Эгей, на острове!

06.06.2014

Вадим БОНДАРЬ

14 июня все радужно-прогрессивное человечество отмечает знаковое для него событие — десятилетие провозглашения на островах Кораллового моря королевства геев и лесбиянок.

В 2004 году группа активистов австралийского происхождения из числа лиц отклоняющегося полового поведения и цветных моральных устоев, возмутившись решением местного парламента о запрете однополых браков, решилась на отчаянный шаг. Проплыв шесть часов по глади Кораллового моря, она причалила к торчащему на поверхности куску скалы, именуемому островом Кэйто. На этом непригодном для обитания, а потому безлюдном участке суши уязвленные в высоких чувствах протестанты решили основать собственное государство — Королевство геев и лесбиянок. Тут же нашелся отвечающий всем необходимым формальностям правитель. Некто Дейл Паркер Андерсон, вошедший в мало кому известную историю под именем Дейла Первого. Биографы возникшего из ниоткуда монарха утверждают, что его бабушка — царских кровей, а сам он является потомком английского короля Эдуарда Второго Карнарвонского, правившего в начале XIV века. Кстати, тоже гея. 

Новые монархисты на голубом (и розовом) глазу потребовали от Австралии дипломатического признания. Запросили на государственно-юридическом уровне всяческих послаблений и вольностей по отношению к своим фантазиям. Не добившись ни того, ни другого, в сентябре того же года возмущенные педерасты объявили Австралии войну. Но вскоре заботы так и не открывшегося фронта им, по-видимому, наскучили, и цветок войны увял. Император со товарищи, однако, не отчаялись и нашли себе вполне доходное и креативное дело, наладив выпуск почтовых марок соответствующей символики. Говорят, в широких слоях родственных западных сообществ и у филателистов марки имели большой успех. 

Вдохновленные экономическими успехами, подданные цветного королевства утвердили в качестве денежной единицы евро. Но вскоре сменили его на местный, гомосексуальный, доллар. Учредили свой сайт. Все это они, разумеется, делали, вернувшись в цивилизованную Австралию, поскольку на Райских островах нет никаких условий для жизни. 

Со временем ажиотаж вокруг оригинального проекта утих. В редких публикациях на эту тему красной нитью проходит вполне безобидная мысль: мол, наигрались ребята и увлеклись чем-то другим. Ведь сексуальные меньшинства — это люди-праздники. И все, что они делают, — просто оттенки разноцветно-прекрасной, толерантной жизни. Но это далеко не так.

Достаточно вспомнить, что среди представителей «голубого сообщества» в массовом порядке представлены люди, отличавшиеся не просто редкой, а маниакальной жестокостью. От римских императоров, все пороки которых с блеском описаны Гаем Светонием Транквиллом в «Жизни двенадцати цезарей», и кровожадных спартанцев до таких одиозных исторических фигур, как нарком Ежов. Похожая история и у «цветных» дам. И здесь корни явления уходят в незапамятные времена греческой мифологии, романтизирующей племена женщин-воительниц, живших с мужчинами лишь два месяца в году. И то — только для продолжения женского рода, поскольку родившихся мальчиков они убивали или отдавали отцам. Все остальное время мужественные героини находили утешение друг в друге. Из более поздней истории — кожаные валькирии революции. Помните, как в булгаковском «Собачьем сердце» профессор Преображенский спрашивает у Вяземской: «Вы мужчина или женщина?» На что Швондер резонно отвечает: «Какая разница, товарищ?» 

Сегодня представители цветного сообщества более чем обильно представлены в самых разных мировых влиятельных структурах — от Бильдербергского клуба, который называют не иначе как мировым правительством, до Европарламента. Но стал ли мир от этого добрее, светлее, праздничнее? Совсем нет. 

Игры в гей-королевство — на самом деле вовсе не игры. Это яркий пример того, как продвигается диктатура. Что-то отторгаемое и не признаваемое обществом ввиду своей порочности и вредности тайно живет и множится, вербуя все новых сторонников. Затем, окрепнув, начинает открыто заявлять о себе. Сначала в виде «безобидных» гей-парадов и однополых Олимпийских игр, зародившихся в американском Сан-Франциско и проводящихся с 1982 года, а затем и в виде акций-претензий, каковой было создание прототипа цветной империи. Наконец, на третьем этапе это нечто начинает поход по отвоевыванию себе жизненного пространства, покорению несогласных и установлению своей диктатуры. 

Прототип гей-империи совсем не засох. Он материализуется. 22 октября 2013 года законодательной ассамблеей Австралийской столичной территории принят закон, разрешающий однополые союзы. Намерение поддержать столицу высказывают и другие австралийские регионы. В настоящий момент однополые браки разрешены уже в 15 государствах, в том числе Нидерландах, Франции, странах Скандинавии, Бразилии и Новой Зеландии. В США, Мексике и Великобритании браки между лицами одного пола разрешены на региональном уровне. Диктат цветной толерантности стучится и в наши двери. 

И это совсем не игры. Не бунт извращенной похоти. Это глубокая братско-масонская связь членов сообщества. Они всячески защищают и прикрывают своих. Среди них сильны международные связи. Однополая любовь самым тесным образом сообщается с растлением несовершеннолетних, поскольку вовлечение в «братство» начинается с младых ногтей, а не в зрелом возрасте. 

Западный проект в своем продвижении на восток использует цветное сообщество как одно из средств достижения успеха. Если раньше это было католичество и меч, то сейчас — «общечеловеческие ценности» и «толерантность», составными частями чего и являются все цвета радуги. Именно поэтому мировое правозащитное сообщество, кормящееся и получающее целеустановки из одного источника и центра, так бурно реагирует на запрет в России очередного гей-парада или закон о запрете гей-пропаганды и совсем не реагирует на кровавые преступления киевской хунты.

Распечатать

Поделиться

Назад в раздел
Оставить свой комментарий
Вы действительно хотите удалить комментарий? Ваш комментарий удален Ошибка, попробуйте позже
Закрыть
Закрыть