«Главная проблема — это абсолютная тупость русских клиентов»

19.10.2012

Татьяна УЛАНОВА

Несколько дней назад в Хельсинки судья Рейя Суни оправдала изъятие новорожденного у Анастасии Завгородней из-за «чудовищной» угрозы: «папа может хлопнуть его по попе», приговорила всех четверых детей к пожизненной разлуке с русской матерью и передала их на воспитание главной опекунше города Вантаа Анне Кантель-Форсбум.

О том, что полиция буквально вынудила шестилетнюю Веронику донести на родителей, понятное дело, умалчивается. Как и о том, что полицейская дама вела допрос с ребенком — гражданкой РФ, слабо владеющей финским языком, без переводчика, психолога и представителя социальной службы. Про лингвистические ребусы вроде «Твоя мама тебя не избивает?» (ответы и «да», и «нет» могли быть истолкованы на усмотрение интервьюера) и говорить не приходится. Новая «мать» Кантель-Форсбум уже заявила в финских СМИ, что «главная проблема — это абсолютная тупость ее русских клиентов, которые не способны воспринять сложную информацию».

В ответ на действия местного, с позволения сказать, правосудия в Финляндии организовано «Октябрьское движение» против ювенальной юстиции. А в Москве 17 октября у финского посольства состоялся очередной пикет участников Ассоциации родительских комитетов и сообществ России (АРКС) в защиту русских детей и за освобождение их из ювенального рабства. Было устроено символическое уничтожение финских продуктов на 1 млрд евро (именно такая сумма выделяется ежегодно из госбюджета Финляндии на насильственное «осиротение» русских детей). Стартовал всенародный конкурс плаката «Нокиа и Валио спонсируют отбирание детей Анастасии Завгородней. Покупая финский продукт, ты спонсируешь финских карателей русских детей». Начался сбор пожертвований на антирекламную кампанию полусотни финских товаров. АРКС призвал русских родителей присоединиться к добровольному бойкоту товаров из Финляндии — до тех пор, пока финны не вернут 51 русского ребенка. Так как посольство Финляндии разрешает присутствие у своего здания только семерым пикетчикам, организаторы обещают, что вахта будет еженедельной. После АРКС на «дежурство» заступят «Профсоюзы граждан России», затем — активисты «Сути времени» Кургиняна.

Акцию протеста намереваются провести 21 октября в Осло русские матери и отцы, насильственно разлученные с родными детьми так называемой детской полицией «Барневарн». Начался сбор подписей матерей и отцов, у которых институт социального патроната изъял детей, для участия в многонациональной демонстрации против «Барневарн», намеченной на 3 мая 2013 года в Осло. По информации Госкомстата Норвегии, государство ежегодно выделяет на содержание «Барневарн» около 1 млрд евро, которые тратятся, в основном, на поощрение насильственного разделения семей эмигрантов и отчуждение родителей от кровных чад. В 2009 году из 46487 детей, находящихся в структуре «Барневарн», 5176 детей имели одного или двух родителей русского происхождения. 17 из них были насильственно разлучены с родными мамами и папами.

31 октября на улицы Берлина выйдут немецкие родители и родители-эмигранты из разных стран мира, в том числе россияне, у которых дети отобраны специальным ювенальным органом. «Германия, верни родных украденных детей из плена Югендамта!» — кричат родители. В тот же день АРКС планирует провести митинг у немецкого посольства в Москве.

Когда российские СМИ раструбили о ситуации с Анастасией Завгородней, впервые была организована соборная молитва священства и обычных православных людей. По просьбе родителей в молебен «о православных христианах, в заключении пребывающих», было включено прошение: «Еще молимся о русских детях-узниках, на чужбине удерживаемых, о соединении российских семей, насильственно разлученных. Об облегчении скорбей и тягот невинных чад, отроков и отроковиц, от матерей и отцов оторванных, помолимся». Это было в великий праздник Покрова Божией Матери.

К сожалению, многие истории в различных странах мира в силу разных обстоятельств, в том числе, из-за страха перед органами ювенальной юстиции, не предаются широкой огласке. Но координатор движения «Русские матери» Ирина Бергсет может привести немало таких примеров.

В штате Флорида (США) семью русской женщины, которая развелась с американцем, опека сначала взяла под контроль, а потом и вовсе поставила вопрос об изъятии одного из сыновей, который учился хорошо и не имел замечаний по поведению. Причина: сын поссорился с учительницей, и та — в отместку — донесла куда следует, что ученик три дня подряд ходил в одной и той же майке. С логотипом любимого футбольного клуба. (Ее только что купили, и она очень нравилась мальчику.)

Елена Семенова, имевшая малолетнего сына, вышла замуж за мальтийского барона, который мальчика усыновил, но вскоре умер. Через три месяца его предыдущая жена позвонила в органы опеки и сообщила, что Семенова — плохая мать, потому что у ее сына 30 пар обуви. Сотрудники органов ворвались в дом, провели обыск, отобрали мальчика и передали родительские права на него министру здравоохранения Мальты. Мальчик от шока потерял дар речи, Елене запретили свидания...

В Канаде у русской матери насильно забрали ребенка, потому что пять дней в году он не посещал детский сад.

Все эти истории вполне потянули бы на страшилки из стран «загнивающего Запада». Если бы речь не шла о российских гражданах, в том числе детях. И если бы наша действительность была райской. Пока, впрочем, она и может такой показаться — вернувшимся из Норвегии, Финляндии, Франции матерям, чьи дети остаются в ювенальном аду Европы.

О том, чем грозит родителям и детям введение ювенальной юстиции читайте на сайте газеты "Культура":

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть