Чистейший образец

13.10.2012

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

В Лувре открылась главная выставка парижского сезона — «Рафаэль, последние годы». На ней собраны около ста работ из 40 музеев, галерей и частных коллекций великого художника и двух его учеников и помощников — Джулио Романо и Джана Франческо Пенни.

За точку отсчета взят 1513 год. К этому времени 30-летний Рафаэль уже пять лет жил в Риме, который был центром художественной жизни ренессансной Италии. Ему щедро покровительствовали всемогущие папы — вначале Юлий II, а потом Лев Х.

Именно в это время, подчеркивает куратор экспозиции Венсан Дельеван, Рафаэль создал работы, которые оказали наибольшее влияние на европейское искусство. Это такие шедевры, как «Святое семейство с маленьким Иоанном Крестителем» («Мадонна с розой»), «Дама под покрывалом» («Донна Велата»), «Автопортрет с Джулио Романо», «Портрет Биндо Альтовити». Все они представлены в Лувре. К сожалению, в Париж не привезли «Сикстинскую Мадонну». Ей давно запрещено покидать стены Дрезденской галереи.

Принято считать, что на портрете «Донна Велата» изображена возлюбленная Рафаэля Маргерита Лути, дочь булочника из Сиены, известная как Форнарина (Булочница). С ее именем связано множество легенд. Согласно одной из них, Форнарина, которую Рафаэль выкупил у отца, была его единственной любовью. После кончины художника она ушла в монастырь, где вскоре умерла. По другой версии, Форнарина была известной римской гетерой, услугами которой пользовалась местная знать.

Так или иначе, рафаэлевская булочница, запечатленная на полотнах, вдохновляла писателей, композиторов и художников. Пикассо создал порнографическую серию офортов «Рафаэль и Форнарина»: за их любовными утехами с завистью наблюдают то римский папа, сидящий на ночном горшке, то забравшийся под кровать Микеланджело, вечный соперник Рафаэля в искусстве.

Рафаэль вызвал всеобщее восхищение не только своим гением, но и исключительным обаянием, или, как сегодня любят говорить, харизмой. У этого «князя живописцев», как его называли современники, было множество поклонников. Он обычно ходил в сопровождении свиты живописцев и тогдашней золотой молодежи.

Кроме картин, Рафаэль писал фрески в Ватикане и в римской вилле Фарнезина, создал эскизы для 10 папских гобеленов, руководил строительством Собора Святого Петра, занимался реставрацией античных памятников. Помимо Льва Х, Рафаэлю заказывали портреты римские вельможи и многочисленные друзья.

Чтобы справиться со всеми заказами, Рафаэль сформировал самую большую в Риме мастерскую, где трудились около пятидесяти художников. Мэтр руководил творческим процессом, но порой успевал только подписывать законченные полотна.

Сегодня кажется странным, что отношение к творчеству Рафаэля в течение столетий менялось во всем мире и, в частности, в России. Белинский, глядя на «Сикстинскую Мадонну», вспоминал Пушкина: «То же благородство, та же грация выражения, при той же верности и строгости очертаний. Недаром Пушкин так любил Рафаэля: он родня ему по натуре». Неслучайно Александр Сергеевич сравнивал своих возлюбленных с рафаэлевскими мадоннами — «чистейшей прелести чистейший образец».

Кабинеты Толстого и Достоевского украшали репродукции «Сикстинской Мадонны». «Федор Михайлович, — писала жена Достоевского, — выше всего в живописи ставил произведения Рафаэля». Но певцом мадонн не только восхищались. Александр Блок признавался в письме к матери: «Перед Рафаэлем я коленопреклоненно скучаю, как в полдень перед красивым видом».

А литературный герой, тургеневский Базаров, вообще презирал гения: «Рафаэль гроша медного не стоит».

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть