Спасибо, что пока живой

17.09.2014

Юрий КОВАЛЕНКО, Париж

Французский президент Франсуа Олланд получил самый тяжелый удар за свою политическую карьеру. Его нанесли не соперники из враждебного правого лагеря и не соратники по соцпартии, а бывшая первая леди Валери Триервейлер, с которой он прожил в гражданском браке около девяти лет. Экс-возлюбленная опубликовала разоблачительный опус с ироническим названием «Спасибо за этот момент».

60-летний Олланд, который дорожит имиджем лидера, озабоченного судьбами соотечественников, мягкого и добродушного человека, предстал на страницах книги циничным и лицемерным, холодным и лживым, мелочным и малодушным, нарциссом и мегаломаном. «Президент не любит бедных, — утверждает мадам Триервейлер. — Человек левых взглядов, он называет их «беззубыми» («sans dents») и очень гордится своим юмором».

Появление скандального опуса левый еженедельник «Нувель обсерватер» назвал «историческим событием». Откровения Валери Триервейлер, по мнению журнала, — смертельный яд не только для Олланда, но и для всего правящего истеблишмента. Политики осуждают автора, открещиваются от книги, утверждают, что не намерены ее брать в руки и заниматься «вуайеризмом». Две трети французов также отрицательно относятся к разоблачениям Валери, но почти половина им верит.

«Все, что я написала, — правда», — утверждает 49-летняя журналистка «Пари матча», которая провела в кресле первой леди всего 20 месяцев. После того, как Олланд в прошлом году увлекся актрисой Жюли Гайе, Валери, по ее словам, выставили за дверь, как проштрафившуюся горничную. Можно питать или не питать к ней симпатию, констатирует философ Люк Ферри, но факт, что ее чудовищно унизили. Да и вся Франция выглядит посмешищем в глазах мира, признают парижские обозреватели.

Убийственными оказались обвинения в том, что левый президент-«гуманист» презирает неимущих. Саму Валери он называл Козеттой — по имени героини Виктора Гюго, из-за того, что она появилась на свет в бедной семье, которая еле сводила концы с концами на ежемесячную пенсию отца-инвалида. Посетив однажды дом своей избранницы, Франсуа насмешливо заметил: «Да, живут не богато».

Месть оскорбленной спутницы еще более ослабила и без того шаткие позиции президента. Его популярность рухнула до рекордно низких 13 процентов. Французы считают Олланда неспособным вывести страну из кризиса. Оппозиция требует роспуска Национального собрания и проведения досрочных выборов. Недовольство главой государства нарастает и в рядах правящей соцпартии. 

В «Спасибо за этот момент» Валери Триервейлер не только сводит счеты с бросившим ее могущественным бойфрендом. Столь же нелицеприятно она отзывается обо всей правящей верхушке. «Не надо быть экспертом, — считает она, — чтобы понять: большинство новых министров не соответствуют должному уровню. Меня удручает то, что я слышу. Я молча наблюдаю за ними и задаюсь вопросом: как тот или иной мог быть назначен министром?»

...Темпераментная и властная Валери, попав в Елисейский дворец, сначала претендовала на главные роли. Триервейлер не случайно окрестили (обыграв ее имя) «ротвейлером» и даже «тигрицей». Она во все вмешивалась, старалась влиять на президента, конфликтовала с его окружением, но переоценила свои возможности. Постепенно ее влияние сошло на нет. «Я поняла, — признает она, — что Франсуа не хочет, чтобы я участвовала в политической жизни».

Узнав о появлении молодой соперницы, Валери попыталась прямо в Елисейском дворце свести счеты с жизнью. Ее пришлось госпитализировать. Когда же она рассталась с президентом, тот якобы принялся забрасывать ее эсэмэсками — до трех десятков в день. «Он говорит, что я ему нужна, приглашает вместе поужинать, говорит, что хочет меня вернуть любой ценой, — вспоминает Валери. — ...Уверяет меня в своей любви. Пишет, что я для него вся жизнь... Но можно ли ему верить?» Тем более, что в эти же дни Олланд продолжал встречаться с Жюли Гайе. Желтая пресса предсказывает их скорое бракосочетание. 

Франсуа Олланд крайне болезненно отнесся к книге, особенно к обвинениям в том, что он не любит бедных: «Это ложь, которая меня ранит. Вы думаете, я забыл свои корни?» Один из его дедов был портным, а другой — учителем, выходцем из бедной крестьянской семьи. И в помощи простым смертным президент видит raison d’être — смысл существования. Как бы там ни было, французы, не имеющие денег на дантистов, сразу создали «Ассоциацию беззубых», которая провела манифестацию у Елисейского дворца. 

«Клевета» коварной журналистки не заставит Олланда, по его словам, покинуть корабль, попавший в грозную бурю. Он признает: слышны раскаты грома, но надо любой ценой избежать двух гибельных сценариев, вынуждающих распустить парламент. Первый — паралич страны, который может возникнуть в результате всеобщей забастовки или массовых манифестаций типа студенческих волнений в мае 1968 года. Второй — раскол в правящей соцпартии, утрата ею большинства в Национальном собрании, что приведет к невозможности управлять страной и блокированию государственных институтов. Олланд обещает твердо держать штурвал в руках.

Меж тем первый тираж опуса Валери Триервейлер в 200 000 экземпляров разошелся мгновенно. Не менее стремительно раскупают и дополнительный, 270-тысячный тираж. Бестселлер сделает журналистку миллионершей. По всей видимости, она еще приумножит капитал после того, как Голливуд приобретет права на экранизацию. 

Кстати, такого откровенного памфлета в истории Пятой республики еще не было. Подобная литература имела широкое хождение в эпоху, которую иногда называют «галантным веком». Так, министр иностранных дел Людовика XV герцог Этьен Франсуа де Шуазёль сочинял пасквили о сексуальных передрягах своего короля. Описания интимных проблем Людовика XVI и бесчисленных измен его супруги Марии-Антуанетты, несомненно, послужили дискредитации монархии и зарождению народного бунта...  

Некоторые книжные магазины отказались продавать «Спасибо за этот момент» — «по моральным соображениям», чтобы не потакать «низменным вкусам». Однако книга, безусловно, отодвинула на задний план остальные 600 с лишним новинок, которые вышли в свет нынешней осенью — в начале литературного сезона. 

Всю операцию издательство Les Arènes держало в секрете. Валери набирала книгу на компьютере, отключенном от интернета. Бестселлер готовили к изданию два-три человека. Один из редакторов настоял на том, чтобы слегка подправить имидж президента. Пришлось дописать несколько пассажей о страсти, вспыхнувшей между Валери и Франсуа, и даже трогательно поведать о первом поцелуе в Лиможе. Кроме того, во избежание судебных процессов издательство сняло резкие выпады в адрес первой гражданской жены Олланда, нынешнего министра экологии Сеголен Руаяль, матери его четырех детей. Тираж потихоньку отпечатали в Германии. Даже Елисейский дворец узнал о книге лишь накануне выхода. Такой прокол спецслужб вызывает удивление.

Существует и конспирологическая версия, согласно которой публикация была срежиссирована двумя заклятыми недругами Олланда — его предшественником Николя Саркози и немецким канцлером Ангелой Меркель. Оба они по разным причинам терпеть не могут нынешнего главу Франции.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть