Качнулись влево, качнувшись вправо

11.05.2012

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

Страну победившего социализма ожидает массовый исход богачей

57-летний Франсуа Олланд стал вторым — после Франсуа Миттерана — президентом-социалистом в истории Пятой Французской Республики, основанной генералом де Голлем.

Во время президентской кампании он подчеркивал свою приверженность социальной справедливости, солидарности, сокращению социального неравенства. То есть тем «ценностям», которые западные либералы считают архаичными, утопическими и даже опасными.

К тому же во время предвыборной борьбы Франсуа Олланд, излагая свое кредо, объявил, что «не любит богатых», своим единственным врагом считает финансовые круги и убежден, что Карл Маркс «все еще полезен для понимания того, что такое капитализм». Новоизбранный глава государства позиционирует себя как «нормальный» президент — иными словами, близкий к простым французам.

Свою победу левые отметили на грандиозном митинге на площади Бастилии — символе Французской революции. Но эта звонкая социалистическая риторика не значит, что страной отныне будет править экспроприатор, который бросит клич «грабь награбленное».

Выпускник Национальной школы управления, престижной кузницы французской элиты, Франсуа Олланд видит в себе наследника Франсуа Миттерана, едва ли не самого блестящего государственного деятеля в послевоенной Франции. И хотя новый глава государства никогда не занимал министерских должностей, а был только депутатом и больше десятилетия руководил соцпартией, он один из самых способных политиков-прагматиков.

Но как будет решать жгучие проблемы «нормальный» глава государства в «ненормальную» кризисную эпоху? В предвыборной программе все гладко расписано по пунктам.

Среди самых «неординарных» инициатив — обложение доходов, превышающих миллион евро в год, налогом в 75%. Эта мера коснется примерно 10 000 французов. Возрастут и другие налоги на имущие классы и банки.

Еще при Николя Саркози бегство капиталов из-за чрезмерного фискального бремени приняло удручающие размеры: по статистике, каждый день два миллионера покидали историческую родину и перебирались в Швейцарию, Бельгию, Великобританию, где налоговые поборы заметно ниже. После прихода к власти социалиста такой исход, несомненно, усилится.

Контуры внешней политики Франции остаются пока расплывчатыми.

Олланд готовится ориентироваться главным образом на Европу и, прежде всего, рассчитывает на дуэт с Германией. Именно поэтому свой первый зарубежный визит он нанесет в середине мая в Берлин. Найти общий язык с Ангелой Меркель будет непросто: немецкий канцлер энергично поддерживала на выборах Николя Саркози.

Отношения с Россией останутся, по всей видимости, стабильными. Впрочем, Москва со времен Николя Саркози, который равнялся на Вашингтон, перестала быть для Парижа «привилегированным» партнером. Экономические связи будут благополучно развиваться, но особой близости в верхах ждать не приходится. Социалисты всегда сдержанно относились к Стране Советов, а затем и к России, а нам до сих пор проще было иметь дело с правыми лидерами, чем с левыми.

Саркози считал залогом внутриполитического успеха ужесточение борьбы с иммиграцией. Тем самым он рассчитывал привлечь на свою сторону во втором туре шестимиллионный электорат лидера крайне правых Марин Ле Пен.

Со своей стороны, Франсуа Олланд предлагает ограничить число новых иммигрантов — главным образом, это должны быть квалифицированные специалисты. Быстро стареющая Франция не в состоянии обходиться без рабочих рук и голов из-за границы.

Новый хозяин Елисейского дворца не является адептом мультикультурализма, однако проблема интеграции иммигрантов из мусульманских стран и их потомков, ставших французами, обостряется с каждым годом. На празднике социалистов на площади Бастилии рядом с французским триколором и красными стягами коммунистов развевались флаги Алжира, Туниса, других африканских стран.

Для иностранцев, которые не являются выходцами из стран — членов Европейского союза, предполагается сделать жест: они получат право принимать участие в выборах в местные органы власти. Теоретически это означает, что в один прекрасный день россиянин может оказаться избранным в муниципальный совет.

Целый ряд мер носит популистский характер. Так, новые власти заморозят на три месяца цены на бензин, которые растут не по дням, а по часам. Повысят некоторые пособия, снизят пенсионный возраст с нынешних 62 до 60 лет для тех, кто начал трудовую деятельность в 18 лет. Наконец, Франсуа Олланд объявил, что в годину испытаний первым затянет пояс и на треть урежет зарплату самому себе и всем министрам.

Вопросы культуры не попадают в число приоритетов нового лидера Франции. В проекте мимоходом упомянута ратификация Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств, «Национальный план» художественного образования, назначение директоров государственных телеканалов и радиостанций независимым органом, а не главой государства, как это происходит сейчас.

В разгар предвыборных поединков, когда претенденты дружно сулили своим соотечественникам молочные реки и кисельные берега, два парижских журнала вышли со статьями под одинаковым заголовком: «Кто из них больше врет?» Политологи, в частности, напомнили о некоторых щедрых обещаниях Саркози: скажем, вдвое сократить безработицу, которая за годы его правления выросла на миллион душ, и предоставить крышу над головой всем бомжам.

В июне французам снова придется голосовать — выбирать депутатов Национального собрания. Победа сторонников Олланда, к которым примкнут все левые, включая «зеленых», почти не вызывает сомнения у аналитиков. После этого Францией на всех уровнях будут управлять социалисты.

Французы не питают никаких иллюзий в отношении президентства Франсуа Олланда. Большинство отдало ему предпочтение по принципу «наименьшего зла», чтобы не допустить переизбрания Николя Саркози. Всего четверть французов связывают с новым президентом надежды на перемены к лучшему. Напротив, 46% убеждены, что положение в стране только ухудшится, а 28% считают, что ничего не изменится.

Пройдет пять лет президентского мандата, большинство электората, скорее всего, разочаруется в социалистах, и тогда на очередных выборах маятник качнется вправо. Так на протяжении многих десятилетий работает механизм демократии.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть