.

К христианской Пасхе заяц имеет отношение опосредованное. Существует легенда о тевтонской (языческой, разумеется) богине весны и плодородия Эостре, символом которой был кролик — плодовитое существо. Кролик переродился в Osterhase — пасхального зайца, а происхождение слова Ostern (Пасха) стали возводить к Эостре. Все это очень сомнительно с точки зрения как религии, так и науки, зато очень красиво. Когда время подходит вплотную к Страстной неделе, крохотных зайчиков раздают фестивальным зрителям.

Бессменный руководитель всех люцернских фестивалей (их много — Летний, Осенний, Пасхальный) Михаэль Хефлигер использует особое время перед Пасхой для исполнения великих духовных сочинений. Это ведь вечный вопрос: что делать с духовным музыкальным наследием, то есть со всеми партитурами месс, ораторий, хоралов, которые два столетия назад были, собственно, музыкой, а сегодня интересны единицам. Да и не понимает их никто.

Хефлигер приглашает в спроектированный Жаном Нувелем люцернский Центр культуры и конгрессов ведущих музыкантов, чтобы они своим гением спасли старомодную, но великую духовную музыку от полного вымирания вне церкви.

Главной приманкой нынешнего Пасхального феста был Марис Янсонс, питерский маэстро, руководитель двух коллективов топ-класса: оркестра Баварского радио и амстердамского оркестра Консертгебау. Янсонс продирижировал «Глаголическую мессу» Леоша Яначека. В партии сопрано — москвичка Татьяна Моногарова, меццо — Марина Пруденская.

Под конец жизни чешский гений — человек глубоко религиозный, но ненавидящий церковные церемонии, высказался на самую важную тему. Его месса выглядит очень обытовленной, «замусоренной» городским шумом, обыденным мирским языком, который он так любил включать в свои оперы. То есть слова те же, что в обычной мессе, но манера их подачи агрессивная, современная и, стало быть, понятная людям XXI века.

Марис Янсонс, которому в следующем году исполнится 70, открывал опус заново. Он не узкий специалист по Яначеку, но как всякий зрелый интерпретатор видит сквозь ноты послание композитора. Вместе с хором и оркестром Баварского радио Янсонс в очередной раз доказал, что он сильнейший игрок на мировой музыкальной арене.

В Зальцбурге зайцев нет, хотя в соседней Баварии (от ее границы до города Моцарта — 5 километров) еще недавно существовал музей «несъедобных» пасхальных зайцев, открытый в 1991 году Манфредом Клауда. Сейчас он временно закрыт по причине смерти владельца, но скоро возобновит свою деятельность. Зальцбург не хочет слыть баварским городом, и символом Пасхи здесь является не заяц, а ягненок. Симпатичную овцу выпекают в особой форме и продают вплоть до Страстной субботы. Но туристы едут в Зальцбург преимущественно за яйцами. Здесь находится уникальный магазин рождественских игрушек и пасхальных яиц ручной работы. Материал — фарфор, папье-маше, стекло — страшно взять в руки.

То же самое с музыкальной продукцией: она такая изысканно хрупкая, что кажется, сейчас разобьется. Первым в Европе Пасхальный фестиваль придумал Герберт фон Караян, чтобы европейцы могли приехать на каникулы в Зальцбург и культурно отдохнуть. Фестиваль превратился в роскошный марш-бросок Берлинского филармонического оркестра, которым Караян тогда руководил. Сегодня во главе оркестра — Саймон Рэттл, и берлиноманы едут слушать его.

В центре фестиваля-2012 — «Кармен» Бизе. В роли Кармен блеснет чешка Магдалена Кожена, жена сэра Рэттла и великолепная меццо-сопрано. Это будет дебют Магдалены в культовой роли. Ее доном Хозе станет Йонас Кауфманн — главный тенор сегодняшнего дня. Фестиваль по традиции захватывает всю Страстную неделю и заканчивается на Пасхальной.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть