Афганский излом

10.12.2014

Никита ГОЛОБОКОВ

25 декабря исполняется 35 лет со дня ввода советских войск в Афганистан. 
А в минувшем феврале мы отметили четверть века с момента вывода ограниченного контингента. По стечению обстоятельств, Вашингтон официально завершает свою операцию «за речкой» именно сейчас. Однако, если наше военное присутствие сопровождалось строительством заводов, транспортных узлов, жилых кварталов, школ и больниц, то американцы запомнятся возросшим в разы производством опиумного мака. Более того, перефразируя старую поговорку, сегодня вполне уместно сказать, что янки прощаются, но не уходят. 

26 октября две якобы последние базы США и Великобритании торжественно были переданы под контроль афганской армии. 13-летняя война «официально» завершается без видимых успехов, на фоне крайне негативного отношения к ней со стороны западного общественного мнения. Впрочем, и вся кампания сопровождалась перманентной критикой в адрес командования Международных сил содействия безопасности (ISAF). Особенно костерили американцев в связи с частыми случаями «дружественного огня», ракетно-бомбовыми ударами по населенным пунктам, зачистками среди мирного населения и ростом наркотрафика.  

Всего потери коалиции по данным Пентагона составили около 4000 человек, из которых собственно США потеряли 2349 человек. Западная пресса любит бравировать этими цифрами, сравнивая их с нашими. В 1979–1989 годах, напомним, в Афганистане погибли более 13 000 советских солдат и офицеров. Однако ряд экспертов утверждают, что Пентагон намеренно занижал потери, чтобы не создавать общественный ажиотаж и не нервировать новобранцев. Также в СМИ регулярно высказывались намеки на то, что США использовали союзников по коалиции и афганских силовиков как «пушечное мясо». 

Другой вопрос: не были ли вообще эти потери напрасными? Добились ли американцы заявленных целей? Известно, что за десять лет военного присутствия в Афганистане «шурави» развернули грандиозное строительство промышленных, инфраструктурных, социальных объектов. В Кабул из Союза приезжали врачи, учителя, инженеры. Афганские студенты получали образование в советских вузах. О том, что «русские понимали афганцев значительно лучше, чем американцы», не раз говорил даже экс-президент Афганистана, посаженный на эту должность Вашингтоном, Хамид Карзай. Бывший моджахед, а ныне журналист Касим Ахгар в одной из статей писал: «Я, как человек, принимавший участие в антисоветском сопротивлении, признаю, что в те времена народ жил лучше». Сейчас же, когда союзники покидают Афганистан (останется только десятитысячный контингент для поддержки коллаборационистского правительства в Кабуле), существует опасность, что гражданская война разгорится с куда большим размахом, более того, перекинется на близлежащие регионы. 

Китай, имеющий общую границу с Афганистаном, и Россия, согласно договору ОДКБ занятая в охране рубежей Таджикистана, уже выражали беспокойство относительно грядущей дестабилизации. «Мы критически относимся к работе, проделанной до сих пор силами многонациональной военной коалиции, — сетовал постпред РФ при ООН Виталий Чуркин еще в начале лета. — С нашей точки зрения, они не смогли выполнить возложенную на них задачу и покидают страну в момент, когда та находится в состоянии нестабильности. Мы надеемся, что они отчитаются перед Совбезом ООН, прежде чем свернут свое присутствие».

Опасения российской дипломатии вполне обоснованы. В октябре государства — члены Организации Договора о коллективной безопасности на рабочей встрече в Душанбе обсудили вероятные последствия эвакуации основной группировки НАТО. Вместе с возросшим, как ожидается, миграционным потоком, в Среднюю Азию из Афганистана будут проникать диверсионные отряды радикальных исламистов, считают в ОДКБ. А посему необходимо срочно продумать меры по укреплению границы и организации фильтрационных лагерей для беженцев. 

Казахстанский политолог Марат Шибутов считает, однако, что масштабы угрозы преувеличены. «Таджикистан и Афганистан разделяет естественная среда — река Пяндж, которую довольно трудно преодолеть войсковым соединениям и берег которой был укреплен еще российскими пограничниками в конце 90-х. Они там ставили минные поля, чтобы талибы не прошли на север. При этом, начиная с 2003 года, таджикские силовики вместе с ОБСЕ проводят демилитаризацию границы, в том числе разминирование. А теперь следим за руками: Душанбе говорит, мол, есть опасность из Афганистана, и в то же время делает границу более проходимой. Дела красноречивее слов, поэтому я отношусь к массированной активизации террористов довольно скептически. Будут какие-то вылазки, но, чтобы с ними справиться, хватит обычных усилий». 

Российские эксперты подобного оптимизма не разделяют. Президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский рассказал «Культуре», что вторжения на территорию Средней Азии следует ждать совсем скоро. «Уже сейчас инициатива в Афганистане полностью находится в руках исламистов. А когда в составе ISAF останется не более 10 000 человек, регион фактически будут контролировать талибы, которые насильно вытеснят узбекские, уйгурские, туркменские и прочие группы исламистов, помогающие им пока воевать против коалиции. Как следствие, основным направлением удара станет Туркменистан, который не входит в ОДКБ. Это проблема исключительно высшего туркменского руководства, не желающего защищаться коллективно, и потому его будут уничтожать в одиночку. Вторым направлением северного удара талибов будет Узбекистан, и это также следствие политики президента Каримова, который то присоединяется к ОДКБ, то выходит. Ну и, наконец, большой опасности подвергнутся также Киргизия и Таджикистан. Предполагаемое время форсированного наступления афганских исламистов на север — зима-весна 2015 года, хотя тяжелые боевые действия на территории афганского приграничья ведутся уже сегодня. Мы, конечно, делаем все возможное для организации противодействия угрозе. Однако мы не можем уговорить некоторых центрально-азиатских коллег присоединиться к ОДКБ, они должны сами захотеть этого». 

Бездействие руководства экс-республик «южного подбрюшья» СССР выглядит странно, учитывая растущую нестабильность в Афганистане. Напомним, 29 сентября в Кабуле состоялась инаугурация нового президента. Им стал выпускник Колумбийского университета Ашраф Гани Ахмадзай. Премьер-министром назначен Абдулла Абдулла. Многие эксперты выражают сомнения в способностях дуумвирата вернуть в страну спокойствие, да и вообще удержать власть. Востоковед Александр Князев, недавно побывавший «за речкой», полагает, что ситуация в регионе крайне напряжена, и дело даже не в сокращении американского контингента: «Угрозы для безопасности России, среднеазиатских стран, Ирана и Китая никак напрямую не связаны с уходом коалиции. Годы их присутствия в Афганистане отмечены только многократным, в десятки раз, ростом производства наркотиков да увеличением числа террористических отрядов. К тому же, по большому счету, никто никуда не уходит. У американцев остается сеть военных баз, довольно приличный контингент, остаются и многие натовские подразделения. 

Мне удалось пообщаться с представителем германского командования: они немного сокращают количество своих военнослужащих, сужают географические рамки присутствия, но не уходят. Здесь сейчас ждут прибытия 200 солдат и офицеров из Голландии, есть предположения, что будут наращиваться силы малых членов НАТО и стран, близких к альянсу — Грузии, Латвии, возможно Польши, Болгарии и т.п. Думаю, что для понимания ситуации важнее оценить дееспособность нового правительства и политического устройства Афганистана, создаваемого по итогам выборов. Схема предстоящего взаимодействия президента и премьер-министра до конца не ясна. Настораживает, что спустя почти три месяца после инаугурации Ахмадзая правительство так и не сформировано. Понятно, что оно не будет единой командой, работающей на общие цели и задачи. Другая проблема — высокая степень децентрализации государственного управления, кое-где просто зашкаливающая самостоятельность регионов, иногда — на грани сепаратизма. Это очень заметно, например, на севере страны. Мазари-Шариф, где я побывал, живет во многом своей жизнью, просто наблюдая за происходящим в Кабуле. В последнее время серьезно обострилась ситуация на границе с Узбекистаном, Таджикистаном и Туркменией — в провинциях Бадахшан, Тахар, Кундуз, Джаузджан, Фарьяб и Бадгис. На этих направлениях помимо локальных группировок действуют отряды иностранного происхождения, включая выходцев из России, Китая и Средней Азии, которые в какой-то момент могут быть заброшены в родные страны. Ну, и остается актуальной проблема производства и транзита наркотиков». 

Сложно не согласиться с тем, что 13-летнее пребывание США и НАТО в Афганистане лишь усугубило и без того критическую ситуацию. Завершая военную часть операции, самоустраняясь от активных действий, американцы будто бы бросают на произвол судьбы ими же открытый «ящик Пандоры». Решать проблему придется афганскому народу и его соседям. В том числе и России...

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть