Энрике Сабатер: «Публике предстоит увидеть эротику Дали»

24.02.2012

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

В парижском музее «Эспас Дали» открылась выставка малоизвестных работ Сальвадора Дали. В экспозиции представлены картины, акварели, рисунки и фотографии из коллекции 78-летнего Энрике Сабатера. На протяжении 12 лет этот бывший профессиональный футболист, летчик, автогонщик и журналист оставался доверенным лицом знаменитого сюрреалиста. Накануне вернисажа Энрике Сабатер рассказал «Культуре» о своей дружбе с мэтром.

ультура: Когда Вы познакомились с Сальвадором Дали?
Сабатер: В 1968 году. Я был журналистом и брал интервью у голливудских звезд и знаменитых художников. Когда я пришел к Дали в его дом в Порт-Льигате, он первым делом предупредил меня, что интервью стоит 15 тысяч долларов — «это мой обычный тариф для журналистов». У меня не было таких денег, но Дали пригласил меня остаться. Первая наша беседа продолжалась три часа, и он проникся ко мне симпатией: «Завтра тоже приходите». — «Но у меня нет 15 тысяч долларов». — «Все равно приходите»... Так началась наша дружба. В течение 12 лет мы встречались почти каждый день.

культура: Какую роль Вы играли в доме Дали — секретаря, менеджера, доверенного лица?
Сабатер: Сам Дали всегда называл меня «помощником и другом». В течение нескольких лет он объяснял мне, что такое его живопись. Я приходил по утрам в его мастерскую, и он толковал мне свои работы. С 1972 года я занялся продажей его картин. Все это время мы с Дали и его женой Гала (Еленой Дьяконовой. — «Культура») почти не расставались — вместе обедали, ужинали, путешествовали. Я стал членом их семьи.

культура: Вы были еще и его личным фотографом?
Сабатер: В моих архивах хранятся 22 тысячи снимков Дали. Я фотографировал его почти круглосуточно.

культура: У Дали не было секретов от Вас?
Сабатер: Какие могут быть секреты от человека, который находится в вашем доме с утра до вечера? Я даже покупал воск для его усов. Он называл их антеннами для поддерживания связи с внешним миром.

культура: Он был человеком не от мира сего — или, по крайней мере, играл роль...
Сабатер: Конечно, он был абсолютно не приспособлен к обычной жизни и даже не знал, как пользоваться такси. Дали целыми днями либо писал картины, либо читал. Обожал научные труды.

культура: Тем не менее он любил деньги.
Сабатер: Меня всегда возмущала анаграмма Avida dollars — «жажда долларов», которую в 1939 году вождь сюрреалистов Андре Бретон сложил из его имени и фамилии. Самого Дали эта фраза ужасно забавляла, и он все время использовал ее в своих манифестах. Тем не менее я бы назвал Дали «антидолларом». Он был исключительно щедрым человеком.

культура: Вы сами признаете, что благодаря Дали стали богатым человеком.
Сабатер: Дело в том, что мне полагалось не жалованье, а определенный процент от продажи его работ. Благодаря Дали и Гала я заработал много денег, но тратил их на приобретение его же работ на аукционах.

культура: При этом и сам Дали подарил Вам множество своих произведений.
Сабатер: На нынешней выставке в Париже представлена часть из 120 работ, которые он мне подарил: картины, рисунки, акварели, гуаши, гравюры. И все они с посвящениями Энрике Сабатеру.

культура: У него была репутация провокатора, мистификатора, эпатажника, клоуна. Мэтр любил дурачить публику и, в частности, журналистов, над которыми откровенно потешался.
Сабатер: Нет, он никогда ни над кем не потешался. Напротив, он ко всем относился с исключительным уважением. Но нельзя забывать о том, что существовали два разных Дали: один — в частной, другой — в публичной жизни. На публике Дали любил разыгрывать спектакли: «Главное, чтобы обо мне непрестанно говорили. Пусть даже хорошо». Перед каждым интервью он просил меня принести его тунику, в которой принимал журналистов. Однажды для телеинтервью он велел мне срочно раздобыть слоненка.

культура: Величайший сюрреалист, по его словам, пребывал в состоянии «непрерывной интеллектуальной эрекции»...
Сабатер: Дали был образованным человеком, настоящим эрудитом, который писал книги, снимал кино вместе с гениальным Луисом Бунюэлем. К нему в гости приходили чрезвычайно умные люди, ученые, нобелевские лауреаты. Они были поражены его познаниями и даже спрашивали: «Вы художник или ученый?»

культура: Его кумиром всю жизнь оставался Пикассо. Что было общего между коммунистом и атеистом, автором «Герники» и Дали, который называл себя роялистом и ревностным католиком?
Сабатер: Он обожал Пикассо, написал его портрет с торчащей изо рта длинной ложкой и посвятил ему поэму. Правда, в последние годы между ними контактов не было. Но когда Пикассо умер, мы отправились во Францию, чтобы почтить его память. Нет, Дали никогда ему не завидовал. Пикассо был для него слишком велик. Он всегда испытывал чувство признательности к людям, которые для него что-то сделали, и в частности к Пикассо. Тот находил ему заказы и даже оплатил Дали первую поездку в Соединенные Штаты, когда у Дали не было денег.

культура: «Утром — месса, днем — коррида, вечером — бордель» — так описывал свой распорядок дня Пикассо. Не знаю насчет мессы и корриды, но в бордель он, кажется, брал с собой Дали.
Сабатер: Скажем так: они действительно повсюду ходили вместе — не только в Париже, но и в Нью-Йорке.

культура: Почему Дали так интересовали тираны? «Фюрер, — заявил он, — воплощал для меня совершенный образ великого мазохиста». Сталинские же усы для него были «воплощением нежности человека, который очень любит детей».
Сабатер: Нельзя принимать слова великого художника за чистую монету. Считают, что он поддерживал Франко, и поэтому называют его фашистом. Но есть масса примеров того, как Дали помогал испанским республиканцам, в том числе тем, которые жили в изгнании в Нью-Йорке.

культура: Среди героев его полотен есть и Ленин. Дали говорил, что вождь пролетариата являлся ему во сне...
Сабатер: Мне кажется, к Ленину он относился с уважением. Возможно, это связано с тем, что Гала была русской. Во всяком случае я никогда не слышал, чтобы он осуждал Ленина. Скорее, наоборот. Большим другом Дали был и знаменитый мексиканский художник Давид Сикейрос, который был коммунистом и неоднократно приезжал в Москву. Для выставки Сикейроса он специально нарисовал рисунок, который я сам отвез в Мехико.

культура: Для него не было никаких табу ни в жизни, ни в искусстве. Он с маниакальной настойчивостью изображал на своих полотнах фаллические символы.
Сабатер: Он чувствовал себя полностью свободным человеком. В творениях Дали секс и эротика играют невероятную роль. Не будем забывать и о том, что известны далеко не все его вещи. Одно время я готовил книгу и выставку «Ритуалы тела», которые так и не довел до конца. Там должны были быть представлены его суперэротические и даже порнографические работы. Такого Дали публике еще предстоит увидеть. В этом плане крайне любопытны подготовительные эскизы для знаменитого полотна «Великий мастурбатор». Этой работе я намерен посвятить новую книгу «Память мечты», над которой сейчас работаю.

культура: Его ближайшим другом был поэт Гарсиа Лорка. Говорят, их связывали нетрадиционные сексуальные отношения...

Сабатер: Они с Лоркой и Бунюэлем вместе учились. Лорка жил у сестры Дали в Кадакесе. Они постоянно обменивались письмами. Но я не верю в их связь. Когда я бывал в доме Дали, то видел, что он влюблен только в свою жену. Вообще никогда не замечал с его стороны никакого противоестественного интереса к мужчинам.

культура: «Я люблю Гала больше матери, больше отца, больше Пикассо, больше денег», — говорил Дали.
Сабатер: Действительно Гала была для него святыней, настоящим божеством. И я уверен, что без нее Дали никогда бы не стал великим художником. Первые наброски картин он обычно делал утром, лежа в кровати, а потом показывал их жене, которая делала замечания, требовала что-то изменить. Во многом Гала помогла ему найти свой путь в живописи. Она была умнейшей женщиной, наделенной необычайным магнетизмом. Гала оберегала мужа от всех жизненных невзгод и готова была убить любого его обидчика.

культура: Так или иначе, Дали оказался подкаблучником, которого Гала держала в ежовых рукавицах.
Сабатер: Мэтр всегда поступал так, как того хотела жена. Скажем, они выходили на прогулку, но Гала вдруг объявляла, что ей не нравятся ни горы, ни деревья, и они тут же возвращались домой.

культура: Дали был напрочь лишен чувства ревности и закрывал глаза на все ее романы?
Сабатер: Время от времени Гала «для успокоения» нужны были такие амурные эскапады. И для этого она повсюду находила себе молодых спутников. Дали никогда ее не ревновал и «с пониманием» относился к подобным увлечениям. Но он не испытывал по этому поводу никаких волнений. Когда Гала принимала очередного любовника, он старался не попадаться им на глаза. В эти моменты Гала просила меня с особым вниманием следить за спокойствием и безопасностью ее супруга. Гала посвятила свою жизнь Дали, а, со своей стороны, Дали делал все, чтобы Гала была счастливой.

культура: Вспоминала ли Гала Россию?
Сабатер: В ее комнате висела икона, перед которой она молилась... У нее оставалась семья в Советском Союзе. Однажды мы с Гала должны были отправиться в Москву, чтобы помочь ее брату Николаю, у которого возникли серьезные проблемы со зрением. Ему требовалась срочная операция, а нам никак не удавалось отправить ему деньги. Гала и мне для поездки даже выправили новые паспорта. Но в конечном итоге отправить деньги получилось, и мы не поехали.

культура: У Гала был трудный характер. Тем не менее Вы с ней, кажется, хорошо ладили?
Сабатер: У меня есть работы Дали с дарственными надписями самой Гала на русском языке. Однажды Дали решил, что мне надо выучить русский язык. И Гала стала давать мне уроки. Но сегодня у меня в голове осталось всего несколько фраз: «Как вы поживаете?», «Я люблю тебя».

культура: Гала умерла в 1982 году, а Дали — шесть с половиной лет спустя. Как он жил эти годы без нее?
Сабатер: Ужасно. Он чувствовал себя несчастнейшим человеком, совсем потерял голову, тяжело болел. У него началась депрессия, и год спустя после ее смерти Дали весил 34 килограмма.

культура: Думаете ли Вы о будущем своей коллекции?
Сабатер: Пока я не нашел ответа на этот очень трудный вопрос. Я хотел бы создать музей. Если не удастся, возможно, продам все в надежные руки.

культура: Вы готовы показать Вашу коллекцию в России?
Сабатер: Для меня это было бы великим счастьем.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть