Каннский фейерверк

31.08.2012

Елена ФЕДОРЕНКО, Франция

На Лазурном берегу завершился юбилейный — 15-й — Фестиваль российского искусства.

Французская Ривьера уже привыкла с нетерпением ожидать последнюю неделю августа. И аборигены, и бывшие наши соотечественники, и многочисленные курортники — все стекаются в Каннский дворец фестивалей. В его залах — да и на площади рядом с Аллеей звезд — складывается яркая мозаика искусства современной России.

Фестиваль проводится на государственном уровне по инициативе Министерства культуры Российской Федерации и Российского фонда культуры под патронатом МИД России и при участии мэрии Канна. Он задуман не только как выставка творческих достижений, но прежде всего — как отражение образа России, богатой талантами: профессионалами, любителями, самородками. Полтора десятилетия назад Никита Михалков решил показать Франции, как замечательна и многообразна Россия, искусство которой соразмерно огромности самой страны. Инициативу подхватили Дирекция международных программ и Фонд социально-культурных инициатив, основанный Светланой Медведевой. Команду организаторов возглавляет генеральный продюсер фестиваля Татьяна Шумова.

Прописка в Канне — меткий продюсерский ход. История — дама весьма расточительная — сохранила некий культурный шифр, завещанный нашими великими соотечественниками, полюбившими Лазурный берег. Гоголь и Салтыков-Щедрин, Вяземский и Тютчев, Лев Толстой и Чехов наверняка баловались анисовой настойкой, наваристым рыбным буйабесом или рататуем, запивая пряные овощи розовым вином.

Эта земля помнит Павлову и Нижинского — гениев дягилевской труппы, балеты начинающего Баланчина, голос Шаляпина. Вот уже полтора столетия отдых на Лазурном Берегу считается престижным и завидным. По маршруту Санкт-Петербург — Ницца курсировал «великокняжеский поезд», последний проследовал в 1914-м. Сегодня великосветских барышень и томных аристократок сменили раскованные девицы и бодрые дамы постбальзаковского возраста и разного достатка, готовые отдать последнее за судьбоносную встречу с кем-нибудь из олигархов или их отпрысков. Русская колония Лазурки пополнилась после революций прошлого столетия, да и сегодня немало особняков заняты нашими богатыми земляками.

Без русской истории никогда не сложилась бы французская Ривьера. А значит, и нынешний Канн — город дорогого туризма, нестрогих вкусов и открытого темперамента. Канн словно создан для ничегонеделанья: город шумит, смеется, вертится на каруселях детвора, курсируют экскурсионные паровозики, брызжут фонтаны. Битком забиты пляжи, и море — на рассвете нежное и прозрачное — уже к полудню становится мутным и, увы, грязным. Правда, есть выход: сбежать с лежбища курортников, запрыгнуть на рейсовый катамаран и через четверть часа оказаться на острове Сент-Маргерит, где томился в заключении узник Железная Маска: сейчас там рай с укромными бухтами и кристально чистой водой.

Путь от причала, где застыли в походной готовности белоснежные яхты, ведет к знаменитой набережной Круазетт. Здесь состязаются в яркости летней моды и интенсивности загара. Радость земная — вот она, здесь, рядом. В ресторанах дамы с собачками, по черепицам крыш важно переступают жирные голуби, непуганые чайки гуляют по крепостным стенам — этот мир создан не только для людей...

В местные пейзажи искусство вписывается естественно, как вдох-выдох. На российском фестивале ты летишь во времени, но не вперед, а назад, к той эпохе, что давно ушла, играя теперь отзвуками, — в этом есть что-то мистическое и тайное. Такой надысторический флер. Все дни фестиваль работал в режиме нон-стоп: концерты, фильмы, встречи, выставки, показы мод — утренние, дневные, вечерние, ночные. Смешение различных стилей, широта репертуарного диапазона и легкость перехода из жанра в жанр.

При современном мировом фестивальном хаосе из подобных акций запоминаются те, что отличаются оригинальной драматургией. На Каннском фесте все продумано до мелочей, как в хорошем театре. Есть главный герой — один из российских регионов. На нынешнем празднике это была Астраханская область, представившая выставку «Золото сарматов». Дивные украшения из кладов, найденных на территории Нижнего Поволжья, народные промыслы и фольклорные коллективы. Мастерица Эльмира Шарипова показывает, как из болотного рогоза плетется шкатулка, рядом упорная француженка пытается делать из пуха волокна — будущее украшение для фетровой шляпы, танцуют фольклорные коллективы, астраханские запевалы выводят старинные обрядовые напевы, а потом сообща гремит «Калинка».

Зачином фестиваля стало его открытие — в Большом зале каннского Дворца танцевал хореографический ансамбль «Березка» имени Надежды Надеждиной. Представляли бессменные хиты и новые композиции, рожденные фантазией художественного руководителя и главного балетмейстера ансамбля Миры Кольцовой, которую артисты (сама слышала в самолете) любовно называют «мамочкой». «Мамочка» — прямая, гордая, как всегда улыбчива и доброжелательна: «Ну вот, и опять счастлива, что тут почувствовали наш стиль, образ русского танца, самую загадочную нашу душу. Подходили многие, говорили, что мы помогли понять природу русского характера и — только представьте! — мечтательность и задумчивость девичьих грез». После каждого танца — плывущего хоровода «Березка», лирических «Узоров» с тончайшими переплетениями фигур и платков, легкой, с перестуком каблучков «Праздничной плясовой», жарких кружений купчих — накатывал шквал аплодисментов, а в финале зал требовал «бисовок» и скандировал «Спасибо!».

Кульминацией фестивального сюжета стала традиционная «Русская ночь». Ее тема на сей раз называлась «Я иду, шагаю по Москве». Правда, главный шагающий — Никита Михалков — предпочел не отрываться от съемочного процесса, так что хит Андрея Петрова и Геннадия Шпаликова исполнил Михалков-младший — Артем.

Фестиваль задуман как отражение образа России, богатой талантами

По традиции в этот вечер вручается памятный знак «За вклад в укрепление культурных связей между Россией и Францией», которого удостоены уже Морис Дрюон, Мишель Легран, Пьер Карден, Мирей Матье, Марина Влади, Шарль Азнавур, Патрисия Каас. Нынче почетный список продолжил депутат-мэр города Канн Бернар Брошан. В прошлом номере наша газета опубликовала интервью с ним — влюбленным в Россию, заводным и улыбчивым человеком.

Брошан получил экземпляр «Культуры» из рук Татьяны Шумовой и рассматривал его с большим интересом. Награду мэру вручал советник президента России по культуре Владимир Толстой.

Концерт российских артистов завершился получасовым фейерверк-шоу, разбросавшим многоцветные огни над морем. А утром того же дня, 24 августа, когда местные жители отмечают освобождение Канна от фашизма, по центральной улице города прошла парадом военная техника: на массивных велосипедах ехали солдаты в шотландских килтах, на санитарных автомобилях — фронтовые медсестры, на дулах пушек восседали озорные мальчишки и барышни в платьях послевоенной моды: рукавчики-фонарики, ремешки по талии, пышные юбки в горошек.

«Русские дни» в Канне, одной из столиц мирового кино, – это еще и фильмы. Традиционно представляли фильмы-новинки: «Белый тигр», «Ивановъ», «Высоцкий. Спасибо, что живой», «На крючке». День киноклассики посвятили памяти Андрея Тарковского — о режиссере рассказывал Николай Бурляев, мальчиком сыгравший в фильмах «Иваново детство» и «Андрей Рублев».

На следующий день в Храме Архангела Михаила на бульваре Александра III среди постоянных прихожан я встретила фестивальных зрителей — русских жителей Канна: «Мы весь год ждем этого фестиваля, заранее покупаем билеты, чтобы попасть. Город на неделю становится русским — это так приятно. Нас же здесь очень много, есть даже русский квартал, при храме открыта приходская библиотека с книгами на русском языке». После службы мои новые знакомые собрались в беседке на чаепитие — им есть о чем поговорить и что вспомнить. А я изучала на доске объявлений предложения услуг от русских, которые пытаются найти работу на Лазурке: «Ремонтирую квартиры», «Хорошая няня — два языка»… Некая Оксана предлагает готовить и доставлять любые блюда русской кухни. Потом подъехал блестящий джип и веером рассыпал визитки: «Открывается франко-русский ресторан…»

Фестивальные дни подарили еще одно событие — кафе-театр: по просьбе французской стороны цирковой спектакль показали студенты Государственного училища циркового и эстрадного искусства имени Румянцева (Карандаша).

Солисты Академии молодых певцов Мариинского театра (своих воспитанников надежно поддерживала аккомпанементом Лариса Гергиева) выступили высоко над морем на вилле Домерг, к которой ведет серпантинная дорога. Вековой сад, каскад фонтанов, скульптуры в парке и кокетливые полуобнаженные дамы в стиле пин-ап на картинах Домерга в залах дворца. Брижит Бардо и Джина Лоллобриджида с радостью позировали художнику.

После классического пения — классический балет: свою версию «Щелкунчика» показали ученики Пермского хореографического колледжа, и зал приветствовал юных артистов стоя. Зимняя сказка завершила фестиваль, который уже обрел преданных поклонников и надежных друзей, приезжающих сюда снова и снова. Представители Хакасии, например, показали новинки театра моды «Алтыр» — с меховыми аппликациями, кожаными поясами, бисерными украшениями. Не захотела расставаться с фестивалем и сургутская делегация: у лестницы с красной ковровой дорожкой маршировали задорные барабанщицы ансамбля «Сургутяночка», играл оркестр духовых инструментов «Сургут экспресс-бэнд», отплясывал хореографический ансамбль «Калинка».

Южный регион России — Астрахань — передал эстафету Омску, что станет главным действующим лицом фестиваля-2013. Принимать ее приехала делегация во главе с губернатором Омской области Виктором Назаровым. Эксклюзивное интервью с ним читайте в следующем номере.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть