Бриллиантовая королева

01.06.2012

Тамара ЦЕРЕТЕЛИ

В Великобритании стартуют главные торжества по случаю 60-летия восшествия на престол Елизаветы II. Праздник породил свежий всплеск старых споров — о пользе и вреде монархии.

Она узнала, что стала наследницей британского престола в десять лет, когда ее августейший родственник, король Эдуард VIII сделал сложный выбор между троном и любовью. Хочется написать, как в учебниках: «Это изменило историю». Что, конечно, неправда: британские монархи уже давно ничего не меняют и ни на что не влияют, кроме газетных разделов светской хроники.

Тем не менее политическая роль урожденной Елизавете Александре Марии Винздор была уготована: ей предстояло стать первым британским монархом, взошедшим на престол не в условиях всемогущей империи, а постепенно заменившего ее Содружества. И роль эту — хотя и чисто декоративную — она сумела играть безупречно, беспрестанно разъезжая по бывшим колониям и сея разумное, доброе, вечное...

Надо сказать, декоративность своего существования Елизавета понимала не хуже других. И ей хватило ума не бороться с ней, но возвести в квадрат. Именно с Елизаветы началась «диснеификация» британской монархии, как нельзя лучше отвечающая чаяниям нового времени – эпохи телевидения, массмедиа, теперь уже и интернета. Свою коронацию в далеком 1953-м Елизавета разрешила показать по телевидению, предвидя роль оного. Трансляция сего священнодействия в немалой степени способствовала популяризации телевидения, и оно в полной мере отблагодарило королеву, превратив британскую монархию в сверхпопулярный — и сверхприбыльный — бренд. Позже активно использовать массмедиа в своих интересах будет невестка королевы, но, пожалуй, слишком активно, что ее и погубит...

Елизавета, точно знающая меру во всем, успешно интегрировала монархию — казалось бы, рудимент прошлого — в современный мир, при этом сохранив фирменный английский стиль. Героиня массмедиа, она никогда не давала интервью, сторонница демократического общения с подданными — во время «хождений в народ» не снимает перчаток. Этот сплав современности и консервативности, воспринимающийся как приверженность традициям, породил удивительный по своей эклектичности феномен — явление под названием «современная британская монархия».

Празднование бриллиантового юбилея королевы — лучшая демонстрация конкурентоспособности британской монархии на ниве шоу-индустрии. По размаху и помпезности праздник затмит любой спектакль Cirque du Soleil. Торжества, которые будут длиться четыре дня, объявленные в Великобритании выходными, признаны самыми пышными в новейшей истории страны. К монетизации юбилея подключились все, кому позволяет фантазия: сувениры, спецменю ресторанов и даже юбилейный виски с инкрустированным в каждый сосуд бриллиантом по 100 тысяч фунтов за бутылку. Не считая покупок, британцы готовы потратить на юбилей 800 миллионов фунтов, приняв участие в «Большом ланче» — уличных застольях, организованных самими жителями.

Что до официальных торжеств, кульминацией станет праздничная флотилия из тысячи судов, в том числе старинных, с членами королевской семьи на борту и еще 20 тысячами счастливчиков, а также несколькими оркестрами, в том числе Лондонским симфоническим. Театрализованная прогулка по Темзе под музыку всех направлений продлится 75 минут, а наблюдать за ней с берегов собираются около миллиона человек. Для тех, кто не сможет протиснуться к Темзе, по всему Лондону установят 50 телеэкранов.

На следующий день, 4 июня, перед Букингемским дворцом пройдет поп-концерт с участием Пола Маккартни, Элтона Джона, Клиффа Ричарда, Робби Уильямса и прочих заслуженных деятелей британской поп-сцены. Среди 10 тысяч зрителей будет и виновница торжества. Вечером по всему Содружеству по очереди запылают 2012 факелов — последний из них перед Букингемским дворцом зажжет сама королева.

5 июня, в последний день торжеств, в соборе Святого Павла в честь королевы отслужат благодарственный молебен, после чего в Вестминстерском дворце состоится прием. Отобедав с избранными, Елизавета II в открытом парадном экипаже и в сопровождении королевской конной гвардии отправится в Букингемский дворец. На балкон августейшая особа выйдет вместе с остальными членами королевской семьи — наблюдать за воздушным парадом. Заключительным аккордом станет салют в честь бриллиантового юбилея. А на следующий день британцев ждут трудовые будни...

По опросам британских социологов (не путать с британскими учеными), 69% жителей туманного Альбиона считают монархию благом для страны и лишь по мнению 22% — отсутствие монархического строя благоприятно скажется на Великобритании (в 1998, спустя год после гибели принцессы Дианы, противники Винздоров составляли рекордные 44%). Как бы то ни было, бриллиантовый юбилей спровоцировал в обществе очередные дебаты о необходимости содержания королевской семьи — игрушки для казны дорогой и лишенной практического смысла.

Республиканцы настаивают на том, что само существование монархического строя дискредитирует понятие «демократия». Феминистки возмущаются всеобщим умилением по поводу свадьбы «кого-то в военной форме с безработной особой», имея в виду брак принца Уильяма. В день флотилии на Темзе, пока одни будут «гордиться тем, что они англичане», другие, переняв эстафету у Москвы, собираются митинговать у Тауэрского моста, мимо которого проплывет королева. Среди плакатов: «Пора раскачать лодку», «Республика. Потому что ты этого достоин!», «9560 новых медсестер или одна королева».

Но ведь красота иногда должна быть бессмысленной. И дорогой.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть